Закладки

Механизмы некромантии читать онлайн

и их личный круг всегда довольно–таки узкий. И из моей сдержанности сделали странный вывод, не учитывая, что я просто не желаю набиваться в друзья…

— Вот! — перебил он меня и, подавшись вперёд, прищурился: — Ты сама все подтвердила. Другой человек на твоём месте сказал что–то вроде: «Не дружит с каждым встречным» или как–то так. Но ты сказала: «Не желаю набиваться в друзья», — закончил многозначительно.

Я прикрыла глаза, признавая поражение.

Нашла с кем играть. Хенрим — мозгоправ. Каждая моя фраза для него имеет сотни оттенков и передаёт моих внутренних демонов лучше любой откровенности.

— Я не знаю, за что ты себя разрушаешь, — опять заговорил он, не дождавшись от меня ответа. — Но, повторюсь, долго ты так не протянешь. Я могу помочь. И я хочу тебе помочь. Просто позволь мне.

Но я продолжала молчать с закрытыми глазами. В голове была гулкая пустота. Силы покинули меня, навалилась бесконечная усталость.

Кто бы знал, насколько мне надоело… Может, смерть и правда была бы лучшим выходом… Определённо была бы. Но я все ещё хотела жить. И пока я жива… не сдамся. Ни за что.

— Если ты так боишься, что твою тайну узнают, — опять предпринял попытку меня расшевелить, — я дам тебе любую клятву, что никто не узнает…

— Узнает, — выдохнула я, и, испугавшись собственных слов, распахнула глаза.

— Что? — нахмурился Хенрим. — Почему ты…

Все, с меня достаточно.

Я потянулась вперёд, закрывая ладонью его рот, не позволяя больше произнести ни слова. И, глядя прямо в чуждые человеку глаза, тихо сказала, впервые отбросив все формальности:

— Как только ты узнаешь, расскажешь сразу же. Любой расскажет. Потому… Умоляю. Оставь меня в покое. Раз уж мне осталось так мало, пусть эти три года пройдут спокойно.

И, торопливо поднявшись, склонила голову в уважительном поклоне и перешла на формальную речь:

— Всего доброго, господин Керриви. Искренне надеюсь, что вы учтёте моё пожелание.

А после торопливо вышла из зала, ощущая, как у меня подрагивают пальцы. И как спину сверлят тяжёлым взглядом.





ГЛАВА 3




Я сама не поняла, как ноги принесли меня в крыло целителей. Просто замерла посреди коридора, рассматривая вазоны в больших кадках и зеленые занавески на огромных окнах. А потом подумала… что моё подсознание умнее меня. И решительно отправилась смотреть, где у второго курса целителей сейчас пара.

В расписании значилась лекция по Базовой теории мозгоправства, и я невесело посмеялась над этой иронией.

Надо было столько бегать, чтобы теперь это встречало меня на каждом углу?

До конца пары оставалось ещё пятнадцать минут, так что я прислонилась к стенке между окнами прямо напротив двери лекционного зала и принялась ждать. Безрадостные и панические мысли пытались заполонить мою голову, но к такому я была привычна. И мысленно начала перебирать все, что вчера узнала о феолвартских вампирах. На самом деле, выяснилось много интересного, но при этом появилось несколько новых вопросов. Я мысленно перебирала их, намереваясь задать Майклу О’Райнену во время сегодняшней встречи, и этим успешно отгоняла воспоминания о словах Хенрима. Думать о том, что несмотpя на всю мою борьбу, жить мне осталось всего–ничего… Нет, не буду.

Я так увлеклась, что пропустила окончание пары. И первое время непонимающе смотрела на целителей, покидающих аудиторию. Те, кстати, сверлили меня любопытными взглядами, но не подходили. Впрочем, ничего удивительного… В Ульгрейме я была кем–то вроде местной диковинки, так что меня знали, кажется, все. Не могу сказать, что мне доставляло удовольствие такое пристальное внимание.

— Яся! — радостно воскликнула Мия и подошла ко мне. — Ты что здесь делаешь? Ключ забыла?

— Нет, — слабо улыбнулась я соседке. — У меня к тебе вопрос. Можем отойти?

— Да, конечно, — растерянно пробормотала она.

Мы отошли ближе к тупику и Мия нетерпеливо спросила:

— Что случилось?

— Ты говорила, что у тебя есть способности к мозгоправству…

— Да, но если ты решила всё–таки обратиться за помощью, то я не смогу тебе помочь, — покачала головой она. — Мозг в целом и разум в частности — слишком тонкие сферы, мне предстоит…

— Нет, нет, — взмахом руки остановила её. — Мне только нужно… Скажи, ты видишь тёмное пятно в моей голове?

— Конечно, — уверенный голос.

— И… почему ты мне не сказала?! — неожиданно для себя самой возмутилась я.

На меня посмотрели, словно на маленького ребёнка.

— Яся, радость моя, — устало вздохнула соседка. — Не надо быть мозгоправом, чтобы знать, что оно у тебя есть. Твоё поведение выдаёт с головой наличие проблемы. К тому же такие тёмные пятна — не редкость, особенно у некромантов. А я не настолько хорошо в этом разбираюсь, чтобы сказать, насколько это опасно. В конце концов, некоторые проживают с такими пятнами…

— Мия, — я схватила её за плечи и, наклонившись, заглянула в глаза, — посмотри ещё раз. Внимательно. И скажи мне… Если принять, что оно растёт, понемногу, но постоянно… Сколько?

