Закладки

До наступления завтра читать онлайн

воспоминании? Она бы убежала или смирилась бы с неизбежным?

Его челюсти сжались. Ему не хотелось, чтобы она выбрала его, просто потому что какое-то воспоминание о будущем сказало, что она должна. Ему хотелось, чтобы она выбрала его, потому что сама этого хотела.

— Мое воспоминание не дало мне ответов на мои вопросы, — продолжил он. — Я не чувствую спокойствия или гармонии с миром. Я просто чувствую, что растерян.

Она облизала свои губы.

— Может быть, ты не следовал правилам. Может, будущий ты запутался и послал неправильное воспоминание.

Если бы все было так просто.

— Может быть.

— Ты разыгрываешь меня. В будущем ты лучший пловец, которого когда-либо видела наша страна. Правильно? — ее слова наскакивали друг на друга, словно она хотела, чтобы он шутил. Словно в свой канун Дня Воспоминания она не хотела слышать о любых воспоминаниях вне нормы.

— Правильно, — он пытался придать голосу легкости. Пытался притвориться, что ему все равно. — У меня так много медалей, что мне потребовалось построить пристройку к моему дому, чтобы выставить их все.

Они уставились друг на друга. Ему хотелось выпалить правду, но он этого не сделал. Потому что часть его все еще надеялась, что она решит простить его по собственной воле.

— Прости, — сказала она, беря сестру за локоть. Разрушая его надежду, — но нам нужно идти.

Его сердце поникло. Словно понимая, Джесса протянула ему букет из листьев, а затем Келли потянула ее прочь. Теперь в любой миг их поглотит сверхскоростной поезд, а он нуждался в еще одном взгляде, еще одной улыбке. Что угодно.

— Келли? — не раздумывая, позвал он. Когда она обернулась, он выпалил. — Веселого кануна Дня Воспоминания, — банально. — Пусть радость будущего поможет тебе пройти через испытания настоящего, — еще банальнее.

Он получил еще один взгляд, ладно, недовольный взгляд. А затем они шагнули в сверхскоростной поезд, и она скрылась от его глаз.



Глава 8



Крошечные кексы были покрыты золотистой глазурью, а в каждом фужере с пуншем были маленькие сияющие звездочки, выполнявшие роль кубиков льда. Каждый настенный экран демонстрировал вид под водой, так что у тебя появлялось ощущение, что ты находишься посреди бассейна.

Логан должен отдать должное маме. Она определенно знает, как устроить празднование.

Он поймал ее руку, когда она неслась мимо него, неся поднос со спанакопитами в форме звезд.

— Как долго ты планировала эту вечеринку? — он бы предположил, что несколько дней или даже недель, а не просто двадцать четыре часа.

Она покраснела.

— Твой отец и я хотели быть готовыми, на всякий случай.

Это его остановило.

— Исходя из того, что вы знали, вы могли готовить вечеринку для оператора системы управления ботами.

Она положила руку ему на щеку.

— Тогда я бы подровняла эти звезды и превратила бы их в прямоугольные корпуса ботов. Я люблю тебя, Логан. Несмотря ни на что. Хотелось бы, чтобы ты в это верил.

В последний раз погладив его лицо, она отошла и немедленно растворилась в массе толпящихся людей. Он хотел бы ей доверять. Принимать ее любовь на веру. Но как он мог? Всю его жизнь и особенно в последние пять лет Логан был для родителей надеждой на будущее. Сын, который остался. И теперь, когда ему было суждено стать чемпионом, он был напуган, вплоть до ужаса, что никогда не узнает, настоящая ли их любовь.

Это не должно было иметь значение. Это не имело значения. Он протискивался сквозь толпу, пытаясь отыскать тихий уголок. Все эти люди были здесь для того, чтобы восхвалять его — его будущее. Он должен был тоже праздновать. Это было все, чего он когда-либо хотел. И все же он продолжал думать о чувстве принадлежности, которое ощутил, когда посмотрел на Келли в его воспоминании о будущем.

Он так глубоко погрузился в свои мысли, что почти врезался в девушку.

— Рокси! — воскликнул он. — Судьба, прошли месяцы. Хорошо выглядишь.

Она всегда выглядела хорошо. У нее была мягкая темная кожа и неровная короткая стрижка. Большие карие глаза, подтянутое и крепкое тело. Вместе их прозвали Королем и Королевой Воды, так как он выигрывал все мужские, а она все женские соревнования. Несколько человек делали предположение, что они поженятся и заведут детей, которые родятся пловцами — и одной лунной ночью, опьяненные вином и общими победами, они поцеловались. Они никогда не повторяли это действие, может быть, потому что поцелуй ощущался, словно прижимаешься губами к рыбе. Они просто были слишком похожими, сделал вывод Логан. Но она всегда ему нравилась. Всегда пользовалась его уважением.

— Давно тебя не видел, — продолжил он. — Как поживаешь?

Ее фирменная улыбка — такая же большая и яркая, как ее талант — дрогнула.

— Думаю, ты не слышал. Я больше почти не плаваю. Совсем, если быть точной. Я не была в воде уже сорок три дня. Но кто будет такое считать? Не я. По крайней мере, я не должна бы.

