Закладки

Трудный ребенок читать онлайн

бросилась к нам, боязливо косясь то на Филиппа, то на Кирилла. – Я ничего не пойму. Спустилась попить воды, а там... а тут... в гостиной...

– Что? – нетерпеливо выкрикнула я и до треска пластика сжала радионяню.

– Глеб и Оля, они...

Дальше я уже не слушала. Вырвалась из объятий Кирилла и метнулась в дом.

Гостиная была пуста.

– Глеб! – закричала я что есть мочи. Старалась сдерживать себя, боялась потерять контроль, поддаться истерике. В ушах стучал пульс, отсчитывая каждую секунду ожидания – томительную, невыносимую.

– Чё орешь, Полевая? Совсем сбрендила?

Он появился откуда-то справа – живой, осязаемый. Весь грязный – только лицо умыл. Оно светлым пятном выделялось на фоне неопрятной, изорванной одежды и повисших космами волос. Синие глаза смотрели тревожно, даже немного растерянно.

– Какого тут происходит вообще?

– Ты жив. – Я улыбнулась. – Я вернула тебя!

...Все оказалось сложнее, чем я думала. Атли – живые и невредимые, отмывшиеся и переодевшиеся, сидели в гостиной. Молчали, понурив головы, и только Глеб расхаживал из стороны в сторону.

– Все? – в который раз спросил он. – И я?

– И ты, – спокойно подтвердила я. Взглянула на Лину – она согнулась в кресле, поджала колени и смотрела на меня исподлобья.

Черт, а ведь я так надеялась, что будет пара дней – отойти от шока. Но Лина позвонила Владу еще ночью. А значит, счет пошел на часы. Он приедет сегодня же и оторвет мне башку.

– Какого черта, Полевая? Ты совсем из ума выжила? Понимаешь, что теперь будет?

Глеб подливал масла в огонь. Он злился. Злился на меня.

Я знала, что мне предстоит выступить одной против Влада и, в принципе, подготовилась к этому. Но чтобы против всех, против Глеба... Такого поворота событий не ждала. Захлестнула обида – до слез, глупых, детских. Я же пошла на подлость, чтобы их спасти, как он может так разговаривать со мной?

Во взгляде Глеба не было и намека на понимание – только колючесть и злость.

– О чем я думала? Серьезно?

Рука болела все больше, и приходилось крепко прижимать локоть к себе. Безумно хотелось спать – адреналин выплеснулся, и я чувствовала себя опустошенной. Словно Тан выпил этим ритуалом мои силы.

Конечно же, это было не так. Просто я устала, перенервничала и сильно испугалась.

– Я думала лишь об одном: что вас нет. Жизнь продолжалась, а я словно осталась в прошлом. И чем больше проходило дней, тем больше выпадала из реальности. И да, я пошла на сделку с чертовым колдуном! Но он все равно в городе. Тан вернулся, и мы не можем прятаться от этого за обидами и обвинениями.

– Все очень просто, пока тебе не нужно платить, – не унимался Глеб. – Но что ты будешь делать, когда он придет спрашивать с тебя?

– Подумаю об этом, когда придет. Здесь сложно и жарко. Больно. Неизбежно. И все это я пережила без тебя. Так будь мужчиной. Живи. Хватит ныть, Измайлов!

Уйти, скорее уйти отсюда. Успокоиться, выпить обезболивающего, разобраться во всем. Наверное, я действительно поступила глупо. Необдуманно. Тан взыщет по полной, я окончательно разругаюсь с Владом, и вообще неизвестно, чем для нас закончится невинная, на первый взгляд, сделка.

Но почему тогда у меня было четкое понимание: я все сделала правильно. Интуиция пророчицы или все же эгоизм? Возможно, мне вскружило голову понимание, что я могу влиять на что-то? Вернуть мертвых с того света – это вам не шутки. Так и звездная болезнь может начаться. Хотя, по сути, чем я отличаюсь от остальных атли? От той же Лины или Лары? Почему Тан выбрал меня?

Покинуть гостиную оказалось облегчением. Я закрыла за собой дверь кабинета и рухнула в кресло у окна. Слез уже не сдерживала – от кого теперь скрываться? Жутко болела рука, почти невыносимо. Уткнувшись лицом в колени, я тихо зарыдала.

Позади скрипнула дверь, но я не подняла головы. Шевелиться решительно не хотелось.

– Давай я посмотрю, – тихо сказа Кирилл и прикоснулся к предплечью. Я поморщилась от боли и заплакала сильнее. – Все будет хорошо, слышишь!

Лекарь атли приподнял мой подбородок и посмотрел в глаза.

– Спасибо.

– Что? – Я всхлипнула.

– Никто из нас так и не сказал тебе. За все это время... Глеб возмущался, а мы молчали. Были так увлечены историей с Чернокнижником, пропитались страхом настолько, что забыли – ты вернула нас. Именно ты несла все это на плечах. Так вот я говорю тебе спасибо.

– Я очень рада, что вы здесь. Ты себе представить не можешь, насколько.

– Влад знает?

– Нет.

– Что ты обещала ему? Тану?

– Он сказал, кто-то из атли полюбит его, и это будет взаимно. Хотел, чтобы я стала на их сторону перед Владом. В защиту их любви.

Кирилл покачал головой.

– Полина... Это сделка с дьяволом.

