Закладки

Машина Пространства читать онлайн

не уловила, зачем вам понадобилось показывать мне эти очки.

– Я надеялся, вы воздействуете на сэра Уильяма, чтобы он попробовал их в поездке.

Она кивнула в знак того, что наконец поняла меня.

– Вы что, торгуете очками?

– Видите ли, мисс Фицгиббон, фирма, которую я представляю, занимается производством…

Я замер на полуслове, поскольку в это самое мгновение до меня донесся звук, явно привлекший и внимание мисс Фицгиббон. Мы оба услышали, как за дверью скрипнула половица.

Мисс Фицгиббон прижала палец к губам, и мы застыли в мучительном молчании. Но тишину тут же прервал резкий и настойчивый стук в дверь.





3




– Мисс Фицгиббон!

Это была миссис Энсон.

Я в отчаянии уставился на свою новую знакомую.

– Что же нам делать? – прошептал я. – Если меня обнаружат здесь в такой час…

– Тише! Предоставьте это мне.

Снаружи вновь донеслось:

– Мисс Фицгиббон!

Прежде чем ответить, мисс Фицгиббон быстро отошла в дальнюю часть комнаты и встала подле кровати.

– В чем дело, миссис Энсон? – отозвалась она слабым, заспанным голоском.

Последовала короткая пауза, затем:

– Горничная не забыла принести вам грелку?

– Нет, не забыла, благодарю вас. Я уже лежу.

– При непотушенном свете, мисс Фицгиббон?

Молодая женщина кивком показала на дверь и отчаянно замахала на меня руками. Я сообразил, что от меня требуется, и отодвинулся в сторону, чтобы меня не увидели сквозь замочную скважину.

– Я немного почитала перед сном, миссис Энсон. Доброй вам ночи.

За дверью вновь воцарилось молчание, такое напряженное, что хотелось крикнуть, лишь бы оборвать его.

– Мне показалось, я слышала у вас в комнате мужской голос, – решилась наконец миссис Энсон.

– Я совершенно одна, – ответила мисс Фицгиббон.

От меня не укрылось, что она вспыхнула, но от смущения или от гнева – сказать не берусь.

– Не думаю, чтобы я обманулась.

– Подождите минутку, – попросила мисс Фицгиббон. Подойдя ко мне на цыпочках, она подняла голову и почти коснулась губами моего уха. – Придется впустить эту ведьму, – прошептала она. – Но я придумала, как нам быть. Пожалуйста, отвернитесь.

– Что?.. – оторопело переспросил я.

– Отвернитесь, сделайте милость… Ну, пожалуйста!

Я уставился на нее в мучительном недоумении, но в конце концов подчинился. На слух я определил, что она отошла к платяному шкафу, а вслед за тем до меня донесся треск кнопок и пуговиц – она расстегивала платье! Я зажмурился и еще прикрыл глаза рукой. Противоестественность положения, в котором я очутился, была просто чудовищной.

Дверца шкафа захлопнулась, и я ощутил прикосновение к своей руке. Открыв глаза, я увидел, что мисс Фицгиббон стоит рядом в полосатой фланелевой ночной рубашке до пят. Она распустила волосы, и они свободно заструились по щекам.

– Заберите это, – шепнула она, сунув мне в руки стаканчики с бренди, – и ждите в ванной.

– Мисс Фицгиббон, я настаиваю на своих подозрениях! – заявила миссис Энсон.

Спотыкаясь, я поплелся к двери ванной. У самой двери я рискнул обернуться и застиг мисс Фицгиббон за тем, что она отбросила с кровати покрывало и старательно мнет подушку и простыни. Потом, схватив мой саквояж, она зашвырнула его под шезлонг. Я вошел в ванную и закрыл за собой дверь. В темноте нащупал спиной притолоку, оперся о нее и попытался унять дрожь в руках.

Мисс Фицгиббон отомкнула наружную дверь.

– Что вам угодно, миссис Энсон?

Хозяйка гостиницы буквально ворвалась в комнату. Нетрудно было представить себе, как она обводит все вокруг подозрительным взглядом, и я, признаться, ждал, что она вот-вот вломится в ванную.

– Мисс Фицгиббон, уже очень поздно. Почему вы еще не спите?

– Я читала. Смею вас заверить, что, не постучись вы ко мне, я бы уже спала.

– Я отчетливо слышала мужской голос.

– Но вы же видите – я одна. Наверное, голос доносился из соседней комнаты.

– Он доносился отсюда.

– Вы что, подслушивали под дверью?

– Разумеется, нет! Просто я проходила по коридору, направляясь к себе.

– Тогда вы легко могли ошибиться. Я тоже слышала голоса.

Тон миссис Энсон внезапно переменился:

– Дорогая Амелия, я забочусь исключительно о вашем благополучии. Вы не знаете этих коммивояжеров, как знаю их я. Вы молоды и неопытны, и я отвечаю за вашу безопасность.

– Миссис Энсон, мне двадцать два года, и я способна сама позаботиться о своей безопасности. Будьте добры, оставьте меня, я хочу спать.

Тон миссис Энсон опять изменился:

– Откуда мне знать, что вы меня не обманываете?

– Посмотрите вокруг, миссис Энсон! – Мисс Фицгиббон подбежала к двери ванной и рывком распахнула ее. Дверь больно ушибла мне плечо, но одновременно спрятала меня за створкой. – Смотрите внимательнее. Не угодно ли вам обыскать платяной шкаф? Или вы предпочитаете сначала заглянуть под кровать?

– Ну зачем же говорить колкости, мисс Фицгиббон. Мне вполне достаточно вашего слова.

