Закладки

До наступления завтра читать онлайн

Глава 1



Логан резко открыл глаза. Он потерялся в своем воспоминании из будущего — воспоминании, к которому его готовили всю жизнь — и ему потребовалось некоторое время, чтобы перестроиться на настоящее. Окружающая обстановка плыла перед глазами, подобно одному из тех снимков, которые постепенно обретают четкость. Сначала он различил цвета, широкие полосы серого и серебряного, которые превратились в обычную обстановку комнаты воспоминаний.

Темная отполированная плитка. Удобное кресло с жесткими цилиндрическими подушками. Простыни, развешенные на стенах для уединенности.

Уединенность. Ха. Разве это что-то значит, когда в соседней комнате находится охранник, заглянувший в его голову, видевший все, что видел он, слышавший все, что слышал он, чувствовавший все, что чувствовал он?

Логан сорвал с головы напоминавшее шлем устройство, борясь с желанием швырнуть его через всю комнату. Он говорил родителям, что ему не нужно это воспоминание. Все эти видения стали причиной ужасного горя для людей, которых он любит. У него все будет просто отлично и без этого мгновения из будущего, премного благодарен.

Но родители настояли. Они сказали, что если бы он отказался от своего воспоминания о будущем, то это возбудило бы слишком много подозрений. Это могло даже подсказать КомА, или Комитету Агентств, о существовании Подполья, тайной группы паранормалов, чья деятельность была направлена на то, чтобы избежать преследования правительства. Последнее, чего хотелось Логану, — поставить под угрозу группу, спасшую его брата.

Поэтому он пришел и получил воспоминание из будущего от будущего себя, как и любой другой подросток, которому в этот день исполнилось семнадцать.

Оно было абсолютно таким, как он ожидал, — и абсолютно нет.

Женщина-охранник ворвалась в помещение как раз в тот момент, когда он уже изогнул руку, чтобы отбросить шлем.

— Итак, золотой медалист по плаванию, а? — проворковала она, забирая металлическое устройство из его руки. Логан бы поклялся Судьбой, что еще пару минут назад она не была столь мила, до того, как он получил свое воспоминание.

— Каково знать, что ты станешь кем-то настолько… важным? — Ее холодные пальцы прокрались вверх по его руке, дюйм за дюймом, словно паук, которого захотелось смахнуть с себя.

Ну да, она определенно заигрывала с ним, не обращая внимания на разделявшие их годы. Кто бы мог подумать, что статус золотого призера может превратить разницу в возрасте во что-то несущественное?

— Нормально, — произнес Логан, постаравшись выразить голосом скуку, несмотря на внутренний трепет.

Этот статус не заставил его лишиться рассудка. Он работал для своего будущего с тех пор, как родители привели его в бассейн, когда ему было три. Стать пловцом с золотой медалью — реализация каждой его цели, исполнение каждой мечты.

Но это только часть… а потом… он ощутил себя так, словно под ногами разгорелся костер. Логан не понимал, что это значит. Не знал, что ему следовало бы почувствовать.

— Мне нравится твой подход, — охранник взмахнула ресницами. — Уверенность. Самонадеянность. Ты, должно быть, знал, что это твоя судьба. Ты знаешь, как говорится. Звезда в будущем — звезда сейчас.

Предполагается, что это сексуально? По стандартам города Эдем она была вполне привлекательна. Но из-за изменения в ее поведении к его горлу подкатила желчь.

Только однажды ему встретилась девушка, которую интересовал он сам. Не его занятия плаванием, не его тело, говорящее о часах, проведенных в бассейне. А он сам. Логан Рассел. Его мысли, его желания, его чувства.

То, как он раньше ее интересовал. Девушка, с которой он не разговаривал последние пять лет. Та, которая только что по необъяснимой причине появилась в его воспоминании из будущего. Та, которая однажды встретится с ним глазами и заставит его ощутить принадлежность.

Калла Энн Стоун.



Глава 2



Спустя пару часов у Логана пульсировало левое запястье, хотя он и не мог бы сказать, было ли это из-за только что сделанной татуировки в форме песочных часов или из-за черного чипа, вживленного под ней. Он поднял руку в воздух и в течение мгновения мог бы поклясться, что чувствует, как чип перемещается внутри, сдвигается и толкается.

Он не мог дышать. Логан постучал по груди, обшаривая глазами мужской туалет, туалетные кабинки и раковины, в поисках ножа, прута, лезвия — чего угодно, чем можно ткнуть в руку, распороть кожу и вынуть эту… вещь… из него.

Он смешон. Во все времена в людей вживляли всевозможные предметы, и они, несомненно, не двигались. Как глазные линзы, позволяющие по желанию увеличивать изображение, или железные стержни, делающие кости крепче. У него даже был чип удостоверения личности, вживленный в правое запястье, но операция была проведена, когда он был еще младенцем. По большей части, чип был способен притвориться, что он всегда был частью его тела.

Но этот чип воспоминания был новым… и странным. Ему плевать, что это закон. Ему плевать, что каждому семнадцатилетнему в его или ее запястье вживлен такой. Он хотел его вынуть.

