Закладки

Вдруг, как в сказке читать онлайн

связано с моими прошлыми жизнями? После всего, что я пережила сама и того, что видела в воспоминаниях девушки, уж очень сложно оставаться равнодушной и фыркать в ответ нечто, типа: «Я не верю в магию, ведь магия — это сказки». Вот тебе и сказки… Особенно — осознание себя двуипостасным существом. Это тело, как оказалось, принадлежит самому настоящему оборотню. И в данный момент его зверь находится в спячке, потому что обороты во время беременности могут быть опасны не только для малыша, но и для матери. Вот так… И я уж не знаю, в чём тут дело, но вторая ипостась не вызывала во мне ужаса. Скорее наоборот, мне не терпелось сделать свой первый оборот. Для человека, который жил в мире без магии, согласитесь, это странно. Поэтому, вполне возможно, что я права и мои прошлые жизни были как-то связаны с этим миром.



Кстати, мир зовётся Сарибэль. Его назвали в честь богини Сариб, создательницы. Праматерь — так её здесь называют. И все знают, что она следит за нами, и даже отвечает на молитвы… Как ответила Саши. Интересно, что сказали бы её родные, если бы узнали, что та, которую они любили и которая стала членом их семьи, на самом деле половину из них терпеть не могла, а вторую половину считала неизбежным злом на пути освобождения? Мило, да? Да и богиня эта их не промах. Надо же, как чётко и умно сыграла на страхе одной леканши. Небось, и беременность подстроила? Интересно, голос в «нигде» может быть этой самой богиней? Или это какая-то другая сущность? И если первое, то мне бы стоило гордиться — я говорила и, чёрт возьми, даже нахамила божеству. Да уж…



Осторожно свесив ноги с кровати, я села и тут же схватилась руками за голову. Боль появилась внезапно! Адская! И если бы не кровать, я бы уже валялась на полу. А беременным падать нельзя! Поэтому пришлось снова лечь и расслабиться. Всё-таки чужая жизнь в твоей голове, осознание нового мира и его традиций, невозможность вернуться домой и в своё тело — это слишком много для одной меня.



На смену боли пришла карусель образов…



Жизнь девушки то и дело мелькала перед глазами, вызывая совершенно разные, вносящие жуткую неразбериху в мысли и ощущения. Я уже не понимала, где заканчивается моя жизнь, а где начинается её. Всё смешалось, переплелось, пыталось проникнуть в душу… Но я не хотела такого. Я не позволю манипулировать собой! Я — не Саши!



— Я хочу быть собой, — прошептали мои губы, а в душе на время воцарился покой, давая шанс успокоиться немного.



Я нерешительно открыла глаза, боясь повторения недавнего приступа боли, и осмотрелась: комната была та же, в которой я очнулась в самый первый раз. Единственным отличием служило отсутствие яркого солнца за стеклянной стеной. Там сейчас едва-едва занимался рассвет. Это открытие заставило удивлённо приподнять брови. С чего это, вдруг, так рано принесли завтрак? Саши никогда не просыпалась в такое время суток…



Мелькнувшая догадка заставила отыскать столик с едой и внимательно к нему присмотреться. Как я и подозревала, там находилась свежайшая выпечка, от которой исходил не только умопомрачительный запах, но ещё и лёгкий след жара, словно булочки и правда только из печи достали. Рядом находился заварник с земляничным чаем. Я даже отсюда ощущала его аромат. Пиала с сахаром, две чашечки на блюдцах, миниатюрные ложечки… Было ощущение, что тут собрались чаёвничать две благородные леди. В голове тут же, словно вспышка, мелькнули лица близняшек с рыжими волосами — любительницами земляничного чая. Ага… значит, и правда, не для меня старались. Судя по всему, скоро меня должны были навестить рыжие тётушки этого семейства. Не слишком радостная новость — мне хотелось побыть одной и всё хорошенько осмыслить, осознать и… привыкнуть.



Но больше всего привлёк внимание массивный хрустальный стакан с толстым дном, в котором всё ещё оставалось немного янтарной жидкости. И я сразу догадалась, кто именно сторожил мой сон. Щекам тут же стало жарко… Господи, ну и что мне теперь со всем этим делать? Я, ведь, не Саши. Я просто не смогу играть эту роль. Да, теперь мне доступны все её воспоминания, эмоции, мысли — всё, но я — не она!



