Закладки

Занесенный клинок читать онлайн

девичник, и мы не будем беспокоиться обо мне.

Я использовала тот же взгляд, какой применяла к Элен, пристально глядя на нее прищуренными глазами.

– Мэллори Делэнси Кармайкл Белл.

– Ничего, Мерит.

– Мэллори.

Она немного запрокинула голову и издала расстроенный звук.

– Я просто… чувствую себя странно.

– Странно? Что случилось? Ты заболела? Ты спишь? Ты выглядишь уставшей.

– Я не больна и не беременна, поскольку это, кажется, другой часто задаваемый вопрос. – Она покачала головой. – Я чувствую… тревогу.

Я нахмурилась.

– Относительно свадьбы?

– О, Господи, нет. Вы с Этаном были созданы друг для друга, пусть даже ему пришлось ждать четыре столетия, чтобы найти тебя. Что, как по мне, вероятно, пошло ему на пользу. – Она подмигнула. – Сделало его более благодарным.

– Тогда что за дурное предчувствие?

Она пожала плечами.

– Не знаю. Это просто неопределенное магическое предчувствие. Своего рода тревога, я думаю.

– Из-за чего? Откуда?

– Понятия не имею. В этом нет ничего конкретного. Нет даже намека на то, что я могла бы назвать проблемой, или угрозой, или чертовым надвигающимся облаком. – Ее слова набирали скорость по мере того, как росло ее разочарование. – Просто тревога. Катчер меня поддерживает, но я знаю, что он этого не чувствует. И это заставляет меня чувствовать себе параноиком.

– Итак, давай предположим, что ты не параноик. Что может тебя беспокоить? Не Сама Знаешь Кто. – Я не хотела упоминать женщину, которая пыталась контролировать нас.

– Нет, – ответила она. – Прошло четыре месяца, она не показывалась, и город под защитным заклинанием, даже если она вернется. Кроме этого, я не знаю.

Мэллори посмотрела на меня, и беспокойство в ее глазах было еще глубже, чем я думала. Чем бы это ни было, ей это не нравилось.

– Что, если я не могу быть счастлива, Мерит? В смысле, я замужем, и ты выходишь замуж, и за исключением самых тупых в мире охотников за привидениями, нет никакой сверхъестественной драмы. Никаких разборок Речных нимф. Нас не бросили на растерзание мэру или кому-нибудь еще, кто хотел бы использовать нас в качестве политического исходного материала. Я должна быть чертовски рада. А вместо этого… – Она вздохнула и пожала плечами.

Я взяла ее за руку и сжала.

– Мэл, ты самый счастливый человек, которого я знаю. Самый светлый человек – за исключением того периода, когда ты была злой.

– Это не считается.

– И даже тогда ты вылезла из этого. Поэтому, если ты говоришь мне, что что-то не так, я верю тебе. Ты говорила с Орденом по этому поводу? Я думала, вы, ребята, в лучших отношениях.

– Они уже думают, что я чокнутая.

– Ну, а как насчет Габриэля? Может, Стая почувствовала что-то подобное. – Хотя я надеялась, что живущий в Чикаго альфа оборотней пришел бы к нам, если бы думал, что что-то не так.

– Даже не представляю, что могла бы ему сказать. «Гейб, я знаю, что ты занят, будучи горячим, волком и все в таком духе, но весь этот мир и его благополучие заставляют меня нервничать?»

– Тогда у меня официально кончились идеи.

– Значит, ты тоже думаешь, что я чокнутая? – Должно быть, она услышала нарастающую панику в своем голосе, потому что подняла руку. – Прости. Мне жаль. Это просто раздражает меня.

Я обняла ее и сжала.

– С нами все будет в порядке, Мэллори. Все будет хорошо. Я выхожу замуж, и мы с Этаном проведем чудесную неделю в Париже.

– Ты права. Я знаю, что ты права. – Она встряхнула руки, размяла плечи, очевидно, пытаясь расслабиться. – Что произойдет, то произойдет, и нет никакого смысла сейчас об этом беспокоиться. Давай просто веселиться.

– Давай просто веселиться, – согласилась я и чокнулась с ней бокалами.

Потому что, параноик или нет, но нас определенно ждал какой-то сюрприз. Всегда так было.

***

– Итак, дамы! – произнесла Линдси, вставая на стул босыми ногами и стуча по бокалу ложкой. Когда толпа затихла, она обвела взглядом комнату. – Мы достигли, кхм, кульминации сегодняшней Холостяцкой Феерии!

– Сколько у этого названий? – прошептала я Мэллори.

– Кажется, семь? Мы отбросили «Мерит Делает Чикаго» и «Салливан Два: Ресалливация».

– И правильно.

– Колин, – позвала Линдси, давая знак бармену. – Давай.

Верхний свет приглушили, но место на маленькой сцене перед нами освещало единственный черный стул, который стоял перед микрофоном. Начала играть музыка, джазовая песня с игривым, кокетливым ритмом.

Когда Линдси села, чтобы присоединиться к нам, на сцену из закулис вышел мужчина.

Загорелая кожа, темные волосы, темная борода, волосы завязаны в идеальный пучок на макушке. Его глаза были зелеными, ресницы такими же густыми и темными, как его борода, губы растянулись в длинную линию, которая приподнималась в уголке. На нем были джинсы, ботинки и больше ничего. Рельеф его тела сплошь составляли гладкая кожа и твердые, выпуклые мышцы, на его левой руке была сложная одноцветная татуировка.

Помещение погрузилось в абсолютную тишину.

– Ну, – тихо проговорила Марго. – Он… довольно привлекательный.

