Закладки

Ведьма и вожак читать онлайн

зачастила:

— Ах ты, пень стоеросовый! Что такое молодой хозяйке на меня наговариваешь, да такой чистой, как я, и не встретить нигде.

— Самая чистая, а я что говорил, — радостно подхватил парень. — Дом-то грязный бывает, но Мэйси всегда чистая, всегда.

— Убью, — прошипела женщина, и я поняла, что пора вмешиваться.

— Стоп, спасибо, я все поняла. Мэйси, тебе очень идет чепец, и я вижу, какая ты чистоплотная и старательная. Грэг, учись говорить девушкам добрые слова, а то пока неуклюже получается. Покажешь, как работает твой переносной тягопыль? Уверена, это будет потрясающая вещь.

На «девушку» Мэйси зарделась. А Грэг забегал вокруг своего аппарата.

— Кому предназначается?

— Что? — удивился он, подняв голову.

— Для каких потребителей… в смысле, покупателей его готовите, какой мусор он будет тянуть?

Грэг поскреб затылок пятерней. Понятно. Страшно далеки изобретатели от народа и его простых, неинтересных потребностей. Это мне знакомо.

Пока Грэг думал, Мэйси решила ему отомстить.

— Я лучше подальше от машинки-то отойду. На прошлой неделе спрашивает у меня хозяин: «А все ли нормально с нашим практикантом? Не заговаривается ли? Хорошо ли кушает? Как спит?» Я ему и говорю: «Уж не знаю, как спит, но ест отменно. И болтает не останавливаясь». Оказывается, этот оглоед ему всю лабораторию разнес.

Грэг внезапно покраснел, резко, пятна перешли даже на шею.

— Я на экзамен убегал, а обещал в этот день мастеру свою работу показать. Вот и оставил тягопыль посередине лаборатории. Думал, придет учитель, нажмет на кнопку, и вся пыль уйдет в пространственный мусорный карман, очистив помещение. Очень трудно убирать пыль с мелких предметов, иногда месяцами в лаборатории из-за этого не разрешаем убирать, пока эксперименты важные идут. Грязно становится очень, — оправдывался парень.

— А тут Альберт, дворецкий, в лабораторию заглянул, — хихикая, начала рассказывать Мэй. — Заходит, машинка стоит с двумя большими кнопками. «Туда» и «Оттуда».

— «Забор» и «Возврат», — грустно поправил Грэг.

— Да какая разница, — отмахнулась служанка. — У одной записка прикреплена, дескать, жмите, уважаемый, на эту кнопку. Альберт и нажал. Пыль как закрутилась, как засвистела, и давай к машине лететь. Да только все надписи мелом на доске важной, которую значками хозяин исписывает, тоже начали улетать.

— Не учел, что мел тоже пыль, — сконфуженно вздохнул юный гений.

— Альберт-то как перепугался, что значки важные потер, слышит шаги — хозяин в лабораторию идет, как завопит от ужаса и давай на «Оттуда» жать.

— Частое нажатие на «Возврат» инициирует резкое открытие мусорного кармана. А я ж тягопыль в подвалах испытывал, там много чего накопилось. Мусорный карман почти полностью заполнил. Вот и рвануло.

— Вот-вот, — перехватила Мэй, недовольная, что ее прерывают, — заходит, значица, хозяин, вся лаборатория черная-пречерная, а посередке Альберт стоит, весь в палец слоем грязи покрытый, белками только лупает. И надпись в воздухе появляется: «Подарок от всего сердца дорогому мистеру Бизо».

Я некоторое время фыркала, стараясь не обидеть парня. А потом не выдержала и начала смеяться. Ко мне радостно присоединилась Мэйси, сгибаясь от хохота и шлепая себя по коленке. И к нам присоединился смех неунывающего Грэга. Хороший парень, если может посмеяться над рабочими сбоями.

— Хорошая машинка, — сказала я, отсмеявшись, — и продадим мы ее преотличненько. У меня есть идеи.

На звуки нашего хохота из дома выглянул озадаченный мистер Бизо.

— Фиона, как приятно видеть тебя в таком отличном настроении.

Никогда не понимала «залипающих» в горе людей. Плохо? Упал? Так поднимайся и меняй ситуацию. Скучно? Ты грустишь? Займись делом или развлечением, и все пройдет.

Как говорит Санька: «Грех предаваться унынию, когда есть много других интересных грехов».

— Мы тут мусоропространственный переносной тягопыль МПТ-15 смотрели, — осторожно сообщил Грэг своему патрону.

Мистер Бизо налился темным цветом.

— Даже не произноси при мне название этого смешения нерадивости ученика с доверчивостью учителя. И срочно переделай все под магическое управление, чтобы только маги, профессионально знакомые с управлением артефактов, могли нажать на твои катастрофические кнопки.

— Зачем? — удивилась я. — Вы же резко сокращаете количество вероятных покупателей на это сокровище продаж. Не надо закапывать большие деньги. Прячем вторую кнопку «Возврат» — под специальную крышку, чтобы никто не мог ее нажать просто так. И к ней мешок приделываем, чтобы пыль в него из вашего кармана вбрасывалась. Ограничиваем количество нажатий «Забора» до 10–15, чтобы карман не порвало…

— Пространственный карман порваться не может, — хмыкнул ученый, — но смысл мне понятен. И что в итоге?

— Потом все просто. Называем самым коротким наименованием в одно слово: «тягопыль», «мэпит» или «пылесос» и продаем всем домохозяйкам страны как простейший прибор домашней уборки с объявлением «Раз — и чисто!».

Грэг озадаченно взлохматил свои вихры:

— Сложный артефакт, одним словом?