Как смотреть в глаза тому, кого не знаешь? Как реагировать на его нежность во взгляде и прикосновения, и делать вид, что всё нормально? Да, благодаря воспоминаниям девушки, я знала, что их брак был по сути своей фикцией. Шанрэл ни разу не пытался перевести их на новый уровень, хотя Саши думала, что всё будет иначе. Он обещал ей, что не станет спешить, не будет заставлять её, что даст время и возможность привыкнуть к нему и к самой мысли о супружестве. А она не верила. Всё изменилось спустя три месяца после свадьбы. Всё это время они ночевали в одной спальне, в одной кровати, чтобы не вызывать подозрения и ненужных вопросов. Но лорд Сыз-Ар-Чи держал обещание и не позволял себе ничего, кроме нежности, заботы и объятий. И вот тогда Саши поверила ему. Почувствовала его заботу, искреннее желание помочь, защитить, уберечь… Она почувствовала себя любимой, хотя и не той любовью, о которой всегда мечтала. Но при сложившихся обстоятельствах — это всё, на что она могла надеяться. И он был единственным, к кому Саши испытывала хоть какие-то тёплые чувства. Если не любовь, то признательность. Девушка вбила себе в голову, что такой мужчина достоин лучшего, поэтому никогда не позволяла себе слишком привязываться к мужу. И ему старалась помешать, но всё равно видела, что с каждым днём он становится ей всё ближе. Они стали хорошими друзьями, нежно любящими друг друга, но эта любовь была платонической, как у брата и сестры.



И вот как теперь быть мне? Любовник знал бы тело Саши, которое осталось неизменным, поэтому настоящий супружеский союз был бы, наверное, предпочтительнее… Друг же знал её душу, которая как раз-таки изменилась! Хотя, боже, что я такое говорю?! Мне не подходит ни один из вариантов, ведь я — не она! Я не смогу! Я не справлюсь! И тогда они поймут всё, и…



Дальше думать было страшно! Очень страшно. Паника затопила сознание, заставляя трястись в ознобе. Воспоминания Саши тут же почувствовали во мне слабину и вновь начали свою атаку. Всё опять смешалось… Я, почему-то, была уверена, что стоит всем узнать мою тайну, как я не задержусь здесь ни дня после родов. Хотя… ведь это не его ребёнок, так, может, мне повезёт, и он просто отошлёт меня куда-нибудь?



Тело неожиданно скрутило судорогой, вырывая вместо нормального дыхание — хрипы, а в голове, как будто, что-то взорвалось и в неё тут же всплыли воспоминания Саши о том, как именно зачали ребёнка, и меня передёрнуло. На коже, словно это было только несколько минут назад, ощущались эти ужасные прикосновения, ненавистные губы тех мужчин на своём теле! Боги! Как малышка это пережила — я не знаю. Меня словно изнутри выворачивало от её воспоминаний. Эти твари… Они, ведь, даже не брали в расчёт, что девчонка была невинной! Я такой жестокости и насилия даже не представляла! Перед глазами стояла картина, а тело всё заново ощущало на себе… Я тонула в омуте воспоминаний, захлёбывалась ими и никак не могла выбраться наружу! Один из них повалил Саши… нет, не её, о Господи!.. меня на землю, а двое других, подбадривая его едкими замечаниями, удерживали сопротивляющееся тело. Три подруги, две из которых были без сознания, а третья валялась на земле неподалёку сломанной, уже изрядно попользованной куклой, не могли мне ничем помочь. Та, с которой эта троица уже успела позабавиться, смотрела мне в глаза с таким отчаянием, что сердце разрывалось от муки. Она пыталась помочь мне, но не могла даже пошевелиться! Чтобы не видеть муку в её глазах и постепенно угасающую жизнь, я зажмурилась, стараясь все свои силы обратить против этих ублюдков! Одним рывком на мне разорвали платье и нижнюю сорочку… В следующий же момент я с ужасом почувствовала, как тело сковывает магия, давая двум другим свободу действия. Они играли! Они всё это время играли со мной, давая видимость на возможное сопротивление, наслаждались моими отчаянными попытками вырваться и обрести свободу! И как только применили магию, на их лицах сразу же мелькнуло то, что лучше других слов сказало мне — не выберусь. Я с ненавистью смотрела на них, а они упивались своей властью надо мной. Их руки тут же принялись ощупывать моё тело, мерзкие губы и зубы дотрагивались до кожи, причиняли боль и, наверняка оставляли следы. Меня словно клеймили! В какой-то момент ярость всколыхнулась во мне с такой силой, что я смогла резко согнуть ногу в колене и ударить навалившегося на меня мужика. Он взвыл, тут же скатившись в сторону. В груди запылало чувство такого удовлетворения, что стало больно дышать. Но меня тут же отрезвил удар в лицо. Перед глазами всё потемнело, боль была жуткая — часть лица то пылала, то немела, контрастом усиливая пытку. Я начала проваливаться в спасательную темноту, но и этого мне сделать не дали.



— О, нет, сучка! Ты будешь чувствовать всё, дрянь! Всё до последней капли боли, которую я тебе доставлю! Тварь!



Сильный удар ноги в живот забрал дыхание и только усугубил моё состояние. И кто-то из них, заметив это, с силой расцепил сжатые зубы, влив в рот какой-то жидкости. Я хотела выплюнуть, но несколько нажатий на скрытые точки заставили сделать иначе. Сознание тут же прояснилось, перед глазами пропала темнота, и я увидела искажённое яростью лицо того, кого до этого ударила.



— Поставь её на колени! Сейчас эта сучка покажет себя шлюхой высочайшего класса. Гордись, тварь, ты удовлетворишь троих одновременно!



С меня содрали остатки


Книга Вдруг, как в сказке: отзывы читателей