» » » Интервью для Мери Сью. Раздразнить дракона
Закладки

Интервью для Мери Сью. Раздразнить дракона читать онлайн

тут же решила наглядно убедить всех, что она не просто рептилия с лопастями, но и продемонстрировать остальные свои технические характеристики, как то плевание огнем и удар шипастым хвостом. По итогам демонстрации этого аппарата со струей пламени, идущей из ротового раструба, я точно определилась с зоологической классификацией животинки — дракон.

К счастью, я оказалась как раз за этой милой тварюшкой, отгороженная ее тушей от воинов, о чем ни капли не жалела. А потом увидела и свой балласт почетного марафонца: вертел с мясом. Ужом скользнула за добычей, пока дракон споро прожаривал свою бывшую охрану.

Я философски решила, что когда мужчины выясняют отношения — женщине лучше молчать. А если молчать она не может — жевать. Поскольку ни дракон, ни кмети девочками не были от слова совсем, то, следовательно, мне не стоит мешать серьезному диспуту на мечах, стрелах и копьях с одной стороны и уменьшенной версией работающего ракетного сопла — с другой.

Тихонечко отползла к краю поляны, не забыв прихватить с собой вертел. Пусть мясо на нем уже изрядно повалялось, я не сомневалась, что зверский голод — это лучшая из специй, и она сделает грязноватый уворованный кусок невероятно вкусным.

Едва оказавшись под пологом леса, у тех самых кустов, где начала вертелозахватническую эскападу, я подхватила куль со своими пожитками и припустила во всю прыть.

Впрочем, мне хватило ума держаться некоего подобия направления: я старалась, чтобы тракт совсем уж не исчезал из виду. А то, боюсь, что потеряйся я в местных лесах, плутать мне до самой смерти. И искренне надеяться, что та не будет долгой: голодные волки, рыси, да и медведи быстры на расправу.

Выдохлась быстро, и до самой кромешной темноты просто брела. А потом, выбрав одну из елок, уселась под ее разлапистыми ветками и внимательно осмотрела собственную добычу.

Ела медленно, стараясь тщательно пережевывать, причем не только пищу, но и события вечера. А поразмыслить было о чем.

Получалось, что я сама, не знамо как освободила преступника. Из оброненной драконом фразе про нападение следовало, что тут то ли идет, то ли едва закончилась война. А крылатый огнедышащий агрегат, выходит, пленник. Правда, уже бывший.

Помимо прочего на задворках сознания скреблась мысль, которую я старательно гнала: главный в отряде в разговоре с узником упоминал о кнёссе Верхнего предела. Похоже, это тот самый ферзь, которому и надо передать мою печать.

«Мда, неудобно вышло…. — подумалось вдруг. — Еще не успели мы познакомиться с кнёссом, а я у него уже пленника увела и, кажется, отряд охраны поджарила…». Змея на моей шее чуть нагрелась, будто подтверждая мои умозаключения, что таки да, очень нехорошо. Некультурно.

Мысли вяло текли в моей голове, как облака по небу в полуденный зной, когда жаркое марево царит везде, и даже в вышних чертогах. Глаза уже слипались, но я мужественно решила, что безопасность все же превыше возможности провалиться в сон на четверть часа пораньше. Превозмогая усталость, залезла на елку, правда, невысоко, и опять пристегнулась. Вот только сил затаскивать поклажу уже не было, и я решила, что пусть она квартирует внизу.

В сон провалилась, как в обморок: быстро и основательно. Ни сновидения, ни комары за ночь меня так и не потревожили. Зато пробуждение вышло на редкость неприятным.

Едва я открыла глаза, как услышала внизу шуршание. Меня нагло обворовывали! И кто? Вчерашний дракон!

Этот паразит сидел и жевал мое мясо! Мое! Я его честно отвоевала у толпы голодных мужиков! А наглый ящер… В животе громко заурчало.

Бывший узник услышал и поднял голову.

— Прекрасно выглядишь, — начал он как ни в чем не бывало, будто мы с ним уже весело провели ночку.

Хотя отчасти так и было. Если не уточнять, в чем именно это веселье заключалось…

— Да? — я иронично изогнула бровь, сильно сомневаясь в правдивости комплимента от одного наглого хмыря.

Страха, что передо мной, а точнее, в трех метрах подо мной сидит дракон (пусть и в человеческой ипостаси) не было. Если бы ящер хотел меня убить, то давно бы сделал это. Данная мысль придала мне смелости, как капля коньяка — отваги пьяной мыши, которой во хмелю и кот не страшен.

— Конечно, — не моргнув глазом, подтвердил умыкатель моего мяса. — Ты выглядишь вообще замечательно, правда, для человека, который спал за свою жизнь один раз, и тот без подушки, причем стоя, — ящер замолчал, а потом, подумав, добавил: — И не сегодня.

Я всегда считала себя девушкой чистоплотной. И сейчас во мне прямо-таки воспылала страсть к уборке. А начать захотелось с намыливания. Намыливания одной наглой драконистой шеи.

Но ради такого слезать было лень. А ещё немного — все же страшно. Потому ограничилась ехидным:

— А господин дракон умеет делать комплименты, особенно, если перед этим от души позавтракал дармовой едой.

От моих слов он аж закашлялся. Постучав себя по груди, ящер все же выдал:

— Между прочим, я тоже участвовал в добыче провианта.

— И чем же? — усомнилась я.

