Закладки

Наступление тьмы читать онлайн

корзинки покрывало. Он встряхнул им, расстелил у воды.

— Завтрак подан, — сказал он.

Я села, осмотрела кусты, пока он рылся в корзинке. Листья шелестели на ветру, словно шаги шуршали сухой травой, но я никого вокруг не видела.

— Хочешь пирожки с рыбой или фаршированные перцы? — он поднял еду и покрутил ею, чтобы выглядело заманчивее. Еде не помогло, но он зато выглядел восхитительно. Его теплые карие глаза. Милый шрамик над губой.

Я была глупой. Разве можно было думать о романтическом пикнике с Данэлло, когда я могла думать только о герцоге? Данэлло заслуживал лучшего.

— А чем фаршированы перцы? — спросила я, придвинувшись ближе.

— Эм… — он ткнул начинку пальцем. — Похоже на рыбу.

— Та же рыба?

— Может, большая рыба, — улыбнулся он.

Я рассмеялась впервые за… Святые, я и не помнила. Это было приятно. Очень. Мы с ним были вместе, никто не пытался нас убить. Мне нужно было больше такого.

— Я про вид рыбы.

— Знаю, но так ты улыбнулась, — он опустил перец на тарелку и вытащил из корзинки нож. — Мы разделим оба, так тебе не придется выбирать.

Как я выбрала оставить Тали? Улыбка увяла. Я не хотела думать об этом. Мне не стоило думать об этом, когда вокруг были солнце, цветы и милый мальчик с едой.

Сладкий запах доносился с ветром. Белый имбирь. Запах Тали. Конечно, я думала о ней.

Данэлло с неуверенностью посмотрел на меня.

— Ты в порядке?

Я кивнула, он продолжил резать.

Я не выбирала оставить ее. Данэлло и Айлин похитили меня, унесли из Басэера, бросили в судно Джеатара и заперли в каюте, пока мы не отплыли достаточно далеко, чтобы я не могла уплыть.

«Но ты не жалеешь о таком выборе».

Нет, ведь я сама его сделала в первую ночь в Басэере, когда могла спасти Тали от ищейки Вианд, забрать ее из когтей герцога. Но Данэлло и Айлин были в тюрьме, их ждала казнь. Их смерти против жизни Тали.

И я выбрала их.

Тали была в беде, да, но Данэлло и Айлин убили бы через пару часов. Я думала, мне хватит времени вернуться за ней. Думала, что смогу спасти их всех, но ошибалась. Я оставила ее в городе с тем, кто хотел превратить ее в оружие и заставить убивать.

— Держи, — Данэлло вручил мне тарелку, улыбка была на его лице, но в глазах была заметна тревога. — Половинка перца с загадочной рыбой и целый рыбный пирожок.

Я взяла еду. Первый кусок был как камень, но я ела. Он уже рисковал ради меня.

По камням затопали шаги, и я напряглась. Появилась еще одна пара, но обошла пруд. Они даже не взглянули на нас. Может, мы были достаточно далеко от дома фермы, чтобы люди узнавали меня. Мое имя было известнее моего лица.

— Все хорошо, Ниа, тут ты в безопасности, — тихо сказал Данэлло. — Я не дам ничему случиться с тобой.

Это точно. Он бы сразился с любыми солдатами, присланными герцогом. Он бы прикрывал меня, что бы я ни делала. Даже если ему мое решение не нравилось.

— Спасибо, — сказала я. Стоило сказать больше, но слов не было. Я смотрела на него, надеясь, что он знает о моих чувствах. Глаза говорят больше губ. А у Данэлло были красивые губы. Я улыбнулась.

Он нервно улыбнулся в ответ, склонился ко мне немного, словно хотел увидеть, что я сделаю. Я тоже склонилась, сердце колотилось. Только бы он приблизился, и тогда я тоже приблизилась бы, и…

— Простите? — крикнула женщина, выходя из-за деревьев.

Данэлло выдохнул и развернулся. Я хмуро посмотрела на нее. Она была одета слишком хорошо для беженки. Наверное, торговка из Басэера. Рядом с ней был мужчина со шрамами на лице — три с одной стороны, ото лба до подбородка, словно его ударила когтями огромная птица. Он напоминал солдата.

— Да? — спросил Данэлло.

Женщина улыбнулась нам.

— Вы слышали о Большой вспышке?

— Большой вспышке?

Она кивнула.

— Это произошло в Басэере. Вспышка ярче солнца, которую создала девушка, направившая силу Святых на сокрушение дворца герцога.

Я поежилась. Она все не так поняла.

— Эм, было не так, — сказала я. — Это было оружие из пинвиума, перегруженное и вспыхнувшее.

Данэлло схватил меня за руку.

— Больше ничего не говори, — прошептал он.

— Святые поют об этой девушке, — продолжила женщина. Она взглянула на мужчину со шрамами. — Они дли ей силу Их света, чтобы она могла спасти нас от тьмы.

Я не могла даже спасти сестру. Как я могла спасти их?

— Она, похоже, великая, но нам пора, — Данэлло попятился, потянув меня за собой. Он прижимал ладонь к рапире на бедре.

— Вы там были? — спросил мужчина. Он с отчаянием впился в меня взглядом. Он напоминал мне некоторых солдат, которых я видела в конце первой войны — они сдавались и сидели в Святилище весь день, молились о спасении и просили всех вокруг тоже молиться. Они были потеряны, злы, хотели помочь, но и обвиняли при этом. — Расскажете, что видели? — спросил он. — Поделитесь историей с нами и теми, кто верит, как мы?

