Закладки

Занесенный клинок читать онлайн

убьет двух зайцев одним выстрелом. Или хотя бы даст им небольшой любовный толчок…

– Ты не мог бы сначала сделать мне одолжение? – спросила я.

– Конечно. Что такое?

Я указала на кухню.

– Ты не мог бы проверить Марго – шеф-повара Дома? Спросить, не нужна ли ей с чем-нибудь помощь? Она обслуживает свадьбу.

Джонаха, похоже, немного насторожила эта просьба, но он, казалось, не хотел отказывать мне, вероятно, потому, что это был день моей свадьбы. Что меня вполне устраивало. Все что угодно, лишь бы сработало.

– Да, конечно.

Я указала на прихожую, дошла с ним до кабинета Этана, а затем убедилась, что он зашел на кухню.

Судьба, – понадеялась я, – сделает все остальное.

***

Настроение в кабинете Этана было мрачным. Не совсем то, что хочется ощущать в ночь твоей свадьбы, но бизнес есть бизнес, а вампиры есть вампиры. Драма была неизбежна.

Этан сидел за своим столом, Люк и Малик на другом конце комнаты возились с электроникой.

– Добрый вечер, – произнесла я, когда Этан поглядел на меня.

– Страж. С ночью свадьбы.

– И тебя. Как дела?

Этан откинулся в своем кресле, скрестив руки, фактически светясь силой и уверенностью. И он не выглядел слишком обеспокоенным – хороший знак.

– Настолько хорошо, насколько могут быть у мужчины, который собирается жениться на прекрасной и храброй женщине.

Неплохое настроение, чтобы начать день.

– Звонил твой дедушка. Уинстон Стайлз находится в изоляторе для сверхъестественных. За день он стал еще более неадекватным и буйным, поэтому они дали ему успокоительное. Он по-прежнему в отключке.

Этан, может, и назвал это изолятором, но на самом деле это была тюрьма, где содержались сверхъестественные преступники города. Среди этих мужчин и женщин был и вампир по имени Логан Хилл, мужчина, который напал на меня и оставил умирать, и это стало причиной тому, что Этан превратил меня в вампира. Мужчина, чью личность я узнала ничтожных пару месяцев назад, когда он помогал Сорше.

Мужчина, которому я позволила жить.

– Он смог им рассказать что-нибудь об источнике наваждения? – спросила я.

– Нет, – ответил Этан. – Когда он немного пришел в себя, то снова начал говорить о голосе, умолял их остановить его. А потом он разорвал один из своих наручников и набросился на тюремщика. После этого его усыпили, по крайней мере, до тех пор, пока они не выяснят, что делать.

– Он нуждается в лечении лекарствами? – спросила я.

Этан покачал головой.

– В его медицинской карте нет никаких данных о психических заболеваниях. Он был ночным сторожем в банке в Скоки[17], по крайней мере, до тех пор, пока его не уволили. В тюрьме есть врач, но на данный момент, кажется, это какое-то нервное расстройство.

– Вызванное чем-то, о чем он хотел с тобой поговорить?

– Возможно, – ответил Этан. – Катчер с Джеффом днем приступили к расследованию. – Он немного улыбнулся. – Они не хотели, чтобы ты сегодня перед свадьбой хлопотала. Если бы этим занималась ты, то опоздала бы, испачкалась или же получила ранение.

– И что мы будем делать?

– Мы поженимся, – ответил Этан. – А затем мы полетим в Париж, как и планировали. Мы позволим офису Омбудсмена разбираться со сверхъестественными проблемами, поскольку это их обязанность. И мы не станем из-за этого нервничать.

Я посмотрела на него, прищурившись.

– Как долго ты готовил эту речь?

Его улыбка была лукавой.

– С тех пор, как поговорил с твоим дедушкой. – Он встал, обошел стол и взял мое лицо в ладони. – Нам позволено жить, Мерит. Нам позволено оставлять проблемы на тех, кто в состоянии их решить.

Я кивнула, пытаясь принять это. Трудно было этого не сделать, глядя в эти глубокие зеленые глаза. И сегодня у меня было о чем беспокоиться. Но это было тяжело. Трудно не думать о состоянии мира. Даже если мы давали обещание «в радости или горе», это не значило, что я хотела, чтобы «в горе» стало апокалиптически ужасно.

– Мы защитим Дом, – сказал Этан. – Мы просмотрим записи, узнаем, как он обошел нашу систему безопасности и позволим твоему дедушке разбираться с остальным.

– Ты прав, – произнесла я. – Прав. Сегодня наша свадьба, и мы не можем за всех разбираться с чужими проблемами. – Уинстону придется самому искать решение. Возможно, офис моего дедушки сможет с этим помочь.

– Мы готовы, – спустя мгновение произнес Люк, подняв голову и осмотрев комнату. Мы с Этаном перешли в зону отдыха, где кожаные кресла и диваны окружали низкий столик.

– Мы соединили перемещение вампира с разных камер, – сказал Люк, его лицо ничего не выражало, он явно все еще был огорчен из-за упущения в системе безопасности. Я могла понять это чувство. – Это было четыре ночи назад.

