Закладки

Танцующая для дракона читать онлайн

и снова заговорщицки мне подмигнула. Место секретаря (по правую руку от начальственного) свободным не считалось, поэтому выбора не было.

Ладно, Абрамс, о твоих своднических замашках мы с тобой поговорим после совещания.

— Поскольку все собрались, начнем. — Нил постучал пером по планшету, и экран за его спиной вспыхнул, открывая презентацию. — Все вы уже в курсе, что вчера мы ездили на встречу. Наш новый клиент «Гранд Пикчерз». Конкретно — Джерман Гроу с его кинопостановкой о Теарин Ильеррской…

Прерывая волну возбужденного перешептывания, Нил снова постучал пером.

— Прежде чем мы перейдем к делу, прошу всех прочитать контракты о неразглашении. Они стандартные, за исключением пункта об архивах.

— Архивах? — переспросил Лэрг.

Я же подтянула к себе планшет с документами.

— Нам предоставят записи Теарин Ильеррской. Она вела что-то наподобие дневника.

А вот это уже явно что-то новенькое.

В последнее время иртханы делились информацией и тайнами своей расы уже немного охотнее, нежели чем лет десять назад, но к своим архивам людей по-прежнему не подпускали. Несмотря на то что мы живем в одном мире, у них там общество в обществе. Свои законы, свои обычаи, свои традиции — жесткие, если не сказать жестокие, звериные. А тут вдруг пожалуйста: откуда, спрашивается, такая щедрость?

— Гроу собирается максимально воссоздать атмосферу того времени, с поправкой на современного зрителя, разумеется. — Нил указал на планшеты. — Для этого нам всем в обязательном порядке предстоит ознакомиться с информацией из первых уст, читай, из уст Теарин Ильеррской. Так что читаем внимательно, подписываем, и после этого переходим к делу.

Контракт о неразглашении и правда был стандартный. В течение всего времени работы над проектом мы обязаны хранить тайну о том, над чем мы работаем (вплоть до запуска рекламной кампании), и даже потом, до премьеры, не имеем права особо распространяться по этому поводу. В общем, все такое, и бла-бла-бла, но я читала внимательно. Особенно пункт о том, что никогда, ни при каких обстоятельствах я не имею права разглашать информацию, полученную из записей Теарин Ильеррской. Любое такое нарушение грозило мне штрафом в размере заработной платы за десять лет и увольнением с последующим занесением в трудовую историю.

Да уж, после такого желающих потрепать языком не найдется.

Прочитала, поставила подпись и закрыла документ. Нил дождался, пока на его планшете соберутся все соглашения, только после этого открыл первый лист презентации. Я почувствовала на себе пристальный взгляд Лэрга, и экран моего планшета вспыхнул сообщением мессенджера: «Может, сходим куда-нибудь вечером?»

Да что же он какой упорный-то. Или точнее будет сказать, упоротый?

«Я занята».

— Смотрим сюда. — Голос Нила заставил поднять голову. — Съемки будут проходить в павильонах «Гранд Пикчерз» и в Лархарре.

Ого! Лархарра — другая страна, но для истории Теарин она подходит как никакая другая. Там уцелело много древних построек, и даже современная архитектура во многом несет в себе отсылки к далекому прошлому.

— Павильонные съемки нам предстоит отрисовывать с нуля по классической схеме, «живые» — дорабатывать. Условно, как всегда — декорации, спецэффекты, обработка трюков…

— Там будут «живые» трюки? — Шири округлила глаза.

— Да, — Нил кивнул. — Сейчас набрасываем примерный график и план, кто чем будет заниматься, и пересылаем Ринни.

Секретарь ослепительно улыбнулась.

— Координировать нашу работу на съемках будет Танни Ладэ.

Айра хихикнула.

— Я сказал что-то смешное? — поинтересовался Нил.

— Нет, я просто… радуюсь за коллегу.