– Не такая уж большая цена за то, что вы все снова живы.

– Кто это? – спросил он очень серьезно.

– В смысле?

– Кто та девушка? Ты спросила колдуна?

– Нет. Он напугал меня до чертиков. Разговаривал по существу, и я даже не подумала спросить. А потом появился снова – вчера вечером. Колдовал на заднем дворе, выкапывал ваши тела... В общем, мне было не до этого. Кем бы ни была та девушка, если она полюбит Тана, как мы сможем помешать? Особенно я. Влад и слушать меня не станет.

– Все равно я не стал бы доверять Чернокнижнику. В его контрактах наверняка есть дополнительные условия мелким шрифтом. – Кирилл вздохнул. – Тебе нужно в больницу. Сделать рентген, может быть перелом. Я слегка не в форме, чтобы тебя лечить, но машину вести в состоянии.

– Ты же умер. – Я замялась. – Я имею в виду, как ты покажешься в больнице? Там же знают, что ты... вы...

Он улыбнулся.

– Ты не росла среди хищных, поэтому не знаешь. Мы никогда не оповещаем людей о смерти собратьев. Хороним их тайно, без привлечения посторонних. Благо, защитница может напустить морок... У каждого из нас есть доверенности, завещания и много прочей юридической ерунды, которая облегчает жизнь. Филипп всегда держит документы атли в порядке. Пока я был мертв, Лара управляла моей частью капитала в клинике. Скорее всего, сказала всем, что я ездил на Бали и потерял счет времени.

– Какие сложности... – пробормотала я. – Хорошо, что у меня ничего нет. Мороки меньше.

Он кивнул.

– Поехали.

В тот день жара началась буквально с рассветом. Солнце палило ярко, слепило глаза, заставляя морщиться и побуждая спрятаться в прохладном полутемном помещении. Поспать.

Киру я доверила Лине. Не в первый раз, да и атли вроде как вернулись нормальными. Глеб так точно. Такой же бескомпромиссный и жесткий.

Я даже не взглянула на него, когда мы с Кириллом выходили во двор. Невероятно, как можно долго скучать по человеку и обидеться вмиг. Зато Рита обняла меня крепко – так, будто не видела несколько месяцев. Будто помнила собственную смерть.

Никто из них не помнил, и, наверное, это к лучшему. В противном случае можно реально свихнуться.

В машине я почувствовала себя лучше. Свободнее. Вдали от дурдома, поближе к людям – обычным людям, среди которых росла. И лишь теперь начала по-настоящему понимать, что далека от них. От жизни, которой жила, от бытовых сложностей и уверенности, что монстры живут только в фильмах ужасов.

Я была спокойна. То ли это было следствием шока, то ли душа стала черствее. Боялась, конечно – и последствий, и приезда Влада, и его реакции, но как-то вяло. Словно сказала себе: это же не сейчас происходит. Вот придут проблемы, и будешь решать.

Тревога оказалась ложной – перелома не было. Сильный ушиб – неприятно, конечно, но пройдет быстрее. Мне наложили повязку и прописали обезболивающее. Кирилл улыбался, держал меня за руку, и стало значительно легче. Как же все становится проще, когда есть поддержка.

Мы заехали в кафе в универсаме позавтракать, и Кирилл признался, что ему давно нравится девушка из бухгалтерии больницы – Лена. Раньше он как-то стеснялся подойти познакомиться, но теперь понял, что нужно ценить каждый миг, отпущенный тебе богами. В общем, курс на налаживание личной жизни был взят.

Домой мы приехали после обеда. На парковке опасно отблескивал глянцем черный «Ауди», и у меня внутри все сжалось. В доме меня ждала смерть с косой. Вернее, без косы, и с ужасным характером. Я непроизвольно всхлипнула, Кирилл взял меня за руку и серьезно сказал:

– Что бы ни случилось, я поддержу тебя.

Я благодарно кивнула, нервно улыбнулась и посмотрела на входную дверь.

Надо просто войти. В холодную воду всегда страшно окунаться.

Подумаешь, наорет. Ну, соберет совет, ну, осудят. Переживу! Это стоило того – пять человек снова живы. Нам нужно что-то противопоставить Тану, верно? Теперь у нас есть люди.

В дом мы вошли молча, и первое, что я увидела – расширенные глаза Лары. Защитница в тот момент была похожа на одного из моих совят. Не знаю, чего в ее глазах было больше: удивления, осуждения или восхищения. Я выдержала взгляд. Лара не могла не признать, что рада – она скучала не меньше. К тому же, расхлебывать мне, и это должно ее утешить.

Влад молчал. В принципе, молчали все, но от него буквально исходила волна ярости. И я впервые подумала, что не выстою. И расслабилась. Смоет цунами, подумаешь! Словно в первый раз.

– Идем со мной, Полина, – сказал он тихо, и я сглотнула. Вот я и окунулась. Еще не с головой, но все же.

Влад не стал дожидаться меня – направился в сторону кабинета. Кирилл крепче сжал мою ладонь, а я мельком взглянула на Глеба – тот покачал головой и отвернулся. Тоже мне, друг называется! В следующий раз и не подумаю вытаскивать его с того света.

Я глубоко вздохнула и поплелась за Владом. Если бы Тан это видел, уверена, ему бы понравилось шоу. Так и виделось его лицо – довольное



Книга Трудный ребенок: отзывы читателей