Он нажал кнопку и запустилось видео, на экране отображался кадр из фойе Дома. Камера была расположена в центре пространства, наклонена вниз, чтобы захватывать закрытую парадную дверь, просителей на скамейке слева и стол справа.

Парадная дверь открылась, и вошел наш вампир, позади него осталась темнота ночи. Он подошел к столу для регистрации, зарегистрировался и сел на скамейку рядом с четырьмя другими вампирами.

– Он был просителем, – произнесла я.

Люк кивнул.

– Он зарегистрировался как Уинстон. Без указания фамилии или Дома, приписал лишь «НЕЗАВ», что, как я понял, означает независимый.

Часы на экране тикали, полчаса, сорок пять минут, затем полный час, а Уинстон все ждал. Но если он был обеспокоен – или испытывал галлюцинации – то не показывал этого. Он выглядел скучающим и возмущенным ожиданием, но просидев час на неудобной скамье, будешь испытывать и не такие чувства. А потом я кое-что увидела.

– Увеличь его, – попросила я. – Его правую руку, если можно.

– Увеличиваю, – ответил Люк, и изображение приблизилось. Оно стало более нечетким, но движение было видно.

– Он бьет кулаком по ноге, – сказала я и соединила пальцы, показывая. – Это не выстукивание или нервная привычка. Оно беспорядочное. И он делает это с силой.

– Ты думаешь, это тик? – спросил Этан.

– Этот парень выглядит чисто выбритым, собранным и прилично одетым. И мы знаем, каким он стал. Мне интересно, что же случилось.

Он скрестил руки на груди, затем поднял правую руку к виску и ударил себе ребром кулака по голове. Лишь раз, но одного раза было достаточно.

Время шло, остальные четыре вампира ушли, их место заняли другие, и Уинстон, предположительно, был следующим в очереди в кабинет Этана. Но потом он посмотрел на свое запястье и, по всей видимости, на свои часы, поднялся со скамейки и вышел за дверь.

– Он не отметился в книге ухода, – сказал Малик.

– Да, – согласился Люк. – И он не задержался. – Видео переключилось на переднюю лужайку Дома. Вампир прошел по тротуару и скрылся за воротами. Видео снова переключилось, и он продолжил движение по улице, исчезнув в темноте.

– Той ночью в Доме его больше было не видно, – сказал Люк, а затем взглянул на Этана. – Он тебе знаком?

– Нет. Нисколько.

Люк кивнул.

– А это было два дня назад. – Видео переключилось на следующий отрезок, и на экране снова появилось фойе.

Вампир снова вошел. На этот раз он выглядел так же, каким я видела его прошлой ночью. Растрепанный – в той же одежде, в которой он был раньше, но в худшем состоянии – его движения были более рассеянными. Его губы двигались, словно при тихом разговоре.

За столом сидела другая Послушница, поэтому она не узнала его по прошлому визиту.

Вампир подошел к скамейке и сел. И ожидание началось снова.

Он продолжал сидеть, но рьяно потирал виски, одной ногой отбивая быстрый и беспокойный такт. Вампирша за столом временами посматривала на него, но не просила мужчину уйти или еще как-то взаимодействовать с ним.

– Мы принимаем всех желающих, – тихо сказал Этан, пристально глядя на экран. – Она бы не стала его выгонять, разве что он стал бы проявлять жестокость. Как бы там ни было, он просто казался… нервным?

– Напуганным, – согласилась я. – Или, возможно, страдающим от боли, но не так, словно он планирует навредить кому-то. – И он, вероятно, никогда бы этого и не сделал. Я оказалась не в том месте, не в то время, если его намерением было остановить крики.

– Тем не менее, – произнес Малик. – За столом для регистрации они могли бы применять больше профессиональной подготовки. Я выработаю планы.

И снова время шло, и вампиры, которые прибыли до него, уходили, чтобы пообщаться с Этаном, а затем возвращались в фойе и покидали Дом.

Сорок семь минут спустя два вампира с коробками прошли через фойе к парадной двери. Поскольку ими руководила Элен, это, скорее всего, были принадлежности для вечеринки.

Второй вампир нес одну коробку поверх другой, и одна из них упала, рассыпав свое содержимое по полу. Вампирша за столом и два других просителя начали собирать провиант. И когда они начали этим заниматься, Уинстон прошел мимо стола и лестницы и пошел в главный коридор. Ракурс сменился. Он остановился посреди коридора – пустого, на его счастье – и, казалось, дал отпор голосу, который он начал слышать.

– Кладовая, – произнес Этан, и Люк кивнул.

– Он пробыл там весь день. Никто не входил и не выходил, а в кладовой нет камеры. Беспорядка не было, за исключением пары полотенец на полу.

– Он устраивался на ночлег, – сказал Этан.

– Ага. Оставался там до четырех утра. – Ракурс снова сменился на коридор. Вампир прошел к темной столовой, и те камеры нам показали, как он выпил несколько бутылок крови прямо из шкафа, а потом поставил пустые бутылки обратно. Затем он вошел в темный кабинет Этана, и изображение переключилось на камеру, установленную где-то за столом Этана.

Меня обуял новый ужас.

«Я не знала, что там есть камеры», – мысленно сказала я, мое лицо запылало, когда я



Книга Занесенный клинок: отзывы читателей