Закладки

Наступление тьмы читать онлайн

прыгнуть на меня, если им что-то не понравится.

Его ударили в бок, у печени. Я прижала ладонь к ране, другую опустила на лоб, ощутила его. Скривилась. Вреда было много, нож не просто пронзил его, он еще и двигался. Я сосредоточилась на закрывании разрывов, дыр, я тянула, и боль текла от него ко мне, острая боль пронзала живот. Он застонал и открыл глаза.

— Все будет хорошо, — тихо сказала я. Как и у меня, когда я приду в дом и найду Целителя, который заберет у меня боль.

Он встал, покачиваясь, я поддержала его. Толпа шепталась, хотя не должна была. Будто аристократы не видели исцелений. Только они сейчас и могли себе это позволить.

— Что она с ним сделала?

— Спасла ему жизнь.

— Она преступница, — сказал тот же мужчина.

Эллис улыбнулась.

— Не больше, чем ты.

— Но она…

— О, ради Святых, — сказала женщина с мальчиком. — Это ребенок. Вы верите всему, что говорит герцог?

— Я верю увиденному.

— Как и я. Она спасла жизнь, а вы ранили моего сына и детей других людей. Из-за чего? Кражи? — она покачала головой и притянула сына ближе. — Вы хуже нее.

Несколько голосов согласно шепталось.

Эллис потянулась за спину и вытащила из кармана веревки, а потом бросила Айлин.

— Вы с Квенджи свяжете ворам руки, а Ниа их разбудит. Мы отведем их Джеатару.

— Они нас обворовали, — сказала женщина. — С ними нужно поступать не так.

Эллис покачала головой.

— Это не Басэер, не ваша территория. Если хотите оставаться и получать еду, следуйте нашим правилам.

Остальные молчали, но многие смотрели, прищурив глаза.

— Буди их.

Я так и сделала, забрала в себя еще больше боли.

Воры проснулись, уставились на нас, но не пытались сбежать. Квенджи поднял их на ноги, и мы медленно пошли из лагеря. Эллис и Данэлло шли в конце, тревожась из-за басэери, а не воров.

Аристократы дошли до их «ворот», но не дальше. Мужчина, использовавший оружие, сверлил нас взглядом, пока мы уходили.

Эллис посмотрела на меня, намекая, что это моя вина, хотя она тоже была недовольна.

Я не переживала об украденных мелочах, о стычках между лагерями. Это само уладится. Но там были басэери, верность которых мы не знали, и они знали, что я была здесь. Некоторые даже думали, что я — преступница, убийца, но все были якобы против герцога. Они должны быть на стороне Джеатара.

И что тогда будет со мной?

Я прошла с остальными в дом, свежий страх сжимал желудок.

* * *

Эллис и Копли отвели воров в бараки. Остальные пошли в комнату, которую Джеатар сделал лазаретом. У нас было много Целителей, когда мы покидали Басэер, но многие ушли к своим семьям или убежали туда, где герцог не нашел бы их. Остались только двое — Ланэль и Туссен. Я спасла их от герцога и его оружия.

На месте была Ланэль. Айлин тут же отвернулась.

— Встретимся позже, ладно? — сказала она и потащила Квенджи прочь.

Ланэль выглядела обиженной, но быстро скрыла это. Я не могла винить Айлин за нежелание быть здесь. Я бы предпочла, если бы на посту был Туссен. Ланэль помогала герцогу с экспериментами, «заботилась» о Тали и других учениках, которые были заперты в комнате, полные боли.

Ланэль была частью его следующего эксперимента, но в этот раз как жертва, одна из Забирателей, которых приковали к оружию. Я была удивлена, когда она решила остаться на ферме и исцелять беженцев, но, может, ей было некуда идти.

— Это твоя кровь? — спросила она, поднимаясь со стула. Она отложила книгу, которую читала.

— Нет, стража ударили ножом в лагере.

— Он в порядке?

— Да.

Она посмотрела на Данэлло, стоявшего за мной, как статуя, а потом протянула руки. Я обхватила ладони. По рукам побежало покалывание, закружилось в животе, и боль пропала.

Ланэль скривилась.

— Не просто удар ножом. Можно было предупредить меня.

— Прости, это было всего пару вспышек.

Она подошла к шкафу и сняла с шеи ключ.

— Может, для тебя так, но для нас, обычных Целителей, это больно, — она вытащила кирпич пинвиума. Чистый металл, он стоил больше, чем все, что было в лагере у аристократов.

Она прижала к нему ладонь, толкая боль в металл. Обычно она улыбалась мне, когда так делала, дразня, ведь она могла ощущать пинвиум, а я — нет, но не сегодня. Может, ей надоело. Я не была обычным Целителем, но это меня уже не сильно тревожило.

— В лагере на окраине есть пострадавшие, — сказала я. Может, в городе крыс тоже были пострадавшие, но я не переживала за них. Они придут в дом и потребуют исцеления, если оно им потребуется. — Может, нужно кого-то к ним прислать.

Ланэль кивнула.

— Я схожу, когда придет Туссен.

— Стражей взять не забудь.

— Всегда беру, — она вернула пинвиум в шкаф и заперла его. — Слышала о Гевеге?

Она не могла иметь в виде ген-губа. Джеатар это не подтвердил, так что вряд ли рассказал бы Ланэль.

— Что слышала?

— Они изгоняют басэери, — она пожала плечами. — Это я слышала.