«У тебя кто-то есть?»

Да он издевается! Благо хоть отвлек от довольной физиономии Айры.

«Нет».

— Кстати, Танни. С тебя документы, передашь Ринни. Оформим тебе визу в Лархарру.

— Угу.

«Дай мне шанс, Танни. Всего один шанс».

Искоса взглянула на Лэрга, но он улыбался.

«Зачем?»

— Танни приступает уже завтра. У остальных есть неделя, чтобы закрыть все мелкие проекты, изучить записи Теарин и настроиться на работу. График будет очень плотный, Гроу снимает быстро…

— Говорят, он выжимает из актеров все соки, — произнес сидевший рядом с Шири Дирг.

— И вот пока он их выжимает, нам надо сделать ему красиво. Очень красиво.

— Говорят, его удовлетворить невозможно. — Айра приподняла татуированные брови.

Ага, поэтому он такой… неудовлетворенный.

— Было бы невозможно, он бы ни одного фильма не снял, — заметил Нил. — Его ценят, потому что он не циклится на мелочах, видит самое главное и цепляет за живое. По Теарин пока все, сбрасываем пожелания Ринни, она разошлет вам архивы Ильеррской, а сейчас давайте отчеты по текучке.

Текучкой у нас называлось создание спецэффектов для квестов, анимации для юбилеев и прочие мелкие проекты, которые закрывались достаточно быстро.

«Потому что ты мне нравишься. Очень. Потому что я просто хочу провести с тобой вечер».

Я глянула на Шири и отправила ей стикер в виде дохнувшего огнем дракона. В ответ она прислала цветочек и подпись: «Не будь такой драконокусючей».

Ой-ой.

«О’кей», — написала я.

И долго смотрела на сообщение, прежде чем нажать «отправить».

Спустя пару секунд пришел ответ: «Я рад».



Набережная Зингсприда — особенное место. Протянувшаяся через полгорода, она огибает мегаполис по дуге. Здесь располагаются шикарные рестораны и смотровые площадки, но сердцем ее считается Зингспридская опера, огненный цветок которой распускается прямо в парящей над побережьем чаше. Такой эффект достигается за счет особой конструкции опор и их цвета. Большинство туристов развлекаются тем, что фотографируются на ее фоне издалека, сложив ладони лодочкой, в которых оказывается здание оперы. Мимо таких как раз и прошли мы с Лэргом.

— Не знал, что ты увлекаешься танцами, — произнес он, глядя на меня.

— Это не увлечение. Так, хобби.

— Разве это не одно и то же?

— Понятия не имею. Для меня танцы как антистресс-терапия.

— Антистресс?

— Ага. Танцую, когда чувствую, что все достало.

— Тогда тебе лучше было пойти на лархаррские единоборства.

— Для единоборств я слишком нервная, — фыркнула я. — Еще зашибу кого-нибудь ненароком.

Лэрг рассмеялся. Он вообще на редкость приятный: чуть выше меня ростом, светлые волосы, голубые глаза. Есть в его внешности что-то такое искреннее, настоящее, теплое, как бы парадоксально это ни звучало. Его родители переехали в Зингсприд из Ферверна, северной страны, с которой Аронгара соперничает за звание величайшей державы. То есть территория, экономика, производство, развитие, армия и сила крови правящих иртханов у нас с ними примерно на одном уровне. В отличие от большинства других стран. Это соперничество, по сути, носит экономический характер, а в принципе мы живем мирно. Даже миротворческие миссии в более слабых государствах, где власть не способна справиться с налетами или воюет за ресурсы, осуществляем вместе.

— Не надумала где-нибудь посидеть?

— Тут поблизости есть Гритлэйн.

— Я имею в виду что-нибудь более солидное.

— Более солидное? — я ткнула пальцем в себя. Майка с принтом разбрызганной над 3D-граффити краски, джинсы и кеды. — Ты уверен, что меня туда пустят?

