Закладки

Академия первого чувства читать онлайн

высокая студентка, невольно приведя в сознание. Для успешной учебы на Криминалистике и артефакторике нужна хотя бы капля магии или крепкая поддержка магической семьи. У меня не было ни того, ни другого. Поэтому, выдохнув и независимо заправив прядь за ухо, я пошла в сторону Следствия.

Если рассуждать без лишних эмоций и криков: «Это несправедливо, пустите меня на Судебное право, потому что я так хочу!», Следствие являлось для меня неплохим выбором. По крайней мере, лучшим, чем все оставшиеся.

Я подняла голову и встретилась с торжествующим взглядом мистера Донахью. Вот кто точно решил, что выбор сделан по его команде.

На огороженном лентами пятачке стояло четверо юношей, каждый выше меня на голову. И не менее крепкая девушка с такими надутыми плечами, будто по подушечке туда положила. Вся пятерка смотрела на мою приближающуюся фигурку с откровенным недоумением.

— Кристофер Ера. Любой факультет на выбор, — прозвучало над поляной. И все замерли.

Медленно, на первый взгляд, абсолютно никуда не торопясь, Крис ухитрился за несколько шагов меня догнать. И пошел рядом. В Следствие. Как говорил ректор — теперь мы «обрели вторую семью».





Глава 9

ЧЕТЫРЕ ГЛАЗА ВИДЯТ ЛУЧШЕ, ЧЕМ ДВА




Four eyes see more than two.

Поговорка



К нему в комнату я пришла сама. Какие бы волнения ни выпали нам сегодняшним днем, я хотела выполнить обязательства перед спутником. Не знаю, что он думал, когда шел со мной на Следственный факультет, но я была искренне, необычайно благодарна.

— Мари?!

— Привет, я в гости.

О, это не моя бюджетная каморка. Стены в аккуратных полосатых обоях, добротная мебель из дорогих пород дерева.

— У нас есть минут двадцать до собрания факультета, как раз успеешь покормиться.

Крис закрыл дверь и резко развернулся ко мне всем хищным поджарым телом. Я аккуратно села на один из стульев, разложила складки платья ровными волнами. И закатала рукав.

— Ты можешь из руки? Лучше кисть или локтевой сгиб?

Он помолчал.

— Сгиб… Кисть более нежная и может потом сильно болеть.

Присев рядом, мой спутник сглотнул, рассматривая, почти лаская взглядом обнаженную руку.

— Прежде чем мы начнем… Я должен тебе сказать, — вампир осторожно взял меня за пальцы, — для нас очень важна кровь. На донорских государственных пунктах, где ее продают, порции специально смешивают и очищают. Потому что… — Он поднял глаза и посмотрел темными буравящими зрачками. — Мы зависимы от того, что пьем, получаем на время частицу эмоций и настроения этого человека, становимся сильнее, если… донор силен духом.

Я облизнула резко пересохшие губы.

— И ты выбрал меня…

— Я выбрал тебя, потому что в свое время меня так же выходила семья, когда остальные хотели поставить на мне крест. И… да, мне важно, что ты сильна духом.

Звучало… честно. Мне сейчас очень нужна была честность. Всю свою жизнь я жила в семье. Даже когда мы переехали в Ньюберг, я ощущала окружающих как часть семьи. Мнительную, капризную, тихо сплетничающую за глаза, но семью. Здесь же, в Лоусоне, царила отстраненность при полном отсутствии деликатности. Поэтому я так потянулась к Крису и Родди. Особенно к Кристоферу.

— Осталось совсем мало времени, — ворчливо произнесла я, пряча глаза, чтобы он не увидел, как они заблестели. — Пей давай уж.

Он наклонился, осторожно лизнул по сгибу. И тут пришлось закусить губу. Я вспомнила эти движения языка. Склоненная голова с завитушками у перехода на шею вызвала волну нежности.

Все это длилось буквально несколько секунд, пока он не прокусил кожу. Только гордость не позволила завизжать и выдернуть руку. Боль была такая, как будто меня… жрали. Прострелило болью практически всю конечность от пальцев до плеча, острой молниеносной резью. Почему-то я думала, что укус вампира — это приятно, да что ж такое…

Слезы непроизвольно закапали с ресниц, и я вскрикнула, не в силах сдерживаться.

Крис замер и медленно поднял голову. Резь сразу прекратилась. Я даже застонала от облегчения. Вампир смотрел покрасневшими по белку глазами, помаргивая, как в гипнотическом трансе. На его губах блуждала улыбка, они явно порозовели, как и весь Крис. Эйфория длилась пару секунд, пока он не увидел выражение моего лица.

Всегда приятно, когда мужчина умеет считать с лица женщины ее настроение. Как и наоборот. Сейчас Крис явно переосмысливал ситуацию, и мягкая довольная улыбка сползла с его лица.

— Мари?

Я шмыгнула носом, как маленькая обиженная девочка.

— Кристофер, тебе никто не говорил, что ты… ужасно кусаешься?

Он моргнул.

— Для меня это первый раз, раньше только готовую смесь пил. — Крис нахмурился. — Тебе больно?

— Еще как! Ты же вгрызался просто. О, больно…

Покачивая ноющую руку, я осуждающе смотрела на спутника. Он подскочил с места и взволнованно зашагал по комнате.

— Вот же забытые боги, Мари! Я видел, как кормился мой бывший сир.[3] Ее донор точно получал удовольствие. Клянусь, пока я не разберусь с этим вопросом, больше к тебе не притронусь…

Взволнованный и взлохмаченный, он присел на колено рядом с моим стулом и смотрел с таким невыразимым искренним сожалением, что я ему простила все.