— Не сложный, — твердо сказала я, — а очень простой. «Раз — и чисто!» И одна кнопка. Нажал — она включилась. Еще раз нажал — выключилась. С полной защитой от дурака.

Хозяин дома и Грэг горячо заговорили между собой, размахивая руками. Оказалось, что я, с моим малым знанием мира, неправильно нацелила продажу на домохозяек. Женщинам из бедных семей был не по карману артефакт такого уровня. Но идея сделать аппарат, которым могла бы пользоваться любая служанка, поразил магов. Богатые дома вполне могли бы закупать мэпиты, вызывая магов только для подзарядки артефакта.

— Как же хорошо, что я так долго готовился и ловушка нашла родственный Бизо разум, — с нежностью глядя на меня, сказал маг, когда мы уже сидели вдвоем в его кабинете и пили чай.

Радует, что мистер Бизо искал не только магический дар, но собрата по мировоззрению. Кто-то ищет славу, а кто-то изю.

— А зачем, кстати, поезд, а не просто пентаграмма или что-то там еще? — спросила я, окрыленная успехом «упрощения».

— Поезд проезжал примерную точку смещения, и на скорости ее легче поймать. Это уже третий мой заезд, и первый, который завершился удачно.

Мистер Бизо довольно шагал по кабинету.

— Дочь. Могу я так называть тебя, чтобы мы оба привыкли скорее, да и сестры не начали удивляться?

Я медленно кивнула, понимая, что и мне нужно понемногу принимать его за второго отца, хотя воспринимала я его скорее как доброго дядюшку и наставника.

— Дочь, то, что ты назвала ящиком, является адаптационной камерой. Не мог же я выпустить в наш мир чудовище, начиненное чужеродными болезнями и разговаривающее на совершенно чуждом языке.

Я застыла с чашкой в руках. Каким образом обычно рациональная и критичная я не заметила столь вопиющей странности, как понимаемый чужой язык, так легко приняла идею попадания в другой мир, а не бросилась по вокзалу с криками «Где массовка?» искать скрытые декорации?

— А вы там вместе с языком мне соглашательства не добавили?

— Скорее, чуть-чуть убрал агрессию. — «Папа» решил со мной быть честным, и это радовало.

Никогда не думала, что моя выстраданная рациональность может выглядеть как агрессивность. Век живи — век учись.

В дверь кабинета легонько постучали и сразу вошли. Две сестры, в почти одинаковых платьях и прическах, но так отличающиеся в остальном, чинно вплыли в комнату, шелестя широкими юбками.

Интересно, у соседки Ханны платье впереди было укорочено буквально до колен, открывая милые ножки. А тетушки носили длину, прикрывающую щиколотки. Ханна выставляла напоказ мелкие оборочки нижней юбки, а у Бизо предпочитали каркас. По крайней мере, мне передали именно такое платье.

— Вся семья в сборе, можем обсудить планы, — энергично сказала Клара, присаживаясь на диванчик.

Мистер Бизо вздрогнул и посмотрел на меня немного виновато. То, что сестры считали меня родней, было нечестно по отношению к ним, и он это прекрасно понимал. Значит, надеялся, что я приживусь. Ха! Интересно, как он объяснил своим сестрам воспитание ребенка в другой стране.

— Фисты устраивают бал в честь нашего приезда, — довольно сказала Гвен. — Особенно заинтересован мистер Фердинанд. Вы бы слышали, как он настаивал на завтрашнем дне. Хотя Ханна и объясняла ему, что нам следовало бы хоть немного передохнуть с дороги.

Она говорила «нам», как иные мамочки объединяют себя с ребенком и важно сообщают: «Мы поели и запачкали памперс». Кажется, меня взяли под опекающее крыло.

Пухлые щечки тети Гвен буквально сияли от здоровья и радостного предвкушения. Она ни капли не была похожа на человека, который нуждается в отдохновении.

— Фиона, пошли покажешь нам свой гардероб, будем выбирать подходящий наряд для твоего первого выхода.

— Ее багаж, к сожалению, был утерян, — с трагизмом в голосе произнес мистер Бизо, который, как оказалось, совершенно не умел врать.

Несколько секунд тетушки охали, но сквозь сочувствующий флер прекрасно было видно, как обрадовала их новость.

— Сегодня мы по магазинам, Фи нужно срочно платье на выход и заказать несколько домашних, выездных и бальных, — в ажитации зазвенел голос Гвен. — Ах, как много всего необходимо купить. Девочка совершенно раздета, какой скандал!

— Заодно представим ее подругам, сегодня многие идут за покупками, — вторила ей Клара.

— О, — сказал огорченно мистер Бизо, — а я планировал показать Фионе свои магические магазины. У нее интересный подход к бизнесу.

Сестры застрекотали, как разбуженные осы. Какой бизнес для девушки, да еще незамужней!

— Прошу прощения, — мягко прервала я начинающийся диспут. — Я после тяжелой дороги нуждаюсь скорее во сне, а не в прогулках. А завтра посещу и бал, и магазин. В Визии у меня была своя сеть магазинов, и я с радостью ознакомлюсь с семейным бизнесом. Но предупреждаю сразу. Постоянные балы и бесконечные продажи — не то, чем я хотела бы заниматься. С вашего разрешения, после отдыха я бы вернулась к вопросу моего обучения.

После чая и спокойного разговора глаза начали самопроизвольно закрываться, и только тут я поняла, что переместилась из глубокого вечера своего мира. И сейчас время для моего сознания движется к рассвету, а я еще ни на секунду не смыкала глаз.

— Но как же платье? — почти возмущенно воскликнула


Книга Ведьма и вожак: отзывы читателей