Закладки

Всё, что было, было не зря читать онлайн

пальцем моему животу и опустился рядом на кровать, чтобы, как обычно, начать что-то нашептывать ребёнку.

Но девочка, как это всегда бывало, стоило услышать голос Шанрэла, тут же успокаивалась и вела себя тихо-мирно, как ангелочек. И не докажешь, что весь последний час она там у меня внутри гоняла в футбол или танцевала сальсу.

- Сильно устала? – участливо спросил мужчина, закончив общение с дочерью и улёгшись рядом со мной.

- Есть немного, - вздохнула я. – Весь день работала аудио-энциклопедией.

- Так интересно слышать от тебя все эти словечки, - хмыкнул Шан. – Они тебе очень подходят, делают ещё особеннее. Дай угадаю, «аудио» - это что-то связанное с постоянными рассказами?

- Почти. Это означает, что, например, справочник по расам-долгожителям, который ты мне советовал прочесть, нужно не читать, а слушать. Просто, кто-то до этого вслух читал всю информацию и записывал на специальный носитель.

- А, ясно. У нас есть такие кристаллы, которые записывают только звуки, - кивнул он.

- Знаешь, я вообще нашла очень много всего, чем наши миры схожи. Только у вас всё это работает на магии, а у нас на технологиях, - поделилась я своими наблюдениями.

- Это разумно, - кивнул Шанрэл, а потом поспешно, словно спохватившись, добавил: - Мне так кажется.

Но эту вот некоторую заминку я услышать успела, однако развивать тему не стала. Вместо этого спросила о совершенно другом:

- Шан, это твоя комната и мне немного неловко, что я вынуждаю тебя спать где-то в другом месте. Может, мне лучше вернуться в свою?

Вообще, я надеялась, что после вчерашней близости он теперь постоянно будет спать рядом. И была немного разочарована, не обнаружив его утром рядом в кровати. Но, возможно, тут всё дело именно во мне? Зная Шана и его гиперзаботу, нетрудно предположить, что он просто таким образом решил избавиться от искушения. Ещё бы – я же вчера сказала, что устала после… ну, всего. А лежать рядом и не иметь возможности касаться так, как хочется – я бы тоже сбежала в другую спальню.

- И речи быть не может, Айрин, - тут же возмутился мужчина и просунул руку мне под шею, приобнимая. – Я тебя теперь ни за что не оставлю одну на ночь.

- Ну, это уже паранойя, - буркнула я, хотя внутри вся буквально засветилась от восторга.

- Разумная предосторожность, - возразил он и добавил: - А вообще, я уже давно, месяца так два точно, подумываю о совместных апартаментах. Что скажешь?

И испытующе посмотрел на меня. А я что? Я тут же покраснела от корней волос до самых пяток. Одно дело просто поваляться вместе на кровати. И совершенно другое – жить вместе. Да и вообще, стесняюсь я! Как-то раньше, пока мы жили порознь, мне даже в голову не приходили проблемы совместного быта. С бывшим мужем я не прожила вместе ни дня, так что никакого опыта в подобном не имела, а родители – это всё же родители и не считаются, поэтому и чувствовала себя сейчас неуютно. И Шан, кажется, понял мои сомнения, потому что тяжело вздохнул и сказал:

- Ладно, я понял – опять спешу, да?

- Нет, не в этом дело… Просто… Я никогда и ни с кем не жила раньше, поэтому совершенно не знаю правил… и всё такое… - промямлила я.

А ещё ни с кем не спала в одной кровати. Не ходила только в ночнушке перед мужчиной. И не купалась в его ванной… Но как сказать об этом ему? Я его, конечно, люблю, но вот так сразу… А с другой стороны, а что я выдумываю себе? Если он намерен жениться на мне, то уж точно когда-нибудь придётся начинать полноценную совместную жизнь. Да и стесняться теперь, когда мы стали друг другу близки куда больше, чем прежде – глупо.

Я хихикнула.

- Что?

- Да, вот, подумала, что у меня всё не как у людей.

- В смысле? – заинтересовал он.

- Ну, сначала рожать буду, а потом только… ну… - я смутилась.

- Я понял, - весело заулыбался Шан. – А потом только испытаешь все прелести супружеского ложа, да? Но, малышка, мне казалось, мы этот этап прошли вчера и почти по правилам. Не успели только обряд пройти перед этим, - подмигнул он.

И столько предвкушения было в его голосе, что я, кажется, покраснела ещё больше. А он наоборот, громко застонал и откинулся на подушки.

- Бездна! Твой румянец сводит меня с ума! Ладно, что там у тебя ещё «не как у людей»?

- Поселяюсь в доме вроде бы как мужа, живу рядом несколько месяцев, а только потом понимаю, что такое семейный быт, - охотно поддержала я смену темы.

- А что тут не так? – не понял меня лекан.

- У нас в мире в основном сначала пара знакомится, потом съезжается, живёт какое-то время вместе, проверяя свои отношения на прочность бытом, а только потом, когда понимают, что их всё устраивает, женятся.