— Но почему? Плавать для тебя словно дышать.

Она передернула плечами.

— Я думала, что это так. Будущая я ощущает по-другому.

Вот тогда до него дошло. Его легкие стиснуло, как происходило на нескольких финальных кругах его тренировок.

— Ты говоришь, что прекратила плавать из-за своего воспоминания о будущем?

— В этом нет смысла. В будущем я испытательница ботов. Я целый день выполняю симуляции и приношу приличный доход в семью. Для плавания в моем будущем нет места, поэтому ему не должно быть места в моем настоящем.

— Но ты любишь это, — прошептал он. — Ты говорила мне, что это единственное время, когда ты чувствуешь себя живой. Ты сказала, что тот день, когда ты перестанешь плавать, будет днем, когда ты умрешь.

— Да, я говорила, но люди меняются, — ее нижняя губа задрожала, и на мгновение он подумал, что она собирается заплакать. Но Рокси была сделана из более крепкого материала. Она не уничтожила все записи города Эдем, поддавшись своим эмоциям. — Это просто не моя судьба, Логан. Не как у тебя. Моя жизнь повернула в другое направление, и я должна следовать ему.

— Почему? — он схватил ее за руку, желая, чтобы хотя бы раз она не была столь храброй. Желая, чтобы в этом отдельном случае она могла бы позволить своим чувствам преобладать над логикой. — Кого волнует, что показывает будущее? Мы должны продолжать делать те вещи, которые любим.

— Ты не поймешь. Ты, с твоей золотой медалью из воспоминания, — она вырвала руку, смягчив действие улыбкой. — Это было грубо? Я не хотела быть грубой. Я пришла сюда поздравить тебя, Логан. Такое будущее не могло бы случиться с кем-то лучшим, чем ты.

Она привстала на цыпочки, чтобы обнять его, и он обхватил ее руками. Не позволяй этому длиться слишком долго, — приказал он сам себе. — Не делай это объятие еще сентиментальнее, чем оно должно быть. Потому что он осознал значение этого жеста — это прощание. Теперь, когда она больше не была пловцом, им больше будет нечего делать в жизнях друг друга.

— Спасибо, Рокси. Для меня это многое значит.

— С нетерпением жду, когда можно будет произнести тост за твою победу на отборочном турнире на следующей неделе, — сказала она.

— Это может произойти не на следующей неделе. Мое воспоминание не раскрыло этого. Может, в следующем году. Может, через пять лет.

Ее пальцы ненадолго сжались на его плечах, а затем она опустилась вниз.

— Это должно произойти на следующей неделе. Тренер Блейк тебе не рассказал?

— Рассказал мне, что?

— Он выходит на пенсию. В конце этого года. Его сердце уже не такое, как раньше, и его врач дал ему только один дополнительный сезон перед тем, как вынудит его досрочно выйти на пенсию, — она подняла руку вверх и накрыла ею его щеку, после чего снова уронила ее. Время для прикосновений прошло. — Итак, никакого давления. Но если ты хочешь стать золотым медалистом по плаванию под руководством тренера Блейка, это нужно сделать сейчас.

Его горло сжалось, в груди стало тесно. Слова тренера вспыли у него в голове. Ты — дело всей моей жизни, Логан. Вся моя работа того стоила благодаря тебе.

— Да, — сказал он, уставившись на Рокси. И все равно она подстрекала его. Все равно покидала его жизнь. Окончательно, — совсем никакого давления.



***



Логан провел следующие несколько часов вынуждено улыбаясь, не испытывая такого желания. Пожимая людям руки и принимая их поздравления, когда все, чего ему хотелось, — нырнуть в бассейн. Он испытывал волнение из-за своего будущего — но это ничуть не добавило ему любви к вечеринкам.

Минуты пролетали мимо, и он уже был готов броситься в настенные экраны, когда столы с едой наконец-то начали пустеть. Он закинул крошечный кекс-звездочку в рот, чтобы ускорить процесс… а затем к нему приблизилась Мели. Черт. Он проглотил кекс целиком и вытер пальцы о штаны.

Мели была изящной женщиной примерно одного с его мамой возраста с блестящими черными волосами и ровно подстриженной челкой. Она также была той, кто руководил общиной в дикой местности из города Эдем — и человеком, который контролировал судьбу Майки.

— Мои поздравления, Логан, — в отличие от всех остальных людей в комнате, ее тон не был теплым или сердечным, или в малейшей степени поздравительным. Скорее он оценивал его, так же как и ее глаза, впившиеся в его лицо. — Этот статус. Он будет мешать твоей работе на Подполье?

— Нет, мэм. Я буду с вами, передавая сообщения от Майки столько, сколько буду нужен.

Ее лоб наморщился.

— Ты в этом уверен? Что, по сути, влечет за собой жизнь золотого медалиста по плаванию? Долгие часы тренировок. Стресс. Конкуренция. Возможно, ты больше не лучший кандидат для этого занятия.

Он окаменел. Она чертовски хорошо знала, что никого другого на эту роль нет — нет ни одного приемника в цивилизованном мире,


Книга До наступления завтра: отзывы читателей