Закладки

Машина Пространства читать онлайн

по-моему, может представить для вас интерес. Вы не разрешите показать вам его?

Прежде чем ответить, она еще раз оглядела меня сверху вниз. Потом спросила:

– Что это за изделие, мистер Тернбулл?

Я испуганно обернулся в сторону коридора: ведь там в любой момент мог появиться кто-то из других постояльцев.

– Мисс Фицгиббон, – сказал я, – позвольте мне подняться к вам?

– Нет, – отрезала она. – Лучше я сама спущусь. – У нее в руках был объемистый кожаный ридикюль; оставив его на площадке подле своей двери и чуть приподняв подол, она не спеша спустилась по ступенькам обратно.

Когда она очутилась возле меня, я произнес:

– Постараюсь не задержать вас более чем на одну-две минуты. Поистине счастливое совпадение, что вы остановились в этой гостинице…

Еще не договорив, я присел на корточки и начал возиться с застежками своего саквояжа. Наконец он с грехом пополам открылся, и я вынул одну из «масок для защиты зрения». Поднимаясь с пола с маской в руке, я перехватил пристальный взгляд мисс Фицгиббон. Этот прямой, слегка насмешливый взгляд обескуражил меня окончательно.

– Что же у вас такое, мистер Тернбулл? – нетерпеливо спросила она.

– Я называю это «маской для защиты зрения». – Она не удостоила меня ответом, и я продолжал в смятении: – Как видите, маска годится как для пассажиров, так и для водителя, а при желании ее можно снять буквально за одну секунду…

При этих словах молодая женщина сделала шаг назад и, казалось, была готова вновь поставить ногу на ступеньку.

– Пожалуйста, не уходите! – взмолился я. – Видимо, я выражаюсь недостаточно ясно…

– Это еще мягко сказано. Объясните толком, что такое у вас в руке и отчего вы сочли возможным остановить меня в коридоре гостиницы.

Ее слова звучали теперь столь холодно и формально, что я окончательно запутался в выражениях.

– Мисс Фицгиббон, насколько мне известно, вы работаете у сэра Уильяма Рейнольдса?

Она кивнула, и тогда я, запинаясь, принялся заверять ее, что уж его-то моя маска заинтересует всенепременно.

– Но вы так и не соизволили сказать, для чего она служит.

– Она защищает глаза от сора при езде на автомобиле, – ответил я и, повинуясь внезапному побуждению, поднял маску и прижал ее к лицу обеими руками.

В ответ молодая женщина коротко рассмеялась, но смех ее, как я почувствовал, уже не был недружелюбным.

– Так это автомобильные очки! – воскликнула она. – Что же вы сразу не сказали?

– Вы видели такую маску раньше? – спросил я, не в силах скрыть удивления.

– В Америке их применяют уже давно.

– Значит, у сэра Уильяма тоже есть что-то подобное?

– Нет, но, быть может, он считает, что ему очки вовсе не нужны.

Я снова опустился на корточки, чтобы порыться в саквояже.

– У меня есть и другая модель, специально для женщин, – заявил я, торопливо перебирая товары, которыми был набит саквояж. В конце концов я нашел маску меньшего размера, изготовленную на фабрике мистера Вестермена, и встал, протягивая ее своей собеседнице. В спешке я нечаянно опрокинул саквояж, и на полу выросла гора альбомов и альбомчиков, бумажников и несессеров. – Попробуйте надеть эту маску, мисс Фицгиббон. Сделана из лучшей лайковой кожи.

Подняв глаза на молодую женщину, я заподозрил было, что она вот-вот рассмеется снова, но нет – она хранила полную серьезность.

– Я отнюдь не убеждена, что мне нужны ваши…

– Уверяю вас, они вам вполне подойдут. – Моя искренность сумела все-таки побороть ее скептицизм, и она приняла у меня очки. – Они снабжены застежкой. Пожалуйста, наденьте их.

Я вновь наклонился и кое-как запихнул рассыпанные товары в нутро саквояжа. Попутно я еще раз украдкой оглянулся: коридор был по-прежнему пуст.

Когда я выпрямился, мисс Фицгиббон уже успела накинуть маску на лоб и пыталась совладать с застежкой. Громоздкая шляпа с цветами, венчающая ее прическу, затрудняла эту задачу до крайности. Признаюсь, мне было не по себе с самого начала нашей беседы, но прежнее мое смущение и в счет не шло по сравнению с испытываемым теперь. Необдуманное поведение и неуклюжие манеры поставили меня в положение самого стеснительного свойства. Мисс Фицгиббон явно решила поиздеваться надо мной, и, пока она возилась с застежкой, я клял себя, что у меня не хватает духу отобрать у нее очки и убраться восвояси. Разумеется, я ничего не сделал, просто тупо следил, как она воюет с застежкой. Наконец она улыбнулась вымученной улыбкой.

– Кажется, эта штука запуталась у меня в волосах, мистер Тернбулл.

Она дернула за тесемку маски и поморщилась от боли. Я и хотел бы как-то помочь ей, но был слишком взволнован. Еще рывок за тесемку – с тем же успехом: металлическая застежка прочно застряла в длинных волосах.

В дальнем конце коридора послышались голоса, поскрипывание деревянной лестницы. Мисс Фицгиббон, видимо, тоже расслышала что-то, поскольку обернулась на звук.

– Что прикажете делать? – тихо спросила она. – Не могу же я попасться людям на глаза с таким украшением в волосах…

Она рванула тесемку и опять поморщилась.