- Странные порядки. У нас не так.

- Знаю. У вас сейчас те же нравы, что были у нас несколько веков назад, - кивнула я. – Но я не жалуюсь, не подумай. Просто… странно всё это.

- Кстати, о странностях, малышка. Мне не нравятся твои фразы, типа «вроде бы как муж» и прочее, - сказал он и, перекатившись на бок, навис надо мной. – Никаких «вроде бы как». Я уже сказал, что отсрочка нашего обряда зависит лишь от твоей способности добраться до храма. Но, чтобы не было никаких сомнений… - он стянул с моего безымянного пальца колечко, которое досталось мне в наследство от Сашии, а вместо него надел другое, с удивительнейшей красоты сапфиром, окружённым россыпью мелких алмазов. – Ирина Гусарская, в этом мире именованная Айрин Дар-Са-Ран, примешь ли ты мою любовь, мою верность и мой брачный обет, назовёшься ли именем рода Сыз-Ар-Чи?

А у меня язык отнялся от самого восхитительного предложения, которое я когда-либо слышала! Не то, чтобы мне их делали регулярно и часто, просто книги, фильмы и свой, какой-никакой, но опыт позволили судить довольно объективно.

- Ну? – поторопил он меня, счастливо улыбаясь.

- Да! – с такой же улыбкой ответила я. – Конечно, да!

- Тогда, последний вопрос, - лукаво спросил он. – Примешь ли ты меня в свои супруги со всеми моими недостатками и достоинствами, таким, каков я есть, был и буду, назовёшь ли меня своим единственным, потому что рождена быть моей?

У меня от этих слов мурашки по коже прошлись строевым маршем от головы до пяток и обратно – такими важными, если не сказать судьбоносными, они показались. Но, тем не менее, ответить я могла лишь одно:

- Да!

А Шанрэл, победно улыбаясь, продолжил говорить:

- А я в ответ беру в супруги тебя, со всеми твоими недостатками и достоинствами, такой, какая ты есть, была и будешь, называю тебя своей единственной, потому что люблю и потому что ждал твоего рождения, чтобы соединить наши жизни!

Если бы я была более впечатлительной или суеверной, то поклялась бы, что раздавшийся за окном гром и сверкнувшая молния – результат прозвучавших слов. Вот только хоть я и жила в сказке, где жизнь сплошь и рядом пронизана магией, всё равно оставалась в какой-то степени реалисткой. А потому сразу же вспомнила, что погода хмурилась весь вечер, тёмными облаками, нависшими в небе, обещая вот такую грозу. И всё же…

- Это, ведь, были не просто слова, да? – осторожно спросила я, глядя на теперь уже, кажется, жениха.

- Да, - всё ещё довольно улыбаясь, ответил он.

- И они имели какую-то особую ценность?

- Верно.

- И будут иметь последствия?

- Будут.

- И?..

- И ты узнаешь подробности в своё время, обещаю, - поцеловал он меня в кончик носа и принялся вставать. – Просто я не мог больше ждать.

А я даже не расстроилась из-за его такого ответа, потому что знала, что он на самом деле мне всё расскажет. Чуть позже, но кому какое дело? Главное, ведь не это, а то, что он действительно любит меня и нашу дочь.

- Шан? – позвала я его уже на самом пороге.

- Да, родная? – обернулся он.

- Ты сегодня вернёшься? – тихо спросила я.

- А ты этого на самом деле хочешь? – внимательно посмотрел он на меня.

- Да.

- Тогда, вернусь, любимая. А теперь спи. Я ещё немного поработаю и скоро приду. Сладких снов.

А я, счастливая, обняла его подушу и тут же заснула.



Шанрэл



«Моя! Отныне и навсегда теперь только моя!» - всё пело у него внутри, пока он спускался к себе в кабинет. Решение слегка ускорить их обряд пришло спонтанно и пока он ехал из храма обратно в замок. Собственно, по этой же причине он задержался – вернулся в город, чтобы найти ювелира, который бы торговал особыми камнями, имеющими свойство накопителя. И буквально сразу, как только мастер выложил перед ним требуемое, его взгляд привлёк тот самый сапфир, который сейчас покоился на пальчике его драгоценной, да-да, супруги. Его цвет так сильно напоминал её глаза и казался созданным именно для неё. А вслед за ним он подобрал и алмаз, из которого позже сделал десяток мелких, опоясывающих центральный камень. Белое золото у него было в замке, поэтому Шан тут же поспешил расплатиться с ювелиром и помчался домой.

Там, решив кое-какие из самых срочных дел, он спустился к себе в лабораторию и принялся за создание собственного оберега для Айрин. Работа была до безумия кропотливая, да и не брался он за инструмент уже более трёхсот лет. Когда-то, пока память к нему ещё не вернулась, он увлекался созданием «пустышек» - так назывались украшения, в последствие напитанные магией и превращённые в амулеты или артефакты. Но и как простые драгоценности они тоже могли использоваться, просто тогда это была нерациональная трата материала.

И вот сейчас он


Книга Всё, что было, было не зря: отзывы читателей