» » » Интервью для Мери Сью. Раздразнить дракона
Закладки

Интервью для Мери Сью. Раздразнить дракона читать онлайн

не успела.

Дракон же, видя, что его «обуза» вставать пока не собирается, сгрузил поклажу на землю и сам присел, вытянув ноги.

Ровно в этот момент с моего языка и сорвалось:

— Слушай, Брок, а там, под елкой, что это было? Ты сначала выглядел таким… — я замялась, подбирая точное слово. «Чудаковато» прозвучало бы обидно, а потому я охарактеризовала его исключительно по-девичьи: — милым….

Закрепляя эффект, похлопала ресничками и смущенно улыбнулась.

Дракон вздохнул.

— Просто я притворялся, Лекса, — мое имя в его устах прозвучало как-то непривычно. Холодно. Отстраненно. — С вами, людьми, обман всегда срабатывает. Вы отчего-то не желаете верить правде. Впрочем, и говорить оную — тоже. Оттого-то и подумал, что если притворюсь безобидным чудаком, то будет проще договориться. Но не вышло.

— Если бы до этого не видела тебя в шкуре и с крыльями, то могло бы и сработать, — чуть льстиво заверила я его.

Как ни странно, но внутренне вздохнула с облегчением. Отменный актерский талант у попутчика все же лучше, чем раздвоение личности.

— А ты… — начала было я, но Брок оборвал меня:

— Слушай, сиди уже, отдыхай и не лей мне в уши свои вопросы, — в сердцах выдохнул дракон.

Я поняла: если хочу услышать ответ на следующий свой вопрос, то, как ни странно, надо действительно заткнуться и переждать. Этим я и занялась.

Солнце припекало, марево спускалось на лес, и тут я почувствовала, как над моей головой проплывает не просто большая, а здоровенная туча. От ее тени стало даже не по себе.

Задрала голову и ахнула, не в силах сдержать удивления.

Над нашими головами высоко, среди самых легких перистых и кружевных, как молочная пенка облаков, проплывала армада. Более точного слова не смогла бы подобрать.

Не туча, потому что таких плотных, с прожилками черни на своем сером теле туч, пусть и грозовых, не бывает. Не пузо здоровенного линкора из верхних слоев атмосферы, который что-то забыл на грешной земле, ибо слишком рваны были его края, да и само брюхо напоминало перевернутый горный пик.

Вырванный кусок земли — пришло на ум самое точное сравнение. И этот парящий меж летних облаков остров накрывал своей тенью вершины леса, загораживал палящее солнце, что вызолотило своими лучами все окрест, даже под плотной листвою дубовых крон. В бездонной сини неба плывущий над нашими головами горный хребет показался мне страшным до жути. Он чуть качнулся в вышине и стал снижаться, на глазах увеличиваясь в размерах. Я сразу уверилась, что вот сейчас он непременно грохнется. И прямо на меня.

Что бы сделала любая до смерти испуганная девушка в моем положении? Наверняка укрылась бы от бед за единственным на всю округу широким мужским плечом. В смысле села бы обладателю оных плеч на шею. И пусть уже этот сильный и отважный разбирается с проблемой.

Но то ли я была не совсем адекватная, то ли дракон доверия у меня не вызывал… А может, всему виной была моя профессия, в которой легкие и быстрые ноги, умеющие шустро удирать, ценятся так же высоко, как и легкий слог.

Я резво вскочила, пулей подлетела к своему узлу, лихорадочно сграбастала его и, пискнув недоуменному Броку: «Беги!», припустила прочь.

Неслась не разбирая дороги, лишь изредка задирая голову, чтобы убедиться: эта громадина все ещё над моей головой. Тем неожиданнее оказалось столкновение. Я на полном ходу влетела во что-то твердое. От удара грудь обожгло болью — столь твердокаменной показалась преграда. А потом крепкие руки с силой стиснули меня в кольцо.

Передо мной стоял Брок. Холодным, чуть заинтересованным голосом с толикой ленцы он просил:

— Ну что, отдохнула? Раз так резво понеслась прочь.

Не сам вопрос, а та интонация, которой он был задан, оказала на меня действие почище ледяного водопада. Я как-то враз вспомнила, кто я, где … В общем, удирательный запал схлынул, оставив лишь страх.

Я задрала голову и, указывая взглядом на небо, выдавила из себя:

— Там…

— Ты что, никогда парящей твердыни не видела? — вот сейчас в голосе Брока было столько удивления — хоть половником черпай.

Я нашла в себе силы лишь замотать головой. Зато ящер отчего-то с облегчением выдохнул. И даже соизволил пояснить, почему:

— А я подумал, что ты решила удрать от меня. Рассудила, что с кровожадным драконом, врагом рода людского, не стоит надеяться на прочность клятвы, пусть та и скреплена небесами и…

Он говорил отрывисто, жестко усмехаясь, и все никак не отпускал меня.

— Я просто жить хотела, и не знала, что эти ваши твердыни только парят и не падают…

Последняя, к слову, действительно опустилась ещё ниже и, едва не пощекотав брюхом макушки столетних сосен, снова начала неспешно подниматься.