Первые воспоминания из будущего появились двадцать лет назад, поражая немногих счастливчиков случайным образом и без предупреждения. Но затем случилась интересная вещь. В большинстве своем эти люди превратились в самых эффективных членов общества. Это имело смысл, в самом деле. Вместо того чтобы растрачивать свое время и средства на то, чего не произойдет, они могли направить свою энергию на то, что сбудется.

Десять лет спустя КомА обнаружило, что эти воспоминания все-таки приходили не бессистемно. Вернее, каждый человек получил свое воспоминание, когда ему или ей исполнялось семнадцать. КомА создало Агентство Воспоминаний о Будущем, чтобы контролировать эти воспоминания, — и издало закон, что эти чертовы черные чипы должны быть вживлены в запястье каждого получателя воспоминания.

Логан метнулся к раковине, дрожащими руками повернул кран и плеснул в лицо водой.

Успокойся. Думай о воде. Чистой, спокойной, бескрайней воде. Омывающей твое тело, уносящей в другой мир.

Это было странно. У некоторых людей есть фобии относительно воды, но ему лучше дышалось, когда он погружался в нее. Он думал, что, должно быть, в другой жизни был морским животным, хотя никогда и не произносил этого вслух. Разговоры о прошлых жизнях слишком сильно походили на религию, что больше не имело никакого значения в эпоху после Бума.

Единственным человеком, которому он мог бы это рассказать, была она. В прошлом, когда они были друзьями, он мог рассказать Келли все, что угодно. Она всегда делала паузу перед ответом, ее брови вздрагивали, словно переваривая его слова. Ему нравилось, как она заставляла казаться важными его глупейшие мысли. И это заставляло его тоже чувствовать себя важным.

Логан пожалел, что не может разделить с ней его воспоминание о будущем. Она бы хотела знать, по крайней мере, он надеялся, что хотела бы, что его тяжкий труд окупится. Что все эти часы в воде не пропали зря.

Шумовой фон сменился с птичьего пения на рев океана. Кто-то только что закончил пользоваться удобствами. Логан быстро выпрямился и сунул лицо в водный вакуум. Каждая капелька оказалась удалена с его лица, и он по прошлому опыту знал, что в местах на его щеке, которые было слишком близко к отсосу, появятся красноречивые красные отметки.

Из кабинки вышел юноша с черными волосами с горбинкой на носу. Это был парень, по соседству с которым Логан этим утром сидел в конференц-зале, когда Председатель Дрезден приветствовала их на их Дне Воспоминания.

Председатель была пугающей, и не только из-за того, что являлась главой АВоБ. Возможно, она бы швырнула его в Лимбо за проявление невнимания к своей речи. И он не очень много запомнил об этом юноше, за исключением его беспокойных конечностей: пальцы парня безостановочно барабанили, колени тряслись, а локти вздрагивали. Юноша, вероятно, нервничал еще сильнее, чем он сам.

— Привет, Двадцать Шестое Октября, — произнес парень, позвав Логана по его школьному имени. Ладно, на самом деле, по их школьному имени. Их и любого другого из конференц-зала. Так КомА распределяет их — по дню рождения. В городах по всему Северному Амери все в семнадцать лет получают свои видения из будущего в день рождения. Просто Логану повезло родиться в столице, в городе Эдем, и получить инструкции от самой главы АВоБ.

— Привет, друг, — сказал Логан, так как не знал настоящего имени юноши. — Как твои дела?

Парень вздохнул.

— Давай закончим с этим.

— Закончим с чем?

— С сегодняшнего дня все будут просить показать наши воспоминания. Словно это общественная собственность — и в какой-то мере так и есть, — он поднял запястье с точно такой же татуировкой в форме песочных часов, отмечающей местоположение черного чипа. — Каждый будущий босс, каждый работник банка, Судьба, даже каждая девчонка, в которую мы втрескаемся. У всех у них есть право увидеть наше воспоминание. И судить нас по нему. Итак, мы можем просто покончить с этим. Я с тобой не знаком. Ты можешь быть хоть изобретателем воспоминания о будущем. Но, если я покажу свое воспоминание тебе, то мне будет намного легче поделиться им со своей семьей, ты так не думаешь?

— Я не готов, — сказал Логан. — Я даже не понимаю, что означает мое воспоминание.

Юноша фыркнул.

— Оно будет значить то, что захочет увидеть в качестве его значения наблюдающий, — он потряс головой. — Друг, я в полной заднице. Я получил одно из тех воспоминаний, которые не очень легко объяснить. Но… я не против.

— Как так?

— Посмотри сам.

Логан вышел вслед за юношей из туалета в атриум лобби АВоБ, где на стенах в ряд висели сканеры воспоминаний. Этими сканерами население могло свободно пользоваться, и по вечерам в выходные дни помещение было переполнено парнями и девушками, приходящими посмотреть воспоминания будущего участника свидания, чтобы определить, стоят ли они того, чтобы с ними только выпить или полноценного ужина в кафе с пищевым комбайном. Логан представил многих из его сотоварищей, получивших сегодня воспоминание. Они придут сюда ночью с семьями и будут показывать мгновения из своего будущего.

Однако в это время атриум был пустым.

— Готов увидеть мое

Книга До наступления завтра: отзывы читателей