Закладки

Рубеж атаки читать онлайн

поскольку сделано напрямую, минуя непосредственное начальство, но существенным такое нарушение не назовешь, это не более чем нарушение субординации. Заключение договоров без конкурса? Ну да, это нарушение, но проверка злоупотреблений не выявила, а значит, максимальное взыскание это просто постановка на вид недопустимости подобных действий в дальнейшем. Ну и результат операции явно не предполагает…

– Результат я помню, отчеты смотрел более чем внимательно. Капитан-десантник с минимальными людскими потерями разменял восемь транспортных кораблей и три десятка истребителей на восемь почти достроенных линкоров класса Титан, и это при том, что нашим адмиралам не удалось уничтожить даже один такой корабль ценой потери всего четвертого флота. Нет, Игнат, я не собираюсь наказывать Лаврова за эту самодеятельность, я просто думаю, что нам с ним делать дальше. Он не вписывается в истеблишмент Федерации, его методы необычны, а стремление к цели граничит с фанатизмом. Вот только цель его не деньги, не карьера, не власть даже, а наша победа, и чем дольше я смотрю на его поступки, тем сильнее мне кажется, что он единственный человек во всей Федерации, кто знает к ней верную дорогу.





* * *


Вызов к начальству не заставил себя ждать. Бронштейн выдернул меня к себе сразу, как только я появился в здании министерства. Выслушав мой доклад, но указал мне на кресло за столом для совещаний.

– Поздравляю, капитан, вы справились, – одобрительно произнес адмирал, – Признаться, я опасался, что у вас ничего не выйдет, однако вы вернулись, и, как и обещали, вместе с моей головной болью.

– Я что-то опять сделал не так, господин министр? – изобразил я удивление.

– Ну, сказать, что уничтожить восемь из десяти целей теми средствами, что имелись в вашем распоряжении, это «не так», мне наглости, наверное, не хватит, – усмехнулся Бронштейн, – но вот последствия этого вашего рейда меня затронули самым непосредственным образом. Ознакомьтесь, капитан, вас это тоже касается, – мой планшет издал вибрационный сигнал, приняв файл.

Сброшенный мне Бронштейном документ оказался копией указа президента Тобольского, и касался он структурной реорганизации в министерстве обороны. С сегодняшнего дня комиссия по новой технике и вооружениям прекращала свое существование и выделялась в отдельный департамент с аналогичным названием, все еще формально входящий в минобороны, но действующий фактически автономно. Например, бюджет у нового подразделения формировался обособленно, а его размер устанавливался лично президентом. Боевые испытания нового оружия глава департамента, то есть я, капитан Лавров, все еще должен был согласовывать с министром обороны, что логично, но вот отношения с другими министерствами и ведомствами я теперь мог совершенно официально строить напрямую, не оглядываясь на Бронштейна, а эти самые министерства и ведомства президент обязал выполнять мои заявки, как приоритетные.

– Да уж, господин министр, это неожиданно, – я действительно оказался не вполне готов к такому повороту, хотя, конечно, мог его только приветствовать.

– Для кого как, – усмехнулся Бронштейн, – как только я получил отчет о вашей операции, подумал даже, не пора ли мне вещички собирать и кабинет освобождать.

– Ну, это вряд ли, господин министр, – я улыбнулся, – для того, чтобы занять такой пост, мало быть хорошим парнем, нужно стать политической Фигурой, с большой буквы эф, а я пока ни разу не политик, как вы сами мне говорили, и я с этим полностью согласен.

– Значит так, капитан, – перешел Бронштейн к практически вопросам, – департамент ваш организуется на базе бывшей комиссии минобороны и Федеральной Корпорации Перспективных Вооружений. Вы и так возглавляли и то, и другое, но теперь мы устраним эту странную систему управления и объединим обе структуры в одну. Тянуть время, как я успел убедиться, вы не склонны, так что завтра жду от вас детальный план озвученной мной реорганизации. А вот это вам на десерт, в качестве дополнительного стимула поторопиться, – Бронштейн ухмыльнулся уголком рта, и мой планшет вновь подал сигнал о принятом файле.

Да, Бронштейн знал, чем добить меня окончательно. Файл содержал копию приложения к уже прочтенному мной указу, которое устанавливало размер годового бюджета нового департамента. Увиденная мной сумма меня шокировала. Президент выделил в мое распоряжение пять процентов всего бюджета министерства обороны.

– Я хочу дать вам небольшой совет, капитан, – внимательно глядя на меня произнес Бронштейн, – с сегодняшнего дня вы фактически вошли в состав правящей элиты Федерации, пока на десятых ролях, но вошли. На мой взгляд, вы к этому совершенно не готовы. Будьте осторожны. Мне нравится ваша честность и желание идти прямыми путями, но здесь это могут не оценить или неправильно понять, а заводить себе влиятельных врагов – не самая лучшая идея для начинающего политика.





* * *


– Да, Игорь, это действительно новый уровень возможностей, – Профессор Штейн оторвался от чтения указа президента, который я переслал ему вместе с приложением, – но успеем ли мы этими возможностями воспользоваться?