Она вздрогнула и, побледнев, упавшим голосом спросила:

— А оно растёт?

— Я не знаю, — к моему неудовольствию, прозвучало это очень жалко. — Не уверена, что могу ему верить.

— Хенриму Керриви? — прозорливо уточнила Мия.

Я опустила взгляд, безмолвно признавая вывод верным.

— Искрударующий, Яся… — выдохнула она и, подавшись вперёд, порывисто меня обняла.

— Мия… Сколько? — отстранилась я.

— Я… Не знаю, — как–то беспомощно развела она руками. — Я ведь… только теорию начала…

— Мия, пожалуйста.

— Ну… — соседка облизала пересохшие губы. — Примерно от двух до пяти лет, в зависимости от скорости.

Я прикрыла глаза, пытаясь осмыслить эти цифры. А потом глухо спросила:

— Ты сможешь понаблюдать за мной несколько дней, чтобы определить, растёт ли оно, и как быстро?

— Сделаю все, что смогу. Но, пойми, мне может не хватить квалификации… Я ведь ещё даже не начинала этому учиться…

— Ты хотя бы можешь это увидеть, — я скривила губы и умоляюще посмотрела на соседку. — Пожалуйста, Мия… Я доверяю только тебе.

— Повторюсь, я сделаю, что смогу, — вздохнула она и торопливо меня обняла. — Но пообещай… Если оно растёт… Ты примешь помощь специалиста.

— Я не могу, — от отчаяния на глаза навернулись слезы.

А после этого я самым позорным образом сбежала, отговорившись скорой встречей с преподавателем. В принципе, ни словом не соврала, но на душе было погано.

Пообещав себе тщательно подумать об этом всем позже, я привычно отгородилась от панических мыслей и в библиотеку вошла уже собранной и готовой к pаботе.

Магистр О’Райнен нашёлся за дальним столиком, читающим какую–то книгу в тёмном переплёте. Я осторожно присела напротив и негромко кашлянула, привлекая внимание.

— О, Ясмира, — улыбнулся он, отложив толстый томик. — Так что ты хотела узнать?

— Все, что вы можете мне рассказать, — решительно произнесла я, доставая тетрадь и самопишущее перо, чтобы все тщательно законспектировать.

— Тогда одной встречей мы не ограничимся, — тихо рассмеялся мужчина.

— Можем и завтра встретиться, — не задумываясь, выпалила я и, смутившись собственному порыву, промямлила: — Ну, если вы не сильно заняты…

— На этой неделе я совершенно свободен, так что, почему бы и нет? — он откинулся на спинку кресла и посмотрел на меня с явной насмешкой.

Кажется, я его забавляю….

Повела плечами и торопливо направила разговор в нужное мне русло:

— Я читала, что на Феолварте поднятие вампира считается делом не очень приличным, но прямого запрета нет. Почему так?

— Прямого запрета нет, потому что вампиры разумны и в принципе, с ними можно договориться, — спокойно проговорил он.

— Да ладно?! — не сдержавшись, выпалила я. — Каким образом с ними можно договориться?!

— Они уязвимы, — склонил голову О’Райнен. — А любому разумному созданию хочется жить. Даже если фактически оно уже мертво. Что до неприличным… Знаешь, кто впервые поднял вампира?

Молча развела руками, все ещё не способная переварить в одном предложении «вампир» и «договориться».

— Одна из древних королев Феолварта подняла горячо любимого супруга, — многозначительно посмотрел он на меня.

— И? — не очень–то поняла, на что мне намекают.

Королеву понять можно. Когда любишь и теряешь, ещё не на такое пойдёшь, если есть возможность вернуть.

— Согласно легендам, королева была убита горем из–за того, что став нежитью, любимый муж потерял все человеческие качества и чувства, в том числе любовь к ней. А потому с горя покончила с собой, после чего супруг рассыпался прахом.

Упор на «согласно легендам» я уловила, потому не могла не спросить:

— А на самом деле?

— На самом деле… — хмыкнул мужчина и сцепил пальцы в замок. — Вампиры и правда не сохраняют в своём посмертии ни человеческих качеств, ни прижизненных привязанностей и чувств. Все, что они делают, идёт от разума, причём этот разум не отягощён ни нормами морали, ни какими–либо внутренними запретами. Так что бедная королева вместо любящего супруга получила бессмертного тирана, который запер её в подвале и насиловал.

— Какая мерзость, — передёрнуло меня.

Даже представлять не хочу себе секс… с мертвецом. Да ещё и такой…

— Не то слово, — согласно кивнул преподаватель. — О фатальной связи вампира с поднявшим некромантом тогда, конечно же, не знали. А потом королева, не выдержав, покончила с собой. И её супруг тут же рассыпался прахом. Так и выяснили слабое место этой сильной нежити. С тех пор ещё не раз были попытки поднять близких, и всегда это заканчивалось плохо. Потому подобное и считается неприличным.

— Я–я–ясно, — пробормотала я.

В голове вертелся вопрос: как же вампиры могут заниматься сексом, если у них… кровь не циркулирует? Но я постеснялась его задавать, потому спросила совсем другое:

— А почему на Феолварте нет такого жёсткого запрета, как у нас, на Ойре (6)?

— Потому что Феолварт — некромантский дом. Это здесь мы составляем примерно десять процентов от общего числа магов, а там — каждый маг является некромантом. И самые сильные некроманты Ойры, исключая Ника, в подмётки не годятся


Книга Механизмы некромантии: отзывы читателей