Дракон, препарируя меня взглядом, медленно, с расстановкой произнес:

— О парящих твердынях знают даже младенцы. Каждая вторая колыбельная об островах, что легче облаков. А ты говоришь, что в первый раз видишь… Кто ты такая? Ты вчера походя впитала в себя магию охранного контура, над которой трудились три сильных мага, чтобы заклинание сумело меня удержать. Ты говоришь странно. А сейчас вот утверждаешь, что не знаешь самых простых вещей. Кто ты?

Он задал последний вопрос так, что я захотела ответить помимо воли. Будто какая-то неведомая сила давила на плечи и шептала в уши: склонись, подчинись, прими его власть. Но только дураки и мудрецы не слушают сторонних советов.

Увы, я была из их числа и надеялась, что все же отношусь не к категории тех, кому всегда везет, а к просветленным знаниями. Помимо этого я толком не представляла, что ему сказать: проблеять про техногенный мир и свою кончину? Про то, что у меня на шее змея свернулась в металлическое кольцо? Про мертвых обозников и разбойников?

Мыслей было много, но слова застряли в горле.

Я сглотнула, ощущая, как рука дракона схватила мои волосы, заставляя запрокинуть голову и посмотреть ему прямо в глаза.

— Мне повторить вопрос?

Он крепко держал, а мне захотелось завыть от бессилия. Я шумно втянула воздух. Так, главное — не паниковать. Только не паниковать!

Нужно найти те слова, которые бы его успокоили. Один неверный взгляд, вздох, положение рук, и Брок сорвется. Я медлила, составляя единственную нужную фразу, но дракон, похоже, речам предпочитал действие. Или решил, что я выбрала упрямое молчание, и решил заставить говорить иным способом?

Он притянул меня еще ближе. Настолько, что мы делили уже один воздух на двоих.

— Скажи, чего ты боишься больше всего? — Брок заглянул в мои глаза, словно ища ответ.

Я непроизвольно попыталась отстраниться, и это выдало меня с головой.

Нет людей, которые не боятся ничего. Есть те, кто умеет прятать свои страхи глубоко и далеко, посыпая песком времени, скрывая барханами, пряча в этих дюнах свои тайны, что бы их не сумел в повседневной суете найти даже сам хозяин. Но страхи живы до последнего удара сердца их носителя. А иногда, под покровом темноты, они вылезают, как твари из бездны, чтобы напомнить о себе.

Сегодня, в ясный солнечный день, я почувствовала, что вокруг — чернильная мгла. И мне надо победить даже не дракона, а именно эту темноту, иначе она просто сведёт меня с ума.

В страхе жить нельзя. Можно только существовать. Да и то — недолго. Если страх будет стоять у тебя за плечом, постоянно нашептывая в ухо, то высосет из тебя жизнь. И не по капле, а шумными большими глотками, с причмокиванием.

Я уже было открыла рот, что бы сказать первое слово оформившейся речи, но передумала в последний момент. Страху не надо смотреть прямо в глаза, его нужно бить наотмашь. Если Брок считает, что может напугать меня, то в моих силах его удивить.

Его вторая рука уже скользила по моему бедру, задирала ткань все выше, намекая, что дракон на этом не остановится.

В голове сложится пазл: вот Брок с ненавистью утверждает, что не насильник, вот он мгновенно ставит меня на землю, словно замарался о прикосновение к моей коже… Его уничижительное «людишки» и «с вами срабатывает лишь обман»… Не будь я абсолютно уверена, что все происходящее — лишь актерская игра, что дракон не станет меня насиловать (и вовсе не из благородства воспитания, а исключительно от презрения), то не решилась бы. А так…

Я прильнула к нему. Сама. Требовательный поцелуй, который больше всего напомнил мне укус. ?убы обожгло, а на языке заиграл вкус вина и перца.

Не успела уловить момент, когда напрягшийся, замерший словно статуя дракон вдруг, вместо того, чтобы отпрянуть и начать отплевываться, ответил мне.

Его рваный вздох, пальцы, что уже не сжимали волосы, а лишь придерживали мой затылок, что бы не отстранялась, чтобы только продолжала.

Вот тогда я испугалась, что все же просчиталась. От этого моего испуга тело Брока вздрогнуло. Он сам отстранился от меня. Жадно глотая ртом воздух, словно вынырнул с глубины. Да и я была ничуть не лучше. Тяжело дышащая, с подгибающимися от страха коленями.

— Ты ненормальная, — только и выдохнул дракон.

— Сам не лучше. Думал, запугаешь? — взорвалась я. — Но все же отвращение оказалось сильнее. Не так ли?

— Победила, — честно ответил дракон. — Да, я та ещё сволочь, которая просто хочет узнать правду, но связана этой проклятой клятвой. Я не могу причинить тебе вреда. Лишь напугать, пусть и перешагнув через себя, играя роль насильника. Но ведь именно так, вы, люди, о нас и думаете. О каждом из нас.

— Белый лист, — выпалила я.

— Что? — не понял Брок.

— Я белый лист. На мне нет отметин ненависти к твоему крылатому племени, нет ни строчки, что писалась бы кровью драконов, никто из твоих родичей не жег меня огнем, я не участвовала в ваших войнах и интригах, я не знаю ровным счетом ничего. Это все, что я могу тебе сказать о себе. Ах, да, ещё то, что если мне не удастся попасть к одному гребаному кнёссу, то я умру.

Книга Интервью для Мери Сью. Раздразнить дракона: отзывы читателей