— Уверен, — Лэрг улыбнулся. — Метрдотель мой хороший друг.

Вот и верь после этого мужчинам!

— Так ты все заранее спланировал?

— Ну… почти все. На самом деле я не знал, согласишься ли ты, поэтому пришлось звонить ему в срочном порядке и уговаривать отдать мне столик из зоны нерезерва.

Я фыркнула.

— Теперь ты ему обязан, и все такое?

— Разумеется.

— А я должна это оценить.

Лэрг фыркнул.

— Ты говоришь все, что думаешь?

— По мере сил и возможностей. Так жить проще.

Он снова улыбнулся, и вокруг глаз собрались лучики морщин. Такие же лучики были у Гроу, вот только они придавали его фирменному взгляду хищность. Чешуя его знает, почему, возможно, все дело в животной сути иртханов. Они же наполовину драконы, за счет их крови, которую шаманы Пустынных земель в древности вливали себе, чтобы уравнять себя со зверем. Собственно, так первые иртханы и появились. В наше время вливание крови дракона считается браконьерством и карается очень серьезно.

— Нам вон туда, — Лэрг указал на крышу небоскреба, прикрытого куполом охлаждения.

В ночи этот купол напоминал половину мыльного пузыря, который вот-вот лопнет. Обманчиво: современные технологии позволяли ему держать ураганные порывы ветра и проливной дождь, под таким куполом не страшно даже в шторм оказаться. Штормит в Зингсприде частенько, особенно осенью. Эти шторма, когда волны поднимаются на огромную высоту, а защитные экраны растягивают по всему побережью, я застала во время переезда. Переезжала заранее, чтобы освоиться на новом месте, на работу вышла уже после Сердца зимы (праздника, условно отбивающего год от года).

— Что скажешь?

— Согласна. При одном условии.

Лэрг внимательно посмотрел на меня.

— Никакой ерунды вроде: «Я оплачу счет за двоих».

Он явно хотел возразить, но понял, что чревато и вскинул руки.

— Согласен.

— Тогда идем.

Мы прошли по выложенной камнем набережной, вдоль невысокого парапета, переливающегося огнями. Свернули на дорожку, ведущую к вонзающейся в небо игле. Чем ближе мы подходили, тем основательнее над нами вырастала ее громада, справа и слева раскинулись пальмы и газоны, увитые тропической растительностью. Зингсприд — без преувеличения зеленый город. Несмотря на жаркий климат, в отличие от Мэйстона (где все запаковано в камень и сталь), здесь часто попадаются такие вот зеленые островки.

Шахта лифта, как и большинство здешних, была прозрачной с внешней стороны. Поэтому в те мгновения, что мы поднимались наверх, я смотрела на отражающую огни воду. Десять лет назад мы приезжали сюда с Леоной и ее будущим мужем: должно быть, отчасти это и определило мой выбор при переезде.

Дурацкая сентиментальность.

Дурацкая сентиментальность, напоминающая мне о том, как все было раньше.

Тряхнула головой и улыбнулась Лэргу: вовремя. Двери лифта распахнулись, выпуская нас на крышу, в прохладный кондиционированный холл ресторана, где нас уже встречали.

— Джор.

— Лэрг.

Мужчины обменялись рукопожатиями. Друг Лэрга оказался высоким, темнокожим и совершенно лысым, но что-то неуловимо общее у них было. Возможно, теплая улыбка, которой меня наградили.

— Моя коллега, Танни Ладэ.

После такого представления Лэрг сразу заработал несколько очков в свою пользу. Большинство парней сразу пытаются представить девушкой или подружкой, вроде как клеймо ставят.

— Приятно познакомиться, эсса Ладэ, — мужчина протянул мне руку. — Джор Хардингэм.

— Можно просто Танни.

— Можно просто Джор.

И друг у него клевый.

— Пойдемте, я вас


Книга Танцующая для дракона: отзывы читателей