Закладки

Академия первого чувства читать онлайн

произнесла:

— Уважаемые. Достопочтенный ректор. Я горда и счастлива предоставленной мне возможностью продолжить обучение. Позволите ли вы мне удалиться, чтобы подготовиться к распределению по факультетам?

Мне разрешающе махнули. Мужчины раскланялись, и я облегченно выпорхнула за дверь, слыша, как они уже более вяло продолжили обсуждение. Решение ректора ограничило рычаги воздействия на меня, но расслабляться не стоило. С другой стороны, это уже не беда. Беду я решила.

Хотелось кричать от радости. Получилось.

Я глубоко вздохнула и застучала каблучками по травертину административного холла, провожаемая надменными взглядами представителей преподавательского состава давно минувших лет.

Они изучали посетителей ректората с полотен в тяжелых золотых рамах. Развешанные вдоль всего холла изображения блюстителей закона продолжали следить за происходящим во вверенных им стенах сквозь столетия, брюзгливо поджав губы. Мне кажется, художники специально портят изображения, превращая вполне обычных людей в пугающие образы, чтобы навести благоговейный ужас на потомков.

В проходе от стены у выхода молча отделился Крис, вопросительно поднял бровь.

Час назад в лечебном корпусе меня истязал вопросами и замерами доктор Фонтень, потом совещание у ректора. Все это время Ера ждал неподалеку, незримо поддерживая. Действительно вампир-спутник, я все больше уверялась в правильности спонтанного решения довериться ироничному и вечно хмурому брюнету.

— У нас получилось! Я восстановленная студентка, допущенная к сегодняшнему распределению по факультетам. Как совершеннолетняя, сама буду принимать решение, вступать ли в клан.

И широко улыбнулась, показывая острые белоснежные зубки.

У развилки между женским и мужским корпусами, кивнув друг другу, мы расстались. Нужно было успеть переодеться для торжественного распределения первокурсников.

В принципе, было только одно платье, которое я могла надеть не стыдясь на подобное мероприятие. Из темно-синей ровной шерсти, с прелестными белыми фестончиками на трех складочках подола.

В задумчивости и приятных мечтах я дошла до двери своей комнаты. И столкнулась с выходящим из соседней двери высоким оборотнем. Все оборотни были высокие, но этот — гигант какой-то.

— Так, так, так, — мурлыкающе протянул он, игриво встряхивая мощной русой гривой волос. Широкое открытое лицо выглядело приветливо и доброжелательно. — Вот и новая соседка Сью.

Он встал почти перед моей дверью, мешая зайти. И откровенно втягивал воздух.

— О! Да ты, детка, тоже любитель классных парней!

— Вы забываетесь. Немедленно дайте мне пройти.

Я начала злиться.

Дверь соседки открылась, и выпорхнула милейшая блондинка с треугольным, почти детским личиком.

— Итан, — протянула она, кривясь маленьким алым ртом, — ты почему меня не подождал? О, кого вижу!

Она весело смерила взглядом мое припылившееся платье и свернутые в узел волосы.

— Моя новая соседка! Очень рада познакомиться с тобой. Я Сьюзан Бозан. Из судебных. А это Итан, из следаков.

— Мари Ерок, — кивнула. — Пока не знаю, кто я, у нас только сегодня будет распределение по факультетам.

Девушка задумчиво сморщила носик.

— Ну тогда я к тебе вечером зайду, все расскажешь, — уверенно заявила она и потеряла ко мне интерес.

— Итан, плохой мальчик, не смей меня больше бросать.

И потянула за рукав все это время с возрастающим интересом изучающего меня парня. Он осмотрел меня сверху донизу и нехотя подчинился дергающей его подруге.

Оставшись одна у двери, я взвешивала, что же может дать такое соседство, пока не радуясь выводам. Гости куколки вызывали у меня резонные опасения.

— Ну Ита-а-ан, мне он не нравится, не хочу с ним флиртовать. Черный какой-то, пусть и Ера, — донесся пронзительный голос блондинки из-за поворота на лестницу.

Оу. Хорошая у меня привычка — спешить медленно. Какая неожиданная информация. Пожалуй, я с удовольствием поговорю с любвеобильной Сью сегодня вечером.

Вопрос возникал за вопросом, и я каждый раз сталкивалась с собственным незнанием простых реалий жизни Двуликих. Первое, что надо сделать после распределения, это пойти в библиотеку и серьезно изучить взаимоотношения Двуликих и людей. Почему оборотни так по-собственнически ведут себя в Академии? Тот же Итан ни секунды не сомневался, что я паду к его ногам. И если сначала его интерес был ленивым, то после отсутствия восторга с моей стороны парень чуть стойку не сделал, как собака мисс Фламберг на мозговую косточку.

Переодевшись и оправив платье, а также тщательно рассмотрев себя по кусочкам в крошечном ручном зеркале, я отправилась на распределение. Перед этим на всякий случай проверила щеколду на двери, ведущей в общий санузел с соседкой, просто чтобы быть спокойной.

Полная недовольства своими знаниями, я спустилась в общий холл между кампусами и обнаружила толпу взволнованных первокурсников. Все понимали, что скоро решится будущее. Хотя по Уставу Академии определение на факультет можно было оспорить раз в год при повышении курса, переходы разрешались Академией так редко, что многие даже не пытались изменить судьбу.

— Мари, я так рад, что ты выздоровела! — Ко мне подошел улыбающийся Родди, его усики подергивались, парень был явно в своей тарелке и совершенно не волновался. — После того как вас с Крисом унесли в учебный корпус, я места себе не находил. Тебя куда поселили? Мы с Крисом соседи, пришлось договориться о размене, но пара серебряных быстро решила вопрос.