– Те линкоры, что мы уничтожили, были почти готовы, а уничтожили мы не все. Через месяц кварги достроят оставшиеся, а через два они соберут флот вторжения и нанесут удар.

– За два месяца мы точно не сможем создать и довести до возможности боевого применения ничего нового, что могло бы противостоять такой мощи, – задумчиво покачал головой профессор.

– А мы и не будем пока ничего нового создавать. Чем загрузить научно-инженерную группу у меня есть, они еще стонать будут от ужаса, когда я им задачу поставлю, – я плотоядно усмехнулся, – а все немалые средства, которые попали к нам в руки, мы направим на выпуск уже созданного и испытанного нами оружия – дрон-торпед, абордажных роботов и беспилотных истребителей, управляемых из командирских машин.

– Но, Игорь, – удивился профессор, – этим должна заниматься военная промышленность по заказу министерства обороны. Эти образцы уже приняты на вооружение, и теперь их серийный выпуск относится не к нашей компетенции.

– Они не успеют, Иван Герхардович. Наше министерство обороны крайне инертная штука. Сейчас все напуганы предстоящим ударом кваргов, и Бронштейн требует от промышленности выпуска максимального количества кораблей и различной военной техники. Помните, как мне пришлось зубами выгрызать у министра Зверева место в доках для наших транспортов? В общем, на налаживание выпуска новой техники у них просто не будет ни времени, ни возможности.

– Но как ты будешь объяснять эти действия тому же Бронштейну?

– А никак не буду, вы же видели мои полномочия. Сделаю все, как считаю нужным, и поставлю перед фактом, когда все уже будет готово. Уведомительный порядок, однако.





* * *


Адмирал флота Нельсон ответил на мой вызов сразу.

– Рад вас видеть, Игорь, – первым произнес он, не дожидаясь моего доклада, – без званий, как обычно.

– Взаимно, господин Нельсон, – улыбнулся я в ответ, – я, как всегда, пришел просить помощи и содействия.

– Э… Игорь, если вам опять нужны войсковые транспорты, я бы советовал обратиться к генерал-полковнику Князеву. Вы ему, правда, еще предыдущие десять не вернули, о чем он мне уже успел несколько раз напомнить. Пришлось взамен вытрясти для него из адмиралтейства двенадцать транспортов последней модели, с вашими, кстати, станциями РЭБ и сканерами, так вот, он как раз интересуется, не нужны ли вам еще корабли?

– Нужны, господин Нельсон, вернее, нужен. Только, боюсь, это не войсковой транспорт.

– Интересно. И что же вам требуется теперь?

– Титан, господин адмирал флота.

– Гхм… Что? – поперхнулся адмирал.

– Трофейный флагман кваргов Титан, – повторил я, – насколько я знаю, он до сих пор числится в составе пятого ударного флота.

– Ну да, числится, – немного отошел от удивления Нельсон, – вот только наши кораблестроители говорят, что раньше, чем через год-полтора они не смогут вернуть ему боеспособность. Что-то не ладится у них с переводом корабля на наши системы управления.

– Да, господин Нельсон, это так. Вот только враг ударит не через полтора года, а через пару месяцев, ну, может, через три, а сил для его встречи у нас будет явно недостаточно.

– И что вы предлагаете… как, кстати, ваша должность теперь называется, Игорь?

– Начальник департамента министерства обороны по новой технике и вооружениям.

– Я, наверное, сплю, капитан Лавров, – усмехнулся Нельсон, – Вы в курсе, что по штату такую позицию должен занимать генерал-полковник или адмирал?

– Мне уже говорили, господи Нельсон, но я стараюсь об этом не думать.

– Так зачем вам линкор кваргов, господин начальник департамента минобороны?

– Я хочу, чтобы Титан принял участие в предстоящем сражении в составе пятого ударного флота.

Адмирал весь подобрался, и глаза его сузились, как у тигра перед прыжком.

– И как вы хотите заставить наши верфи закончить работы в течение двух месяцев, если они даже не знают пока, как подойти к замене систем управления?

– А я не буду заставлять их делать это. Мало того, я потребую от них срочно провести совсем другие работы.

– И как экипаж будет управлять кораблем?

– Точно так же, как и в сражении за Барнард-3, господин адмирал флота, я сам поведу Титан в бой.

Нельсон посмотрел на меня долгим внимательным взглядом и хищно улыбнулся.

– Капитан Лавров, а вы в курсе, что мой приказ времен сражения в системе звезды Барнарда до сих пор никто не отменил? Вы по-прежнему числитесь командиром Титана.





* * *


Министр военной промышленности Зверев внимательно вчитывался в мое официальное письмо, которое я решил доставить ему лично, а я терпеливо ждал. Наконец, Зверев поднял глаза от планшета и посмотрел на меня.

– Смело, господин Лавров, очень смело. Во всех смыслах смело. Корабль действительно уже стоит в доке, и выделять новые мощности на его модернизацию не потребуется. Вот только неделю назад мы свернули все работы и перевели специалистов в другие места. Как только стало окончательно ясно, что быстро ввести в строй Титан невозможно, ремонт решено было остановить.

– Это решение необратимо?

– И не такое отменяли, – усмехнулся министр, – но потребуется время. После вашего


Книга Рубеж атаки: отзывы читателей