Закладки

Чёрный как ночь читать онлайн

Я пропустила добрый кусок нашей дороги до центра, затерявшись в собственной голове и улавливая лишь отдельные частицы того, как мы съехали с шоссе возле вьющейся как змея реки и поехали по широкой улице с минимум восемью полосами машин, с обеих сторон окружённой высокими и низкими зданиями.

Теперь передо мной маячил большой каменный фонтан, наполовину блокируя вид на улицу с подъездной дорожки, где остановился внедорожник. Я осознала, что декорация посередине фонтана — это на самом деле название отеля, расположенное лицом к улице. Белый внедорожник припарковался за фонтаном на круговой подъездной дорожке перед отелем, так что эти медного цвета буквы теперь читались задом наперёд, но все же я легко могла их прочесть.

Отель Хану.

Я покосилась в сторону лобби, нагибаясь, чтобы посмотреть в окно мимо женщины, которая все ещё сидела напротив меня. Я видела короткую лестницу к входу, где стояли два мужчины в темно-серой униформе и белых перчатках, которые открывали двери перед приходящими и уходящими гостями.

Фа повернулась ко мне, улыбаясь.

— Секундочку, пожалуйста, — вежливо сказала она.

Схватившись за ручку дверцы, она грациозно выскользнула на подъездную дорожку. Резкими, идеально сбалансированными шагами на своих высоких каблуках она направилась прямиком к покрытым ковровой дорожке ступеням и в лобби отеля. Несколько секунд я просто наблюдала, как люди входят в отель и выходят из него — все они прекрасно одеты, многие из них были белыми, явно приехавшими на отдых.

Когда через несколько секунд Фа спустилась по этим ступеням, я едва не рассмеялась, увидев человека, идущего вместе с ней.

Это был Фаррадэй, Лоуренс Фаррадэй. Адвокат Блэка из Штатов.

Какого черта он здесь делал?

Покрытое красными пятнами, его лицо казалось чрезмерно большим, как будто он слегка опух с нашей последней встречи. То же состояние, казалось, превратило его вишнёво-красный галстук в оружие против его шеи, и он на ходу потянул за узел — возможно, чтобы не дать ему задушить себя. Его действительно отвратительный желтоватый парик слегка криво сидел на голове. Он был одет в помятое рыжевато-коричневое пальто, а это означало, что скорее всего он тоже только что приехал — особенно если учесть, что под пальто он был одет в тёмный костюм.

Он скользнул на заднее сиденье внедорожника с болезненным вздохом и уставился на меня с тем же удивлением, которое я испытала при виде него.

— Мисс Фокс, — сказал он. — Привет.

Я взглянула вперёд, где Фа скользнула на пассажирское сиденье рядом с водителем. Она не обернулась на нас.

— Привет, мистер Фаррадэй, — сказала я, улыбаясь.

— Ларри, — сказал он, кряхтя и продолжая воевать с галстуком. — Зовите меня Ларри, мисс Фокс. Прошу.

— Хорошо, — отозвалась я. — Но только если ты будешь звать меня Мири.

— По рукам, — согласился он.

Его бруклинский акцент вновь заставил меня улыбнуться. Он резко выдохнул, крякнув от облегчения, когда ему наконец удалось ослабить узел вокруг его шеи. Несколько секунд он просто тяжело дышал, прислонившись к спинке сиденья и стягивая узел ниже на грудь.

— Христос на ходулях. Эта погода меня убьёт.

— Разве лето в Нью-Йорке не такое же ужасное? — спросила я.

— Не в октябре же, — ответил он, все ещё восстанавливая дыхание.

— Ты тоже только что приехал? — сочувственно спросила я.

Он взглянул на меня, и его воспалённые глаза ответили на мой вопрос прежде, чем он заговорил.

— Только что сошёл с грёбаного самолёта. Мне даже не удалось взять попить в баре отеля до того, как эта женщина вошла в лобби. Думаю, мне нужно быть благодарным, что мои чемоданы оставили где-то там, где я смогу потом вырубиться. Просто не допускайте меня к бассейну. Вы можете обнаружить меня плавающим в нем… лицом вниз.

В этот раз я рассмеялась по-настоящему. Затем, откинувшись на заднее сиденье внедорожника, я провела пальцами по волосам, пытаясь сфокусировать собственный взгляд.

— Ага, а я даже до отеля не добралась, — уныло произнесла я, выглядывая в окно, когда мы выехали на людную восьмиполосную улицу. Я посмотрела на адвоката Блэка, и мой тон сделался немного резче. — Ты знаешь, что я здесь делаю, Ларри?

Он вскинул руки ещё до того, как посмотрел на меня.

— Понятия не имею.

— Ты знаешь, в чем его обвиняют? — спросила я.

— Неа, — ответил он.

— Он тебе не сказал?

— Он даже не сказал, выдвинули ли обвинения. Все, что он сказал — «это сложно», — Фаррадэй повернул голову на подголовнике, многозначительно глядя на меня.

Я взорвалась в очередном приступе смеха.

Лоуренс вытащил носовой платок и промокнул им лицо, сверяясь с наручными часами. Секунду спустя он испустил очередной раздражённый вздох, оглядывая салон машины, и я догадалась, что его часы, должно быть, не переведены под местное время. Я показала ему время на телефоне. Он кивнул в знак благодарности, убирая сложенный носовой платок в карман, и перевёл время на своих старомодных часах несколькими вращениями рифлёного механизма.

— Я удивлена, что у него нет тайского адвоката, — сказала я. — Того, кто знает местные законы, и как здесь все устроено, имею в виду.