Родди, как обычно, был куртуазен, успевая говорить, развернуть меня аккуратненько к выходу, подставить локоть и по дороге раскланиваться с многочисленными новыми знакомыми. Я плыла, опираясь на его руку и рассматривая собравшихся.

На большой поляне между учебными и жилыми корпусами трава еще не была вытоптана многочисленной студенческой братией. Скамейки свежеподкрашены, на флагштоке в центре поляны развевался флаг Академии.

Четыре сектора были разделены лентами сообразно четырем исконным факультетам Юридической Академии Лоусона. Первый сектор — под Судебное право, второй — Следствия и дознания, третий — Криминалистики и артефакторики, последний был отведен под Юридическую поддержку.

Из окон торчали любопытные головы старшекурсников, которым появление на поляне было запрещено, а посмотреть очень хотелось.

— Прошу прощения, могу я на пару минут украсть у вас уважаемую мисс Ерок? — насыщенный густыми басовитыми нотками голос произнес эту воспитанную фразу крайне бесцеремонным тоном.

Меня почти оторвали от растерявшегося Родерика и поволокли за локоть в сторону от толпы. Тигр из кабинета ректора навис надо мной, почти дыша в лоб. Я никогда не была низенькой, но размеры данного экземпляра откровенно подавляли.

— Девочка, слушай внимательно. — Он пытался говорить тихо, но при его басе это выходило немного потешно. — Когда предложат выбор, заявляешь Следствие. Поняла?

— Э, простите, мистер…

Мужчина хмыкнул и покачал головой.

— Так ты до сих пор не выяснила, кто я? Какая нелюбопытная особа. Логан Донахью к твоим услугам, кошечка.

И он выдохнул теплый воздух прямо мне в лицо.

— Мистер Донахью, я не очень понимаю суть вашего предложения, но обещаю над ним подумать.

— Да что там такое делают в вашем Ньюберге? Ты меня совсем не боишься?

Я заморгала, пытаясь понять, почему должна его бояться. Но тут, на мое счастье, заиграли трубы. Раздался громкий голос ректора, и тигр поспешил ретироваться на свое место среди преподавателей. Для них выстроили небольшое подиумное возвышение.

Громкий, явно усиленный артефактом голос ректора накрыл поляну:

— Уважаемые! Дорогие наши первокурсники! В этот знаменательный день я поздравляю вас с началом настоящего студенчества. С этой минуты вы обретете свою вторую семью, сделаете первый шаг в профессиональной деятельности.

Он помолчал.

— Во время прохождения препятствий каждый из вас смог проявить себя. Кто-то вел команду вперед, поддерживал и защищал, отвечал за стратегию, командную работу. Таких студентов с распростертыми объятиями ждет факультет Судебного права. Вам предстоит стать лидерами, защитниками законности.

Над поляной повисла мертвая тишина. Оглядев студенческое море довольным взглядом, ректор продолжил:

— Те, кто особенно был хорош в видении деталей, сумел связать разрозненные факты в единую цепь, не терял бодрости духа в тяжелых физических испытаниях, ваш факультет — Следствия и дознания.

Криминалистика и артефакторика ждет тех, кто сумел из ничего сделать инструмент достижения цели, кто внимателен к предметам и их характеристикам и стремится раскрывать новые волшебные стороны на первый взгляд обыденного мира.

Студенты внимали, почти не дыша.

— Те, кто был частью команды, доверял другим, был трудолюбив и настойчив, ваш сектор — Юридическая поддержка. Вы — основа основ юридической службы страны.

Он говорил медленно, немного растягивая слова и вглядываясь в лица. Я успела вернуться на свое место рядом с Родди и обнаружить там пришедшего Криса. Как всегда, он стоял в темной одежде, ссутулив плечи, чуть за спиной широко улыбающегося и кивающего в такт ректорским словам Торша.

Мы переглянулись, тепло кивнув друг другу. В это время ректор начал называть фамилии и предоставлять выбор тем, у кого он не был однозначным. Студентов без выбора было большинство.

Людей массово отправляли в Юридическую поддержку, кузницу кадров для нотариусов, сотрудников отделов оформлений и сопутствующих служб. Нескольких возвышающихся над остальными студентов, явных оборотней, направили в Следствие и дознание. Они стояли бок о бок, гордо выпрямившись. С очень похожими прическами. Длинные волосы падали у молодых людей на плечи или хотя бы касались воротников, в то время как человек сорок, уже стоящих в секторе поддержки, все как на подбор красовались в коротких стрижках.

Я перевела взгляд на Родди и Криса. Не короткие и не длинные, скорее отросшие стрижки с небрежными прядями. Очень интересно.

Когда Коган назвал имя Родерика, я была уже вся охвачена волнением и стояла, закусив губу и подпрыгивая на цыпочках. За парня я так болела, что почти вжала ноготки в ладони. Ему предложили на выбор Криминалистику и Судебное право. И он выбрал последнее. Да! Да! Это была моя мечта и моя цель — работа с законами. Если все сложится хорошо, мы будем на одном факультете.

Когда назвали мое имя, время пустилось вскачь. Почти все студенты были распределены. Нас, стоящих у края поляны, не определившихся с факультетом, осталось всего человек десять, включая меня и Кристофера.

— Криминалистика и артефакторика или Следствие и дознание.

Как громом пораженная, я остановилась, поймав себя на том, что уже сделала несколько шагов в сторону Судебного факультета. Назывались другие фамилии, а я все стояла, не в силах осознать произошедшее.

Мимо меня, больно задев локтем, прошла дорого одетая


Книга Академия первого чувства: отзывы читателей