– Привлекательный, – произнесла Линдси, наклонив голову, пока таращилась на его бицепсы. – И хорошо очерченный.

– Словарь не смог бы определить лучше, – сказала Мэллори, с остекленевшими глазами пялясь на мужчину.

Я поглядела на Линдси.

– Не могу поверить, что ты наняла танцора. Этан убьет тебя. Или меня. Или нас обеих.

– О, дорогая, – произнесла Линдси. – Он здесь не для того, чтобы танцевать.

Тем не менее, с грацией танцора мужчина развернул стул задом-наперед, сел и вытащил из заднего кармана потертую книгу в мягкой обложке. Он посмотрел на меня и улыбнулся.

– Твоя вечеринка?

Я кивнула, внезапно занервничав.

– Круто. Тебе нравится Лорд Байрон[11]?

Я на самом деле почувствовала, как покраснело мое лицо.

– Конечно?

Рядом со мной хихикнула Линдси, издав звук полного удовлетворения.

Он кивнул и перелистнул несколько страниц.

– Дамы, – произнес он, встречая наши взгляды. А затем, глядя вниз на страницу, он начал читать:

Она прекрасна словно ночь

Среди небес на звездном фоне;

Она как тьмы и света дочь,

Которые видны в ее столь ярком взоре[12].

Каждая женщина в помещении вздохнула.

***

Я не уверена, был ли он аспирантом, поэтом, артистом, стриптизером или же блестящей комбинацией всего этого. Но мужчина был знаком с Лордом Байроном и имел понятие о словах. Он использовал нарастание и спад предложений, понимал когда нужно сделать паузу, поднять голову, поймать наши взгляды, улыбнуться. Он различал ударения и скорость, ритмичность и ясность речи. Он был принцем поэзии, и он нас заворожил.

Шампанское откупорили и окунули в блестящие серебряные ведерки со льдом, а затем разлили по высоким, прозрачным бокалам, пока мы слушали, скрестив ноги и восседая на наших стульях.

– Будет лучше, если мы объективируем его тело и его мозг? – спросила Марго, опуская тонкую соломинку в свой джин-тоник, чтобы сделать глоток.

– Мне все равно, – ответила Мэллори. – Он читает красивые слова.

Я не могла бы выразиться лучше.

Глава 3

ПЯТЬ СЕКУНД (СВЕРХЪЕСТЕСТВЕННОГО) ЛЕТА


Мы покинули «Темпл Бар» примерно за два часа до рассвета, закинули Мэллори в Уикер-Парк, а потом направились к Дому.

Мы разошлись на первом этаже. В фойе было тихо и пусто, стол убрали на вечер, просители разошлись по домам, их проблемы либо были уже решены, либо перенесены на другую ночь для рассмотрения Этана. Один вампир мог сделать не так уж и много.

В поле зрения не было ни одной коробки, или подсвечника, или ивовой ветви, а это означало, что все это, вероятно, уже погрузили в грузовик и перевезли в библиотеку. Или Элен все это уже достало и она развела костер на заднем дворе. Это казалось маловероятным, поэтому я предположила, что свадьба пройдет как и планировалось.

– Свадьба пройдет как и планировалось, – прошептала я с улыбкой.

Было больше презентаций, бранчей и дегустаций тортов, чем, по моему мнению, это возможно – и еще больше, чем, как я думала, было разумно. Этан наслаждался процессом, подготовкой к нашей совместной жизни, поэтому я потакала ему, и теперь последним среди всего этого прошел девичник. Последнее препятствие перед свадьбой, прежде чем мы принесем клятвы верности – на вечность. Сейчас ничто не стояло между нами, кроме восхода и захода солнца, и даже Сорша Рид не могла этого изменить.

Вот тогда-то и заиграли нервы. Не страх, а предвкушение. Волнение. Усики желания, возможно, слишком много времени направляли свой восторг на Лорда Байрона.

В коридоре было темно – в кабинетах Малика и Элен не горел свет, так же как и в столовой в конце вестибюля. В кабинете Этана свет все еще горел. Я сомневалась, что он уже вернулся; казалось более вероятным, что они будут наслаждаться виски и сигарами до последнего. Вероятно, уборщики забыли выключить свет, или, может, Элен в последнюю минуту вспомнила о какой-нибудь безделушке к свадьбе.

Я могла оставить ему записку. Послание, чтобы пожелать спокойной ночи, сообщить, что я буду думать о нем во время нашего навязанного вампирами изгнания и что увижу его завтра в библиотеке, а книги уж как получится.

То, что мне это показалось забавным, вероятно, говорило больше в пользу джина, который я распивала в «Темпл Баре», нежели в пользу моих комедийных навыков.

Я зашла в кабинет, направляясь к его столу… и не осознавала, что нахожусь там не одна, пока не уловила рябь передвижения по комнате.

Он стоял в зоне для переговоров, мужчина в джинсах и рубашке с длинными рукавами, ткань была запятнана грязью и потрепана по краям. Его бледная кожа была вся в грязи, темные волосы взъерошены от того, что он, казалось, постоянно запускал в них руки, которые сейчас нервно потирались о джинсы. Дом все еще был насыщен ароматом свадебных цветов, но среди него я почувствовала запах немытого мужчины.

Он был вампиром. Старше, чем большинство, кого я встречала, но слабая, шипучая магия указывала на его сверхъестественность. Его магия ощущалась по-другому – она имела химический запах, как у открытых маркеров. А еще я его не узнала. Если он состоял в Доме,

Книга Занесенный клинок: отзывы читателей