Мою историю и без того достаточно знали.

— Простите, я ничего не видела.

Женщина и мужчина со шрамами нахмурились, но кивнули.

— Правду сложно проглотить, — сказал он. — Если захотите рассказать, нас можно найти в восточном лагере. Ищите красную карету с золотыми звездами.

Карету? Может, они не были торговцами, раз могли позволить себе карету. Но они не выглядели как аристократы.

— Спасибо, мы запомним, — сказал Данэлло. Мы пятились, готовые бежать, если они пойдут к нам, но они ушли глубже в сад. Я услышала, как женщина снова заговорила, наверное, с другой парой, что проходила здесь.

— Что, во имя Сэи, это было? — я говорила тихо, пока мы проходили калитку двора. Если потребуется, мы могли уже докричаться до стражей.

— Не думаю, что Сэя здесь замешана. Они напоминали фанатиков, которые докучают людям в парке у Святилища.

— Которые думают, что звезды погаснут? — я тоже их видела, они кричали всем, кто слушал, что звезды почернеют, и наступит тьма, но один свет будет сиять достаточно ярко, чтобы, не знаю, прогнать тени, видимо. Я их долго не слушала. Их вопли привлекали солдат, а с солдатами приходила беда.

— Ага. Может, в Басэере есть свои фанатики, — сказал Данэлло.

— Вопящие обо мне, — это было хуже сплетен. То, что я сделала, не было знаком Святых. Это было случайно. Я только пыталась остановить оружие герцога и помешать ему убить половину Басэера.

— Не о тебе конкретно. Они просто пытаются подогнать случившееся под то, во что они верят. Они сделали так с бурей с молниями прошлым летом, помнишь? Когда те виллы загорелись.

— Ага. Пальцы Святых, или как-то так, — никто их не слушал, некоторые даже смеялись. Название было глупым.

Мы добрались до дома и открыли дверь кухни. Уэя, домоправительница Джеатара, сидела за столом и чистила манго. Две девушки сидели по бокам от нее, перед ними были корзиночки желтого перца. Они выдергивали стебельки.

Уэя подняла голову.

— Ниа, что случилось? Ты белая, как соль.

— Кучка фанатиков думает, что я — восьмая святая.

— Что?

Данэлло улыбнулся.

— Ниа преувеличивает, но есть фанатики, говорящие о вспышке в Басэере как о знаке Святых.

Уэя заправила седеющую прядь за ухо.

— Люди обращаются к вере, когда напуганы. Уверена, бояться нечего.

— Наверное, — мне и без того было о чем беспокоиться. — Может, Джеатар знает, откуда они.

— Возможно, — кивнула Уэя.

— Спросишь у него завтра? — сказал Данэлло. — Я надеялся, что мы проведем день вместе. Повеселимся, да? Ты много работала в последнее время.

А результата не было. Три раза мы пробирались в Басэер — или в окрестности — в поисках Тали. Но слухи никуда нас не приводили.

Уэя кашлянула.

— Данэлло? Где моя корзинка?

— Эм, — он скривился, — в саду.

— Ты же не собираешься оставлять ее там?

— Нет, мэм.

— Так забери.

Данэлло посмотрел на меня, а потом на дверь. Уэя смотрела на него поверх корзинки с манго. Ее помощницы смотрели на перцы, но с трудом сдерживали смех.

— Подождешь меня в саду у кухни? — спросил он. — Нам нужно закончить пикник.

Я улыбнулась.

— Хорошо.

Данэлло побежал, а Уэя продолжила чистить манго.

— Он хороший мальчик. Хоть порой и забывчивый.

— Да, он прекрасен, — я посмотрела на дверь, ведущую в остальную часть дома. Данэлло не сразу вернется. У меня было время узнать, есть ли новости о Тали и фанатиках. Я успею выйти в сад до него. — Джеатар в библиотеке?

— Был там, когда я проверяла в последний раз.

Надежда и страх смешались в моем сердце. Может, сегодня я узнаю, где Тали. Или узнаю, что нет смысла больше искать ее.

Святые, помогите, ведь я уже не знала, что хуже.

ДВА

Дверь библиотеки была открыта, но я все равно постучала. Ондераан и Джеатар одновременно подняли головы. Один улыбнулся, другой — нет.

Я нахмурилась.

— Что случилось?

— Забудь о походе в Басэер, — сказал Джеатар с каменным лицом.

— Почему? — только не говорите, что Тали мертва. Прошу.

— У реки большое движение отрядов, корабли двигали в гавань. Похоже, герцог собирает армию.

— Вы знаете, где?

— Пока нет, но по количеству кораблей это похоже на вторжение.

Мою грудь сдавило.

— Гевег?

— Или Верлатта, городки шахтеров или районы у реки.

— Или все сразу, — Ондераан покачал головой и глубоко вдохнул, на миг он сильно напоминал папу, и я отвела взгляд. Все еще было сложно поверить что он — мой дядя. Что у меня был дядя, да еще и басэери. — Это может быть начало массового захвата.

Я видела такое раньше, пять лет назад, когда герцог вторгся в Гевег и убил моих родителей. Бабулю. Когда он сжег Сорилль, чтобы убить своих братьев, соперников за место на престоле.

— Есть

Книга Наступление тьмы: отзывы читателей