Закладки

Вдруг, как в сказке читать онлайн

в такие дни крайнего бешенства мог не только заметить, но ещё и хорошенько отчитать. А то и наказать плетьми.



Глупцом будет тот, кто посчитает, что если хозяин замка не замечает слуг, то и не ведает всего, что они делают. О, нет. Всё было как раз наоборот. И знал, и ведал, и следил, и даже, временами, контролировал. Но по большей части предпочитал перекладывать все обязанности, связанные с челядью, на вездесущих тётушек. Надо же им чем-то заниматься, а то вконец замучают его своим вниманием и опекой.



И вот сейчас, грамотно избавившись от шестерых любимых женщин в его жизни, мужчина зло рассекал пространство кабинета, то и дело кидая испепеляющие взгляды на полученное недавно письмо.



«Женись!» — было сказано там. Причём, в приказном тоне, не терпящем возражений. Женись и всё! Даже список возможных кандидаток прилагался. Всего-то штук сорок. И откуда вообще столько наследниц и дочерей лордов завелось? Или он не знает и закон о рождаемости упразднили? Нет, конечно, это великодушно со стороны отца предоставить такой широкий выбор, давая возможность выбрать себе невесту, если не по любви, то хотя бы по симпатии и из чувства комфорта. Но Тёмные забери! У него уже есть женщина!



Сердце тут же кольнуло, а по телу разлилась всепоглощающая боль. «Была!». Она у него была. Пока он, как последний дурак не повёлся на провокацию сводного брата и не решился вмешаться в дела сестры… За что и поплатился. А, ведь, это было жестоко… Когда он решил вмешаться, то даже не подозревал о существовании его второй половинки. И сестра, перед тем, как воплотить в жизнь его наказание, показала ему её. Чтобы он знал, чего лишился из-за своей глупости, чтобы наказание было для него поистине невыносимым.



И теперь, спустя столько лет, они ещё и решили поиздеваться над ним!



Взгляд снова упал на ненавистный кусок пергамента, а в душе поднялась волна ярости.



Вот уже триста лет он делал всё, чтобы искупить свою вину. И перед этим ещё двести жил себе спокойно, лишённый истинной памяти, даже не подозревая, кто он на самом деле. А потом, однажды, словно ураган, на него навалились все воспоминания, едва не убив его. Было невыносимо больно осознать себя абсолютно другим существом, вспомнить всё, что натворил и чего лишился. Но он справился, не стал губить то, что у него уже было, продолжил жить жизнью своего нынешнего воплощения и, как мог, помогал этому миру…



И всё это… чтобы получить письмо с установкой жениться!



О Сариб, за что?



Шанрэл хмыкнул. Ну да, смешно. Так свыкся с этим воплощением, что уже и ведёт себя точно так же. Скоро вообще молиться богине этого мира станет. Вот уж его родня посмеётся…



Мужчина глубоко вздохнул и опустился в кожаное кресло. А может, и правда это выход? Если уж ему суждено прожить данное воплощение целиком, так, может, стоит прислушаться к просьбе отца, жениться и обзавестись семьёй?



Как бы сильно он не злился на себя и сестру, как страстно бы не желал воссоединиться со своей половинкой, данная мысль не нашла отторжения в его душе. Да, он обрёл, но и тут же потерял свою единственную. Ту, которая смогла бы разделить с ним его душу. И, наверное, только то, что он не успел осознать себя рядом с ней, не коснулся её ни разу, помогло ему не сойти с ума от тоски. И вот теперь даже мысль о браке с другой и о совместных детях не вызывала отторжение.



Да, наверное, это и есть самый лучший выход.



Шанрэл решительно кивнул сам себе, схватился за перо и принялся писать первое приглашение:



«Миледи Кинас, прошу…»



Спустя три часа все сорок приглашений были готовы, и мужчина мысленно собирался с духом, дабы озвучить «радостную» новость своим обожаемым тётушкам. И когда на столе вместо книг и журналов появились несколько заварников с чаем и миниатюрные чашечки из сервиза покойной матушки, Шан приказал лакею позвать родственниц.



— Гэни, Ким, Лека, Ашна, Чар, Изу, — поприветствовал он каждую из них, — вы, как всегда прекрасны.



— А ты, как всегда, льстец, мой мальчик, — ласково улыбаясь, ответила ему та, которую звали Гэни.



Гэниран была старшей из его тётушек и, по-хорошему, годилась ему в бабушки, но из всех шестерых была самой весёлой и жизнерадостной, даже несмотря на то, что Сумеречные времена забрали её мужа и всех сыновей, оставив её одну. Она была настоящей красавицей — миниатюрная кудрявая блондинка с голубыми глазами, — и могла бы второй раз выйти замуж, родить детей, но предпочла войти в семью младшего брата и заботиться уже о его детях. А точнее, об одном единственном сыне — Шане. И подарила ему всю свою любовь и ласку, на которую только была способна. Она была для него с самого рождения самым близким существом в этом мире и, пожалуй, единственная догадывалась, что Шанрэл не так прост, как кажется. По крайней мере, когда к нему вернулись воспоминания, она выпроводила всех жителей замка на целую неделю, под предлогом его дурного настроения, а сама осталась. Просто была рядом, без вопросов и разговоров, сидела в другой комнате и занималась своими делами. Но он-то знал, что она рядом и, в случае чего, сразу же придёт.