— О, у него есть тайский адвокат, — отрешённо ответил Лоуренс. — Но очевидно, посольство Соединённых Штатов тоже каким-то образом замешано, так что он захотел моего присутствия.

Покачав головой, я подняла руки в знак поражения.

— Ладно. Я даже не стану спрашивать.

— Обычно это разумная линия поведения, — прокряхтел Лоуренс, удобнее устраивая свой вес на сиденье и закрывая глаза.

Через несколько минут мы подъехали к полицейскому участку.

Даже под струёй активно работающего кондиционера Фаррадэй потел. Когда водитель открыл дверцу с его стороны и впустил тропическую жару — которая, видимо, поднялась ещё на несколько градусов за время сорокаминутной поездки из аэропорта и примерно двадцати минут, которые мы только что провели в пробках после отъезда из отеля Хану — Фаррадэй издал болезненный стон. Однако он не стал медлить и поднял себя с сиденья.

— Тебе лучше оставить пальто, — настоятельно посоветовала я.

Он отмахнулся от меня, уже покраснев лицом и следуя за Фа.

Они вдвоём пошли к тому же зданию, которое я помнила с фотографичного изображения, которое Блэк передал в моё сознание, пока я сидела в своём любимом суши-ресторанчике в Джапантауне. Сделавшееся грязно-жёлтым от расположения на развилке двух оживлённых улиц, здание имело красную черепичную крышу, белые оконные рамы, шоколадно-коричневые ставни и те самые четыре ионические колонны прямо перед входными дверями. Вопреки высоким потолкам, которые я видела через парадный вход, здание оказалось меньше, чем на кадре Блэка. Вдобавок к надписи на тайском языке наверху здания я также заметила национальный флаг, развевающийся на флагштоке.

Тоже вздохнув, я выбралась из внедорожника с той же стороны, что и Фаррадэй, наградив сочувственной улыбкой нашего водителя, который, как я только сейчас осознала, все ещё придерживал дверь для меня. Хоть я и выросла в Сан-Франциско, жара по какой-то причине меня не беспокоила. Мне показалось почти облегчением покинуть салон с рециркулируемым воздухом. В любом случае, я давным-давно не отдыхала по-настоящему.

Я слегка прибавила шагу, чтобы догнать Фаррадэя и Фа, и как раз настигла их, когда Фаррадэй придержал дверь, пропуская Фа вперёд себя. Увидев меня, он кивнул, чтобы я тоже шла вперёд.

Я начала заходить, но потом остановилась, понизив голос и взглянув в спину Фа.

— Кто она? — пробормотала я. — Ты знаешь?

Лоуренс ответил тусклой улыбкой.

— Наш переводчик.

— Наш переводчик? — я издала удивлённый смешок. — Но она не говорит.

Он лишь пожал плечами, улыбаясь своей знающей улыбкой.

Сдавшись, я вошла перед ним в низенькое здание.

В то же мгновение по мне ударила другая волна мощного кондиционера, вопреки вентиляторам, которые со скрипом вращались под потолком. Фойе с высокими потолками было относительно тихим, возможно, отчасти из-за времени суток.

Однако как только мы прошли через внутренние стеклянные двери в главную приёмную, меня тут же окутала знакомая суета полицейского участка.

На множестве пластиковых стульев разместились люди различных слоёв общества, большинство из них были тайцами, но присутствовало и несколько иностранцев — в основном они выглядели расстроенными или обеспокоенными. Таец в униформе стоял за высоким столом, служившим крайней точкой у ворот, которые отделяли публичную часть участка от непубличной. Фа подошла прямиком к нему и принялась быстро говорить на тайском.

Мы с Фаррадэем просто ждали, разглядывая комнату.

Я заметила несколько взглядов в нашу сторону, но большинство из них были скучающими. Очевидно, иностранцы не вызывали здесь особого любопытства. Учитывая, что мы находились близко к туристической зоне (по крайней мере, если верить GPS-карте на моем телефоне), это неудивительно.

Я уже собиралась подойти и посмотреть на стеклянную витрину, заполненную листовками «Разыскивается», когда Фаррадэй коснулся моей руки, привлекая моё внимание. Когда он указал на Фа, я увидела, что она идёт обратно к нам.

— Они сейчас его отпустят, — сказала она.

— Кого? — удивлённо спросила я. — Блэка?

— Chai, khá. Да.

— Так они его не задержали? — переспросила я, все ещё озадаченная.

Она улыбнулась мне, но выражение её глаз передавало в равной мере терпеливость и дружелюбие. Я поймала себя на мысли, что она, наверное, тоже гадает, что я здесь делаю.

— Он налаживал отношения с местными властями, — вежливо объяснила она. — Теперь они понимают его работу здесь. Они пообщались с американским посольством, — она перевела взгляд, сосредоточившись на Фаррадэе. — Теперь они хотели бы поговорить с вами, мистер Лоуренс.

Фаррадэй кивнул, вытирая лицо носовым платком, который к тому времени выглядел достаточно мокрым, даже с вентиляторами и кондиционером. Мрачно улыбнувшись и помахав мне, он последовал за Фа. Я наблюдала, кусая губу, как эти двое проходят через деревянные двери, разделявшие переднюю и заднюю зоны участка. Я продолжала наблюдать, когда полицейский за столом пропустил их внутрь.

Секунды спустя Фа и Фаррадэй исчезли в длинном, лаймово-зелёном коридоре, украшенном флуоресцентными светильниками.

Чувствуя себя слегка заброшенной, я несколько секунд просто стояла там, скрестив руки.

Я снова гадала, не окажется ли это для

Книга Чёрный как ночь: отзывы читателей