Закладки

Забыть завтра читать онлайн

руку прямо над ее сердцем. ? Я люблю тебя, Джесса. Ты знаешь это, не так ли?

Она кивнула. Ее сердце ровно билось под моей рукой, сильный, устойчивый ритм абсолютного доверия ребенка старшей сестре.

? Прости меня, ? прошептала я.

Прежде чем она успела среагировать, моя рука резко взлетела в воздух и погрузила иглу прямо в ее сердце. Прозрачная жидкость влилась в мою сестру.

Джесса уставилась на меня с широко распахнутыми глазами и открытым ртом.

Громкий писк наполнил комнату. А затем линия на кардиомониторе стала прямой.



Глава 4



Я не могла дышать. Сделала большой глоток воздуха, но это не помогло. Я тону. Я промокла от пота и тону в нем. Я вскинулась, и кто-то пихнул мою голову мне между колен. Мое отражение уставилось на меня из плитки. Я вернулась в комнату воспоминаний.

— Дыши, — сказал Уильям. — Я не ждал такого. Кто была эта девочка?

— Моя сестра, — пробормотала я.

— Ты убила собственную сестру? Мать Судьбы. Кто ты такая?

Хороший вопрос. Кто я? Преступник. Убийца. Сестроубийца.

Нет. Нет. Нет. Это был сон, галлюцинация. Это не было мое воспоминание. Не мое будущее.

Но это было так. Я не могла говорить из-за тошноты, скрутившей мой желудок. Из-за фантомной боли в моем плече. Кошмар не заканчивался. Все было настолько же реально, как и несколько мгновений назад. Настолько же реально и даже еще ужаснее.

О, моя малышка Джесса. Ребенок, которого я клялась защищать. За что?

Меня затрясло — непрерывные нервные движения, от которых задрожали плечи и застучали зубы. Я сжала руки, но дрожь только усиливалась.

— Успокойся, — Уильям взял с полки одеяло и набросил его на меня. — Отдохни минутку и не двигайся.

Как будто я могу двинуться. Я вообще не уверена, что смогу когда-нибудь это сделать.

Я съежилась под одеялом. Оно пахло стиральным порошком. Жесткие волокна задевали мою кожу, а пот заливал глаза. Я натягивала одеяло на голову, пока в моем мире не осталось ничего кроме глубокого темного мрака.

Уильям прочистил горло. Стянув одеяло вниз, я увидела, как он достает из машины чип. Он пересек комнату, разжал мою руку и положил чип в мою ладонь. Я смотрела на него с недоумением.

— Я знаю, что сейчас ты в шоке, — сказал он. — Но ты должна выслушать меня очень внимательно. У тебя нетипичное воспоминание, в котором ты совершаешь преступление Класса А. По закону АВоБ я должен арестовать тебя.

— Арестовать меня? — Я села прямо, и одеяло упало на пол. — Но я не сделала ничего плохого.

— Не сделала, но сделаешь. Закон однозначен. У АВоБ не бывает второго шанса. Никакого «невиновен, пока преступление не совершено». — Он подошел к двери и посмотрел на меня. Я увидела доброжелательность, которую не заметила ранее. — Ровно через минуту я подам сигнал тревоги. Тебе нужно выбираться отсюда. Немедленно.

Мой разум разрывало от вопросов. Почему ты помогаешь мне? Кто ты? Куда мне идти? Но он вышел, а время истекало.

Бежать!

Через полсекунды я была уже на ногах и бежала по коридору. Меня настиг шум голосов, когда я рывком распахнула тяжелую дверь, но я не обернулась. Направо, теперь налево, снова налево, мимо двери в конференц-зал и… да! Толпа людей, занятых своими делами. Множество девушек в серебристых комбинезонах в клетку с рассыпанными по спине волосами.

Я замедлилась до прогулочного шага и пригнула голову, пока пересекала этаж. Мои черные кроссовки поскрипывали о плитку, отправляя сердце в горло. Он уже поднял тревогу? Море людей в темно-синих и черных штанах обтекало меня беспрерывно. Их шаги отстукивали обычный ритм работников, а не безжалостный, тяжелый топот офицеров, занятых погоней.

Я почти была у выхода, когда услышала мужской голос.

— Келли? Это ты?

Резко ускорившись, я вылетела из здания и побежала к лесу. Сверхскоростной поезд увез бы меня дальше и быстрее, но если я войду в вагон, то они его заблокируют и меня схватят. Лучший выбор сейчас — спрятаться. Лишь бы я вовремя достигла деревьев.

Двадцать ярдов.

Я слышала глухой топот за спиной. И он становился громче. Что могло означать только одно: мой преследователь нагоняет меня, и быстро.

Десять ярдов.

Давай, Келли. Беги!

Я почти там. Мне только нужно добраться до леса, и там у меня будет шанс. Там есть повороты и изгибы. Кусты, за которыми можно спрятаться, упавшие стволы, в которые можно залезть. Просто еще несколько ярдов. Ты сможешь продержаться, Келли. Ты дойдешь.

Пять ярдов, четыре, три…

Я услышала свист от движения и приготовилась быть сбитой с ног. Вместо этого кто-то проскользнул мимо меня, а затем замедлился, чтобы бежать рядом со мной.

Рядом со мной? Что, черт побери?

Я увидела расплывающиеся знакомые черты — а затем достигла леса.

— Логан? — Я почти споткнулась об несколько обнаженных корней. — Что ты здесь делаешь?