Простила до тех пор, пока Крис не стер каплю крови со своих губ и с явным удовольствием не слизал ее с кончика пальца. «Нельзя так раскисать, Мари, — тут же напомнила я себе. — Он вампир, а не только твой друг».

Я хмыкнула и свободной рукой взъерошила ему волосы.

— Тебе-то явно понравилось.

Мне мальчишески улыбнулись, что странно смотрелось на его худом хищном лице.

— О! Я наслаждался каждой секундой. И сохраню это воспоминание о первом разе глубоко в сердце.

Надеюсь, он не издевается, потому что у меня, например, после его слов появились странные ассоциации с ситуацией первого раза, когда парню-то все нравится. Вгляделась — нет, сидит, серьезно рассматривает мою заживающую на глазах руку. А легкое подергивание уголком рта мне, наверное, показалось.

Выходили на собрание факультета мы опять единой сплоченной командой. Удивительно, но даже после этой болезненной ситуации тонкие незримые узы доверия еще более соединили нас.

Большая гостиная факультета Следствия и дознания находилась в мужском блоке, но на самом первом этаже, куда можно было зайти через отдельную дверь. Широкие матерчатые диваны были сделаны из дешевой грубой ткани, что сначала вызвало удивление, пока я не увидела многочисленные потертости и подранности на краях. Оборотни славились эмоциональной нестабильностью, и, скорее всего, ткань на диванах не раз перетягивали.

Сейчас в комнате присутствовали все четыре курса, чуть более двадцати студентов. Интересно, а как и где собирается толпа из Юридической поддержки? Их же там должно быть больше сотни.

Первокурсникам уступили диваны по центру и со всех сторон прошивали любопытными взглядами. Особенно много внимания досталось нам с Крисом. Только сейчас я осознала, кто именно учился на этом факультете. Нас окружали… оборотни.

Душевно я воспринимала себя почему-то человеком, и хотя сидела с выпрямленной спиной и старалась удерживать выражение лица, было страшновато. Вокруг царил бедлам.

Старшекурсники вели себя несдержанно, кидались подушками, хохотали, громко спорили. Девушек было очень мало, и вокруг них клубились небольшие стайки самцов. Ни о какой стыдливости, к моему величайшему смущению, речи не шло. Бедра девушек были обтянуты узкими брюками, которые на поворотах грозились треснуть по швам. Единственное платье, которое я наблюдала в комнате, было с таким вырезом, что девушка могла выйти в этот вырез, просто перешагнув его без вреда для кроя.

Неожиданно дверь резко распахнулась, и вошли трое особенно крупных экземпляров. Первым шагал знакомый мне Итан, приятель моей соседки. Русоволосая грива лежала на широких, обтянутых только тонкой рубашкой плечах. Лицо, выточенное грубыми линиями, завораживало настоящей животной харизмой. Сейчас в комнату вошел не студент, а настоящий лидер стаи.

Двое оборотней за ним выглядели так же впечатляюще. Абсолютно белоснежная грива одного перекликалась с почти красным окрасом волос другого. Спокойные лица и плавные, мягкие движения. Все трое точно были из фелидов, кошаки.[4]

Шум вокруг мгновенно стих.

Трое прошли в центр гостиной и остановились прямо перед диваном с замершими первокурсниками. В полной тишине мы начали подниматься. Не знаю, как это произошло, просто все поднялись как по команде. Я слышала о таком, но никогда не испытывала на себе влияние ауры настоящих альф. Это было… потрясающе.

— Приветствуем первый курс лучшего факультета Юридической Академии Лоусона. Вы станете нашими братьями и сестрами. Всю жизнь, сколько бы она ни продлилась, каждый из нас будет оказывать помощь и поддержку друг другу. Но стать частью Следствия и дознания не так просто. Ректор думает, что решает он. И… заблуждается.

Итан сделал паузу. И отовсюду донеслись довольные смешки.

— Решит вашу судьбу наше братство. Я, Итан Донахью, приор факультета, объявляю: достойно пройдите посвящение и только тогда вы займете место в наших рядах.

Первокурсники быстро обменялись недоумевающими взглядами. Лично я думала, что мы попьем чаю.

Короткий шаг вперед сделал белоснежный оборотень, пришедший с Итаном. И неожиданно низко прорычал:

— Все идем за нами. Первокурсников ждет… Клетка.

И вокруг взвились голоса, смех, приветственные крики. Присутствующим явно понравился предложенный вариант посвящения. Крупный оборотень-волк рядом со мной потрясал поднятыми в воздух руками. Почувствовав себя крайне некомфортно, я растерянно оглядывалась. И Крис успокаивающе погладил меня по руке.

Этот жест привлек внимание вожака, и на меня взглянули ярко-желтые кошачьи глаза приора с нарастающим узнающим интересом.

Я сжалась… И ему это понравилось. Приор факультета сделал шаг к посвящаемым. С видимым удовольствием изучил четырех парней, подмигнул тут же зардевшейся девушке и мягким, чуть не облизывающим взглядом скользнул по мне. Криса он как будто не заметил. Затем развернулся единым слитным движением, и за ним тут же к выходу на улицу двинулись белоснежный с красным. Подталкивая сзади, под дружеские выкрики и смешливые замечания нас, первокурсников, выпихнули следом.

Ко мне и Крису постоянно принюхивались и недоуменно морщились. Для меня же вокруг воняло как в зоопарке, и я изо всех сил держалась, чтобы не морщить нос в ответ.

Как кутят дотащив наши послушно двигающиеся тушки до кромки с лесом, народ расступился, открыв странное сооружение. Старая клетка примерно два с половиной на три метра,


Книга Академия первого чувства: отзывы читателей