Лека была её точной копией с небольшими отличиями в виде длинных прямых волос, которые она предпочитала заплетать в косу, и взбалмошного характера. Девушка по возрасту была на год младше Шана и являлась самым младшим ребёнком в семье. Как тётушку, мужчина её не воспринимал, скорее уж, как сестру, тем более, что росли они вместе и были закадычными друзьями. И не редко ей перепадало именно от Шана, потому что он оказался единственным, кого она вообще слушалась.



Ашна и Чар, две рыжеволосые близняшки с зелёными глазами, внешностью и темпераментом пошли в мать-дрию — такие же изменчивые и непредсказуемые, как природа, но и такие же родные. Они были на четыреста лет старше Шана и Леки, но тоже никогда не отказывались от проказ, затеваемых младшенькими.



Изу и Ким были ровесницами и лучшими подругами ещё с детства. Только Ким приходилась Шанрэлу родной тётей, а Изу — двоюродной. Обе мастью пошли в бабушку — черноволосые и сероглазые. Только Ким предпочитала коротко стричь волосы, а Изу всегда ходила с длинной распущенной шевелюрой — в память о супруге, который просто обожал возиться с ними, расчёсывая и заплетая каждый день, когда бывал дома. Мужа она любила, поэтому и старалась хоть так напоминать себе о нём.



Так уж вышло, что после Сумеречных времён, семья Сыз-Ар-Чи собрала под своей крышей всех детей рода. Изу и Ким лишились мужей и пока не изъявили желания выходить замуж вновь. Ашна и Чар, глядя на страдания старших сестёр, просто не хотели никаких отношений, ну, а Лека, по мнению всех остальных, ещё сама была сущим ребёнком. Хотя, что характерно, к Шану, который был почти того же возраста, это не относилось.



Обведя взглядом свой цветник, как иногда сам шутя называл его, Шанрэл сказал:



— Дорогие тётушки, я прошу вас заняться подготовкой к приёму гостей. Через два месяца мы ждём сорок молодых леди и их семьи.



— Дорогой, но… — начала, было, Ким, но Изу предостерегающе сжала её локоть, прося пока помолчать.



— Изу, ты как всегда почувствовала всё раньше, чем я успел сказать, — вздохнул мужчина, глядя в горящие полным восторгом карие глаза. — Да, я решил последовать вашему совету и, наконец, жениться.



Визг поднявшийся в его кабинете после этих слов был несравним ни с чем, и скорее напоминал оружие массового поражения, нежели способ выражения радости.



Его обнимали, целовали, тискали, обливали слезами, похлопывали по щекам и рукам… Они делали это по очереди и все разом. В общем, к тому моменту, когда он вырвался из собственного кабинета и загребущих ручек любимых родственниц, то вид имел уже весьма потрёпанный, подмоченный и относительно побитый… Даром, что утончённые леди!



Шанрэл. Сейчас



Если боги решили пошутить над ним, то у них не получилось…



Был уже поздний вечер, а желания идти в спальню не имелось никакого. Там было пусто и одиноко, а жену будить он не хотел. Беременность проходила тяжело и Саши почти всё время проводила в своей комнате, появляясь за её пределами только в самых крайних случаях. Конечно, скучать ей не приходилось, и Шан, и все его шестеро тётушек постоянно развлекали молодую хозяйку, не давая унывать по пустякам. Но он знал, что она всё равно грустила, хотя и старалась не показывать. Но красные после слёз глаза и распухший нос не могли скрыть даже особые настойки и капли. Глупая маленькая девочка!



Мужчина прикрыл глаза, погружаясь в воспоминания об их первой встрече.



Это случилось на двенадцатый день запланированных торжеств. Почти все приглашённые леди уже давно прибыли и изо дня в день красовались в своих шикарных нарядах перед хозяином замка, его тётушками и другими «невестами». Сашии среди них не было. Она опоздала, потому что на них напали и ранили её горничную. Взять ничего не взяли — не успели просто, да и испугались мгновенно перекинувшихся в зверей леканов, но Саши от этого легче не было, ведь они же ранили её подругу! Поэтому, недолго думая, она кинулась в погоню, которая, собственно, долго не продлилась, но вот выяснение всех обстоятельств, поиск оставшейся шайки, передача их под ответственность вызванного штатного мага… В общем, в замок к предполагаемому жениху она прибыла с опозданием на двенадцать дней и сразу же столкнулась с ним лицом к лицу, вернее, едва не затоптав его копытами изящной эльфарийской кобылки.



— О, прошу прощения, лорд, — виновато сказала она. — Я вас не заметила.



— Я понял, — процедил Шанрэл сквозь плотно сжатые зубы.



— И нечего на меня шипеть! — оскорблённо фыркнула девушка. — Я извинилась!



— А я извинения не принял! — не менее оскорблённо ответил

Книга Вдруг, как в сказке: отзывы читателей