Он улыбнулся, и на его щеках появились ямочки. Молния на его комбинезоне была расстегнута на пару дюймов, и от него пахло хлором, как если бы он был прямиком с раннего утреннего занятия в бассейне.

— Просто, как хороший гражданин, пришел отметиться в АВоБ на проверке после получения воспоминания.

— Нет, я хочу сказать, почему ты погнался за мной? Ты работаешь на АВоБ?

— Конечно, нет. Это последняя вещь, которую я бы мог сделать. — Его тон заставил меня вспомнить о мальчике, который раньше был моим другом. Того, чьи волосы всегда топорщились со спины, кто защищал меня от всех обид, реальных и выдуманных. — Я позвал тебя по имени, а ты сорвалась с места. Я хотел убедиться, что с тобой все в порядке.

Можно ли ему верить? Я посмотрела через плечо. Здание из стекла и бетона маячило за моей спиной. Как будто по заказу, воздух прорезала сирена, вспугнув несколько птиц, которые с криками покинули дерево. Мое сердце остановилось. Тревога.

Я приняла решение, положившись на интуицию. Для чего-нибудь другого нет времени.

— У меня проблемы, Логан.

— Только не говори, что это из-за тебя.

— Они собирались арестовать меня. Я сбежала.

Обе его брови изогнулись, возможно, из-за того, что он пожалел о том, что последовал с беглецом в лес.

— Что ты сделала?

— Ничего, — я не должна возмущаться. В будущем я убиваю свою сестру. Чем скорее я это приму, тем лучше. — Почти ничего. Это из-за моего воспоминания.

— Они преследуют тебя из-за чего-то, что ты сделала в воспоминании?

Я кивнула. Сквозь рев сирены я слышу слабый лай собак. О, Судьба. Собак тренируют идти по запаху. Мои колени не выдержали, и я споткнулась на неровном участке.

Логан схватил меня за руку и развернул к себе лицом.

— Твое воспоминание. Насколько плохим оно было?

Я часто заморгала. Я не собираюсь плакать. Если я сейчас заплачу, то с тем же успехом могу предать себя милосердию своры собак.

— Плохим, — прошептала я. — По-настоящему плохим.

— Окей, — сказал он. — Иди за мной.



Мы зашли глубже в лес. Если Логан и придерживался какой-то размеченной тропы, то я этого не заметила. Тем не менее, его шаг был твердым и уверенным, так что он должен знать, куда идет.

Лес стал гуще, и кроны деревьев над нашими головами соединились, так что мы бежали трусцой в полумраке, несмотря на яркое утреннее солнце. Камни и растительность покрывали землю, а воздух был влажным и холодным. Время от времени я слышала лай собак, но на таком расстоянии, что я стала расслабляться. Они не будут особо усердствовать в моих поисках. Я всего лишь девушка. У меня нет сил. Я не представляю существенной угрозы.

За исключением, пожалуй, угрозы по отношению к моей маленькой сестре.

Мой вдох был прерван всхлипыванием. Мамочка, должно быть, сейчас уже встала. Наверное, она сидит с Джессой за обеденным столом и смотрит на часы в ожидании, пока остынет их мятный чай. Они будут волноваться, если я не вернусь домой. Я должна дать им знать о произошедшем. Но даже если я смогу передать им сообщение, что бы я могла сказать? Прости, Джесса, я бы с удовольствием вернулась и съела тост, который ты сделала для меня, но, как выяснилось, я собираюсь убить тебя через несколько месяцев.

Мое лицо сморщилось, глаза горели от стоящих в них слез. Я поднесла руку ко рту и сильно прикусила ее. Я не могу этого сделать прямо сейчас. Я не могу этого сделать. Стая собак ждет возможности утащить меня. Я должна держать себя в руках, если собираюсь спастись.

Я уперлась взглядом в спину Логана. У него типичное для пловца строение корпуса — широкие плечи и узкая талия. Через завесу слез я видела, как его мускулы перекатываются под серебристым комбинезоном. Правильно, думай о его спине. Думай о Марисе, пускающей слюни от такого зрелища.

Мариса. Мое дыхание снова сбилось. Она должна была уже получить свое воспоминание. Она должна была увидеть себя знаменитой живой актрисой. Я никогда не увижу ее на сцене. Я никогда не увижу ее снова.

Я медленно выдохнула. Я не могу думать и о ней тоже. Я сфокусировалась на том, чтобы вскарабкаться на камни передо мной. Здесь земля пошла под уклоном вверх, а деревья поредели. Я снова могла видеть солнце. Оно обжигало мои уши, а пот выступил на лбу подобно каплям на бутылке с водой. У меня было ощущение, что мы идем целую вечность, но, вероятно, прошло не больше десяти минут.

— Куда мы идем? — спросила я.

Логан оглянулся, сканируя местность перед нами.

— Ты не можешь здесь оставаться. Они найдут тебя, где бы ты ни спряталась.

— Куда ты предлагаешь мне пойти?

Мы поднимались вверх, вверх, вверх. Здесь ничего нет кроме скалы, заканчивающейся тупиком над пропастью, с бурным речным потоком внизу.

Он прищурился на меня под не по сезону жарким солнцем. А затем я неожиданно поняла.

— Нет, — прошептала я. — Я не прыгну в реку. Это самоубийство.

— Нет, если ты знаешь, где прыгать. Нет, если тебе есть, куда идти.

О чем он, черт

Книга Забыть завтра: отзывы читателей