– Разрешите помочь? – осведомился я, нерешительно протянув руку.

На стене у лестничной площадки закачалась чья-то тень – кто-то поднимался снизу, из прихожей.

– Нас с секунды на секунду застанут здесь! – забеспокоилась мисс Фицгиббон. Злополучные очки болтались у нее возле щеки. – Лучше ненадолго скроемся ко мне в комнату.

Голоса звучали все ближе.

– К вам в комнату? – откликнулся я изумленно. – Вдвоем, без свидетелей? Ведь до сих пор…

– Кого вы предложите мне в свидетели? – спросила она. – Уж не миссис ли Энсон?

И, подобрав юбки, мисс Фицгиббон поспешила вверх по ступенькам к своей двери. Я постоял в нерешительности еще мгновение, потом подхватил незакрытый саквояж и последовал за ней. Подождал, пока молодая женщина отворит дверь, и переступил порог.





2




Комната оказалась гораздо больше моей и много уютнее. На стене висели два газовых рожка, и, когда мисс Фицгиббон открыла газ, комнату наполнил яркий, теплый свет. В камине пылали угли, на окнах красовались длинные бархатные портьеры. Один угол занимала широкая, французского стиля кровать с откинутым покрывалом. Большая же часть комнаты была занята мебелью, которая пришлась бы к месту в гостинице средней руки: шезлонг и еще два кресла, несколько ковриков, огромный сервант, книжный шкафчик и маленький стол.

Я беспокойно топтался у двери, а мисс Фицгиббон сразу же направилась к зеркалу и, выпутав из волос очки, положила их на стол. Потом сняла шляпу и сказала:

– Прошу садиться, мистер Тернбулл.

Я посмотрел на очки.

– Мне, вероятно, следует уйти.

Мисс Фицгиббон помолчала, прислушиваясь к голосам, доносящимся из коридора.

– Пожалуй, вам есть смысл чуточку задержаться здесь, – решила она. – К чему рисковать, что вас увидят выходящим из моей комнаты в столь поздний час…

Я из вежливости посмеялся вместе с ней, но должен признаться, что эта вольная шутка меня изрядно шокировала. Я сел в одно из кресел у стола, а мисс Фицгиббон подошла к камину и пошевелила угли кочергой, чтобы они разгорелись повеселее.

– Извините, я вас ненадолго покину, – произнесла она. Когда она проходила мимо, на меня вдруг пахнуло тем самым ароматом трав, который я уловил на лестнице двумя часами раньше.

Мисс Фицгиббон скрылась за маленькой внутренней дверью, плотно затворив ее за собой. Я остался сидеть, в душе проклиная себя на чем свет стоит. Вся эта история совершенно вывела меня из равновесия: кому угодно стало бы ясно, что автомобильная маска хозяйке комнаты вовсе не нужна и нисколько ее не интересует. А надежда, что она убедит сэра Уильяма испробовать мои очки, представлялась мне теперь просто несбыточной. Я раздосадовал мисс Фицгиббон, а то еще, чего доброго, и скомпрометировал ее. Ведь если миссис Энсон или кто другой в гостинице пронюхает, что я в ночное время находился наедине с юной леди, ее репутация окажется непоправимо запятнанной.

Когда минут через десять мисс Фицгиббон вернулась ко мне, я уловил донесшееся из-за внутренней двери шипенье водопроводного крана и сделал вывод, что там расположена ванная. Очевидно, я не ошибся, поскольку мисс Фицгиббон заново напудрилась и к тому же уложила волосы по-другому, распустив тугой узел, который носила до того, и позволив освобожденным прядям упасть на плечи. А когда она опять прошла мимо меня к креслу, я ощутил, что излюбленный ею аромат трав стал намного сильнее.

Она села и, вздохнув, откинулась на спинку кресла. Держалась она теперь удивительно естественно и просто.

– Знаете, мистер Тернбулл, – сказала она, – мне кажется, я должна перед вами извиниться. Не сердитесь, что поначалу я вела себя так заносчиво.

– Напротив, это я должен извиниться, – тотчас же возразил я. – Мне не следовало…

– Наверное, у меня наступила естественная реакция, – продолжала она, словно не слыша меня. – Я пробыла четыре часа в обществе миссис Энсон, и за все четыре часа она не умолкала ни на минуту.

– Я полагал, что вы с ней приятельницы.

– Она добровольно приняла на себя роль моего опекуна и наставника. Я получила от нее кучу житейских советов. – Мисс Фицгиббон встала, подошла к серванту и вынула два стаканчика. – Не спрашиваю, мистер Тернбулл, пьете ли вы, поскольку обоняние уже подсказало мне ответ. Хотите бренди?

– Спасибо, не откажусь, – отозвался я, проглотив упрек.

Она наполнила стаканчики из плоской фляги, которую достала из ридикюля, и поставила их на столик.

– Подобно вам, мистер Тернбулл, я иногда ощущаю потребность подкрепить свои силы.

С этими словами она снова села. Мы подняли стаканчики и пригубили спиртное.

– Что же вы так угрюмо молчите? – спросила она. – Надеюсь, я вас не слишком смутила? – Мне оставалось лишь беспомощно глядеть на нее и ругательски ругать себя за всю эту идиотскую затею. – Вы часто бываете в Скиптоне?

– Два-три раза в год. Мисс Фицгиббон, я полагаю, что должен пожелать вам спокойной ночи. Мне не следует оставаться здесь с вами наедине.

– Но я так и

Книга Машина Пространства: отзывы читателей