Закладки

Рубеж атаки читать онлайн

рейда к верфям кваргов я почему-то верю, что эта затея не окажется пустышкой. Вот только экипаж вам потребуется тренировать с нуля. Видел я в записи, как вы маневрировали на орбите Барнарда-3. За такой пилотаж любой флотский инструктор мгновенно выпер бы курсанта из училища куда подальше.

Я вспомнил свой полет на десантном боте кваргов во время спасательной операции на Каптэйне и улыбнулся. Пилот из меня действительно вышел весьма посредственный.

– Зря улыбаетесь, господин Лавров, – заметил министр, – кроме вас этим кораблем никто управлять не сможет, а вы это делаете хоть и весьма изобретательно, но технически чрезвычайно топорно, что не удивляет, если посмотреть на вашу форму цвета хаки.

– Я знаю, господин министр, именно поэтому я и прошу вас дать зеленый свет моему проекту. Мне еще нужно будет время, чтобы освоиться с новым кораблем и несвойственными мне функциями.

– А куда я денусь, господин Лавров? В указе президента четко сказано, что ваши заявки должны обрабатываться в приоритетном режиме, но от себя я все же добавлю, что и без этого указа был бы готов сделать все возможное для быстрейшего ввода в строй Титана. Мне представляется, что без этого корабля у нас вообще не будет шансов.

– Господин министр, а что с боезапасом к главному калибру? В артпогребах линкора на конец боя оставалась едва четверть боекомплекта.

– А вот тут вынужден вас огорчить, господин Лавров, – развел руками министр, – наша промышленность не может изготовить такие снаряды, по крайней мере, в разумные сроки. Чужие технологии не так просто воссоздать. К тому же начинка снарядов завязана на систему управления огнем, так что, увы.

– Ну что ж, господин министр, тогда придется моим инженерам внести еще кое-какие изменения в проект. Когда верфь сможет возобновить работы?

– Через три-четыре дня.

– К этому моменту изменения будут готовы.





* * *


Вызов начальника академии Генерального штаба генерала армии О’Салливана оказался для меня полной неожиданностью. Последнее время занятия в академии сильно меня напрягали. На самом деле, я знал практически все, чему там учили, ну, может быть, за исключением специфических деталей, характерных только для земной цивилизации, а так, общие законы войны одинаковы везде, так что я просто терял время, столь необходимое мне сейчас для решения действительно важных задач.

– Заходите капитан, присаживайтесь, – махнув рукой на мою попытку доклада, произнес генерал, чем сильно меня удивил. Я молча сел за стол и в ожидании посмотрел на О’Салливана.

– Есть мнение, капитан, – неторопливо произнес начальник академии, – что столь занятому на высоком государственном посту офицеру, как вы, необходимо дать возможность закончить академию Генштаба досрочно. Не могу сказать, что я полностью разделяю это мнение, но учитывая обстоятельства… В общем, капитан, мной принято решение принять у вас выпускной экзамен экстерном.

– Благодарю за доверие, господин генерал армии, – ответил я вставая.

– Сидите, капитан, я еще не закончил. Так вот, ваши боевые операции, проведенные в период обучения в академии, решено зачесть за сдачу практической части выпускного экзамена. Против этого решения никто не возражал, учитывая их боевую эффективность, однако ваши теоретические знания нуждаются в проверке. Сколько времени вам нужно для подготовки к сдаче экзамена?

– Сутки, господин генерал армии.

– Э… капитан, вы не переоцениваете свои силы? Экзамен будет проводиться без всяких послаблений, это я вам обещаю.

– Суток будет достаточно, господин начальник училища. Я много занимался самостоятельно, так что теперь мне нужно лишь окончательно систематизировать мои знания.

– Ну что ж, в таком случае, послезавтра в девять часов вам надлежит прибыть в академию для сдачи выпускного экзамена. Вы свободны, капитан.





* * *


Наверное, меня посетила очередная насмешка судьбы. На экзамене мне достался вопрос «управление десантным корпусом в оборонительном бою в условиях превосходства противника на земле и в воздухе и нестабильной ситуации на низких орбитах планеты». На нормальном языке это означало, что противник наступает, его атмосферная авиация подавила наши воздушные силы, а на низких орбитах идет бой за господство над планетой, и ни та, ни другая сторона не могут отвлечься для поддержки своих наземных сил. Где-то я это уже видел, только противником тогда были жабы, а не кварги, но это мало что меняет.

Сражение я разложил по полочкам. Боевое моделирование в данном случае проводилось коротенькими кусочками, от решения к решению, ведь экзамен был теоретическим. Зато каждое свое действие и действие противника требовалось детальнейшим образом мотивировать и указывать все плюсы и минусы тех или иных вариантов. Мы бодались с экзаменаторами около трех часов. Десантный корпус – мощная сила, и если его не раскатать с орбиты, может дать отпор достаточно сильному врагу. В мою задачу входило удержание плацдарма до подхода из космоса дополнительных сил нашего флота, которые обеспечат захват низких орбит со всеми вытекающими последствиями.