Ремень мне удалось отстегнуть со второго раза. Затекшую за ночь ногу тут же пронзила дикая боль.

— Я был отвлекающим маневром.

— А вот мне интересно, — уже сидя на суку, начала я, все еще кривясь от боли. — С чего такой душевный порыв? Ты же, насколько я поняла, людей в целом не любишь.

— Не люблю, — согласился этот странный, я бы даже сказала, слегка чокнутый, незнакомец. — Но тех людей, которые меня сторожили, я не люблю чуточку больше.

— Враг моего врага — мой друг? — уточнила я.

— Скорее оружие, — кивнув каким-то своим мыслям, невпопад ответил дракон и резко сменил тему: — Слезай давай. Я оставил тебе поесть, — а потом нехотя добавил: — С-с-спасительница.

Причем последнее слово он почти прошипел, будто раскаленное железо в воду опустил. Я лишь пожала плечами. Действительно, не век же мне здесь сидеть, когда-нибудь спускаться все равно придется. Но перед сим ответственным шагом подозрительно уточнила:

— А если не слезу?

— Значит, будешь тут сидеть, — как малому дитю объяснил этот долбанутый на всю голову дракон, а потом, потеряв терпение, рявкнул: — Слезай! Я же с тобой и так по — хорошему разговариваю.

Вот тут я и поняла, что вся его легкость и сумасшедшинка были напускными. Искусная маска, на которую я чуть не купилась. А что под ней?

Слезать как-то сразу расхотелось. Я даже крепко ствол обняла. Так, на всякий случай. Посмотрела на чернявую макушку внизу. Макушка явно злилась.

Нет. Определенно, я никогда не ошибаюсь дважды. Я делаю это раз пять или шесть, чтобы уж точно. Чтобы уж наверняка. И один чернявый дракон — тому подтверждение. Сначала, увидев его в клетке, подумала, что он обычный преступник. Потом — что он просто человек. Теперь вот решила, что этот ящер с чудинкой. Нехилой такой чудинкой, отдающей старой доброй шизофрений. Ан нет, тут оказывается имел место дар потомственного интригана и лицемера, почти цельный актерский талант: Станиславского на этого дракона нет.

— Слезай давай. И сними с меня этот проклятый долг! — под конец не выдержал ящер, показывая свое истинное лицо.

К слову, оно было весьма недурное, особенно если умытое. Правильные, чуть заостренные черты, способные превратить в секундный срок очаровательного мягкого собеседника в чертовски опасного, решительного противника. Прямой нос, четко очерченные скулы и губы. Смуглая кожа — скорее дар не крови, а солнца, расцеловавшего лицо до бронзового загара. И глаза. Меня еще вчера поразил их цвет. При свете дня они казались оттенка гречишного меда. Сейчас же медленно становились золотистыми. Причем той холодной масти благородного металла, что созвучна ярости, рвущейся наружу из моего утреннего гостя.

Ну почему всегда так: я искренне надеюсь, что это паранойя, а оказывается — нет. Просто отменно работающая интуиция. Вот и в случае с драконом сработала она, родимая…

— Слушай, а может, ты сам с себя его снимешь? А? А я даже морально поддержать тебя могу в этом процессе… — начала было я, но, видя, как зло сузились глаза чернявого, сменила тактику:

— Ну зачем тебе нужна какая-то сомнительная девка? Не супружеский же долг за тобой числится, чтобы для его снятия непременно я нужна была.

Потом вспомнила, что, кроме брачного, знаю еще один, и добавила:

— И уж точно не ипотечный!

— Чего? — недоуменно уточнил дракон, сбитый с толку.

А мне это и требовалось. Я готова была нести любую чушь, лишь бы отвлечь закипающего собеседника. А то ещё опять превратиться в динозавра на крылатой тяге и спалит все вокруг ненароком…

Решив, что недоумевающий дракон лучше свирепеющего, я, чуть отлипнув от дерева, продолжила:

— Ипотечный? Ну, ты ссуду на замок не брал? — собеседник медленно помотал головой. — А взаймы, чтобы прикупить особнячок, домик? — подумала, и, вспомнив, что брюнет еще и ящер, на всякий случай добавила: — Или пещеру?

— Пещеру? — тут брюнет-все же понял, что ему банально заговаривают зубы и как следует саданул кулаком по елке.

Елка впечатлилась и затряслась. Основательно так. А я почувствовала себя перезрелой шишкой: то бишь полетела с ветки вниз. Закричать не успела, лишь подумать. Да и та мысль была короткой — из трех букв: «Всё!».

Мой конец в воображении выглядел минимум переломом позвоночника, максимум — ещё и черепа. Причем второе — предпочтительнее, ибо летальный исход моментален и не надо мучиться несколько дней. Но вот чего не ожидала, что ухну в объятия дракона, как в рыхлый сугроб.

Мужские руки мягко спружинили, подхватив меня. Прикосновение его чуть шершавых ладоней к моей коже, когда задравшаяся юбка съехала, обнажая икры, мое «ой!» — и, спустя миг, мы уже напоминаем традиционный дуэт, что можно увидеть на ступенях ЗАГСа: он несет, она сидит на его руках. Признаться, за свою жизнь я побывала в разных положениях: неловких, идиотских, иногда почти безвыходных. Но вот так, чтобы кто-то держал на руках… Отчего-то подобного не случалось.

Дракон пристально


Книга Интервью для Мери Сью. Раздразнить дракона: отзывы читателей