— От кого? — спросил Данэлло с подозрением.

— От людей в лагерях. Они говорят со мной.

— В лагерях о многом говорят, — сказала я, — но всему верить нельзя, — но если гевегцы прогоняли басэери, может, и слух о ген-губе был правдой.

Ланэль фыркнула.

— Я знаю лишь, что вокруг много бездомных басэери, и не все они из Басэера. Они хотят домой не меньше нас.

Странно слышать от Ланэль, что она хочет домой.

— В любом случае, — она потерла глаза. Я не замечала до этого круги под ними. — Я позабочусь о людях в лагерях.

— Спасибо, — мы оставили Ланэль в комнате с койками. Я поежилась, вспомнив другую комнату, в которой она сидела. Где были заняты все койки. Комната, полная страданий.

Я вздохнула.

— Когда все пошло не так?

Данэлло замер.

— В день, когда ты помогла мне.

— Что? — он винил меня?

— Я не это имел в виду, — быстро сказал он. — Не ты виновата, а тот день. Случай на пароме. Все те раненые. Тогда все началось.

Я выдохнула, сердце колотилось.

— Ладно. Тогда мы узнали об экспериментах герцога, но это началось раньше, — я посмотрела на него, в его глазах мелькнуло понимание. И печаль.

— Пять лет.

Я кивнула.

— Пять лет.

Когда герцог захватил наши дома. Пока с ним не будет покончено, все правильным не станет.

* * *

— Ниа, — шепнула Айлин перед рассветом. — Ты не спишь?

— Да, — ветер разбудил меня до этого, бил о дом порывами, как волны о камни. Здесь не было лесов или гор, чтобы остановить его. Только открытый простор.

Я скучала по волнам. По воде. По воплям чаек на ветру.

Айлин затрясла меня.

— Ты слушаешь?

— Прости, что?

Она выдохнула.

— Я спрашивала, как долго ты будешь искать Тали.

— Пока не найду.

— А если не найдешь?

Я не хотела думать об этом. Или говорить об этом. Тишина в темноте затянулась.

— Я не пытаюсь быть бессердечной, — продолжила она, — но если слухи — правда, если Гевег теперь принадлежит гевегцам, то домой пойти будет хорошо, да?

Я сглотнула, но во рту пересохло.

— Да.

— Знаю, Данэлло тоже хочет этого, но он тебе не расскажет. Он переживает за отца. Как и Халима с близнецами. Они скучают.

— Может, вам стоит идти без меня, — было больно говорить это, но как я могла держать их здесь, если они хотели домой?

Она фыркнула и стукнула меня по руке.

— Я не говорю этого. Я говорю, что можно подумать о способах найти Тали без риска своей жизнью.

— Как?

— Не знаю. Нанять ищейку? Я слышала, Вианд неплоха.

Я бросила в нее подушкой.

— Айлин! Как можно даже предлагать…

Что-то стукнуло в стену снаружи, сильнее, чем ветер. Айлин вскочила.

— Что это было? — прошептала она.

Я выскользнула из кровати, стараясь не шуметь. У Джеатара была хорошая мебель, она редко скрипела. Я тихо пошла по ковру к дверям балкона.

Еще стук, а потом скрежет, словно металл по дереву.

Я потянула занавески, чтобы выглянуть. Свет луны озарял балкон и отражался от… крючка?

Рука схватилась за перила, потом появилась нога. Я повернулась к Айлин.

— Там кто-то есть, — сказала я. — Убегай…

Стекло за мной разбилось, жаркая боль пронзила спину.

ЧЕТЫРЕ

Я вскрикнула и бросилась вперед, прочь от атакующего. Я ударилась об пол, но что-то опустилось рядом со мной. Маленькое, оно двигалось к дверям. Оно ударилось о дверную раму, отломалось и зацепилось за перила балкона.

Второй крюк.

— Айлин, беги! — я вскочила на ноги, первый нарушитель распахнул двери. Разлетелось еще больше стекла, осколок задел мою руку. Но спина болела сильнее.

— Не трогайте ее! — что-то пролетело мимо меня. Стул? Дерево ударилось о плоть, мужчина закряхтел. Айлин вскочила с кровати с одеялами в руках. Она напала на мужчину, укутала его в ткань, сбив на пол.

Второй мужчина ударил ее. Айлин закричала и отлетела. Она врезалась в зеркало, оно разбилось. Я бросилась к нему, вытянув руки в поисках плоти. Я схватилась за рукава.

Кожа, кожа, мне нужна кожа.

Мы боролись, спину жалило. Он извивался, его рука сдвинулась, и… кожа.

Попался.

Я толкнула боль из плеча и рук. Он судорожно вдохнул и отшатнулся, споткнулся о напарника, они оба упали на пол.

Загорелся свет, и я прищурилась и развернулась.

— Айлин?

Лампа на столе рядом с ней ярко горела, ставни были открыты.

— Я в порядке, — сказала она, но так не звучала. Она прижимала ладонь к боку.

Дверь в нашу комнату распахнулась. Айлин закричала, я пригнулась, готовясь к нападению на того, кто собирался войти.

Данэлло стоял в дверях, он был в штанах для сна и рапире. Он двигался быстро, оказался между нами и двумя мужчинами, что снова оказались на ногах, сжимали свое оружие. Нож у одного и короткий меч у другого.

Мечник напал на Данэлло. Тот отбил атаку, раздался звон металла, от которого

Книга Наступление тьмы: отзывы читателей