Задача сложная, но типовая. В прошлой жизни я решал подобные уже не раз, поэтому решения я принимал достаточно быстро. В таких условиях главное обеспечить своим войскам устойчивость к воздушным атакам противника. Не имея собственной атмосферной авиации сделать это непросто, но вполне возможно. Для этого и даны боевым роботам зенитные ракеты и скорострельные пушки, и если у легких Варанов ракет всего по две штуки в ранцевых пусковых установках, то тяжелые Бизоны имеют их солидный запас. Здесь важно не давать противнику выбивать мои средства противовоздушной обороны огнем с земли, постоянно меняя позиции роботов и не давая противнику пристреляться по ним чем-нибудь тяжелым, и тогда вражеской атмосферной авиации приходится очень невесело.

Я отправил на передний край легких роботов и пехотинцев в броне, а весьма эффективных в борьбе с самолетами Бизонов отвел вглубь обороны. Сравнительно легкие Вараны, конечно, не слишком устойчивы в бою с тяжелыми машинами врага, но противотанковые ракеты у них злые и в мобильной обороне они вполне могут сдерживать вражеские атаки. Вот интересно, танки здесь я видел только в музеях, в действующей армии встречались самоходные артиллерийские установки, и не более, а ракеты все равно назывались противотанковыми, наверное, исторически. Вообще, странно, что здесь танки вымерли, как мамонты. В моей прошлой жизни эти грозные боевые машины вовсю использовались и нами, и жабами. Тяжелый танк прорыва очень неплох в планетарном бою, хоть и несколько прямолинеен в плане тактики применения. А здесь вот не прижились…

Мои оппоненты пытались прогрызть оборону вверенного мне корпуса разными средствами, но болт с левой резьбой на каждую хитрую попытку всегда исправно находился. Я не пытался изобретать какие-то невиданные велосипеды о пяти колесах и семи педалях. Просто необходимости не было. Корпус стоял и отбивался, маневрируя огнем и подвижными резервами. Пожалуй, единственное, что я взял не из тактических наставлений, а из своего генеральского опыта, это создание смешанной мобильной группы ПВО в составе десятка Бизонов и тридцати Варанов, нещадно выдернутых из взводов и рот, оставшихся в итоге без роботов и отправленных в тактический резерв. Эта группа обладала просто феноменальной подвижностью, а прямо в ее боевых порядках двигались транспортно-заряжающие машины. Такое построение в обычном бою крайне уязвимо, но в моем случае группа не лезла в огневой контакт с наземными войсками противника, а действовала на контролируемой моим корпусом территории, и главной ее задачей являлся быстрый маневр средствами противовоздушной обороны. Эти мои роботы попили много крови атмосферной авиации условного противника, и вставшие было на дыбы экзаменаторы, к концу сражения только досадливо морщились, глядя на цифры потерь своих самолетов в очередной бесплодной попытке подавить ПВО плацдарма.

В общем корпус мой устоял, и даже, как заметил по итогам экзамена О’Салливан, не потерял ударной силы и смог оказать помощь высадившемуся подкреплению в развитии наступления.

На следующий день мне торжественно вручили диплом об окончании академии Генерального штаба вместе с майорскими погонами. Так положено, окончил академию генштаба – получи следующее звание. Вот и стал я старшим офицером, в самом младшем звании этой категории, то есть попрощался с кучей маленьких звездочек и получил взамен одну среднюю.





* * *


– Откуда он вообще взялся? – задал вопрос сэр Пол Крофтон, самый молодой из группы джентльменов, удобно расположившихся в мягких креслах в обставленной старинной мебелью библиотеке фамильного поместья лорда Бэдера, – Еще год назад о нем никто не слышал.

– В том-то все и дело, что ниоткуда, – задумчиво ответил сэр Джон Пауэлл, еще один гость лорда, – он появился как бы из ничего, на абсолютно пустом месте, поэтому мы и обратили на него внимание так поздно.

– То есть для его продвижения наверх не имелось никаких предпосылок?

– Этого в принципе не должно было произойти. Даже очень талантливый человек не способен сделать то, что сотворил этот Лавров, а он ведь никогда не проявлял никаких особых талантов, но потом, в возрасте четырнадцати лет, он заболел астероидной горячкой. С этого момента Лаврова уже фактически вычеркнули из жизни, ведь всем было известно, что при таком диагнозе не выздоравливают. Поначалу все шло, как обычно. Болезнь прогрессировала, для ее сдерживания требовалась все более интенсивная терапия. После очередной процедуры он впал в кому, и с высокой вероятностью мог из нее уже не выйти. Но… Лавров очнулся. Наши люди аккуратно опросили медсестру, ухаживавшую за ним в больнице на Титане. Пациент внезапно почувствовал себя лучше, намного лучше, что нехарактерно для типичного течения астероидной горячки на средней и поздней стадии. Лавров попросил планшет и доступ к сети, сославшись на то, что хочет перед смертью закончить какие-то свои дела.

– Ну, пока ничего сверхъестественного я не вижу, – заметил лорд Бэдер, слегка качнув седой головой, – мало ли почему болезнь на время отступила.

– Все необычное начнется дальше, – ответил Пауэлл, – Лавров начал работать с интенсивностью, доступной далеко не всем абсолютно здоровым людям. Такой режим должен был сжечь его силы буквально за час-полтора, но, по словам медсестры, пациент на глазах становился все бодрее и работоспособнее,


Книга Рубеж атаки: отзывы читателей