– Тогда будьте добры оставить меня в покое. Я работала весь день и хочу наконец заснуть.

Помолчав немного, миссис Энсон произнесла:

– Ну что ж, Амелия. Спокойной вам ночи.

– Спокойной ночи, миссис Энсон.

Я услышал, как хозяйка вышла из комнаты, спустилась по ступенькам в коридор. Мисс Фицгиббон выждала довольно долгое время, потом закрыла входную дверь. Вошла ко мне в ванную, обессиленно оперлась о притолоку.

– Ушла, – только и сказала она.





4




Мисс Фицгиббон взяла у меня из рук стаканчик и проглотила бренди одним глотком.

– Хотите еще? – тихо спросила она.

– Да, если можно.

Фляга была уже почти пуста, но мы честно поделили то, что там оставалось. В отсветах газа лицо мисс Фицгиббон казалось мертвенно-бледным; подозреваю, что и я выглядел не лучше.

– Я, конечно, сейчас же уйду.

Она покачала головой:

– Вас увидят. Миссис Энсон не посмеет вломиться сюда снова, но уж будьте уверены, что ляжет она не сразу.

– Что же делать?

– Придется повременить с уходом. Думаю, через часок ее терпение истощится.

– Мы ведем себя так, словно в самом деле в чем-то провинились, – заметил я. – Почему мне нельзя выйти прямо сейчас и рассказать миссис Энсон все как было?

– Потому что мы уже прибегли к обману, и к тому же она видела меня в ночной рубашке.

– Ах, да…

– Придется выключить газ, будто я действительно легла спать. Тут есть маленькая керосиновая лампа, как-нибудь обойдемся. – Мисс Фицгиббон показала на складную ширму. – Если вы, мистер Тернбулл, передвинете эту штуку к двери, она заслонит свет и приглушит наши голоса.

– Так я и сделаю.

Мисс Фицгиббон подбросила в камин кусок угля, зажгла керосиновую лампу и выключила газ. Я помог ей переместить кресла поближе к огню, а лампу поставил на каминную полку. И вдруг услышал прямой вопрос:

– Вам не хочется оставаться здесь?

– Я предпочел бы уйти, – ответил я, заикаясь от смущения, – но вы, вероятно, правы. Я вовсе не жажду встречи с миссис Энсон, по крайней мере в настоящий момент.

– Тогда постарайтесь взять себя в руки.

– Мисс Фицгиббон, – сказал я, – мне было бы гораздо проще, если бы вы вновь оделись как полагается.

– Но под этой рубашкой на мне еще и белье.

– Все равно.

Я опять ненадолго отправился в ванную, а когда вернулся, мисс Фицгиббон была уже в платье. Причесываться она, впрочем, не стала, но это мне нравилось – ее лицо, на мой вкус, выигрывало в обрамлении распущенных волос. Когда я снова уселся, она обратилась ко мне:

– Могу я просить вас об одном одолжении, не рискуя шокировать вас окончательно?

– О чем вы?

– Мне будет легче выдержать этот час, если вы перестанете обращаться ко мне столь официально. Меня зовут Амелия.

– Знаю. Миссис Энсон называла вас при мне по имени. Меня зовут Эдуард.

– Вы неисправимый формалист, Эдуард.

– Ничего не могу поделать. Так меня воспитали.

Напряжение спало, и я сразу почувствовал усталость. Судя по тому, как мисс Фицгиббон – простите, Амелия – откинулась в кресле, она устала не меньше моего. Переход на дружескую манеру обращения принес нам обоим облегчение, словно вторжение миссис Энсон упразднило общепринятый этикет. Мы были на волоске от гибели и уцелели, и это нас сблизило.

– Как вы думаете, Амелия, миссис Энсон и впрямь заподозрила, что я здесь?

Моя собеседница взглянула на меня лукаво:

– Заподозрила? Да она прекрасно знала, что вы здесь!

– Значит, я вас скомпрометировал?

– Нет, это я вас скомпрометировала. Представление с переодеванием – моя выдумка.

– Вы очень откровенны, – сказал я. – Право, до сих пор я никогда не встречал таких людей, как вы.

– Ну что ж, Эдуард, хоть вы и чопорны, как индюк, но я тоже, пожалуй, не встречала таких, как вы.





5




Теперь, когда худшее осталось позади, а о последствиях можно было до поры не задумываться, я вдруг понял, что необычность ситуации доставляет мне удовольствие. Наши кресла стояли вплотную друг к другу, в комнате царил уютный полумрак, пламя керосиновой лампы отбрасывало на лицо Амелии мягкие, манящие тени. Все это внушало мне мысли, которые не имели ни малейшего отношения к обстоятельствам, предшествовавшим этой минуте. Рядом со мной сидела женщина, которую отличали редкая красота и присутствие духа, и даже подумать о том, что через какой-то час придется с нею расстаться, было непереносимо.

Сперва разговором завладел я, рассказав Амелии немного о себе. Я поведал ей, в частности, что мои родители эмигрировали в Америку вскоре после того, как я окончил школу, и что с тех пор я живу один и работаю на мистера Вестермена.

– Неужели у вас никогда не возникало желания поехать вслед за родителями? – поинтересовалась Амелия.

– Искушение, конечно, немалое. Они часто шлют мне письма, из которых видно, что Америка – замечательная страна. Но я решил, что сначала надо как следует узнать Англию и что, прежде чем воссоединяться с родителями, мне лучше некоторое время пожить самостоятельной жизнью.

– Ну и как? Удалось вам узнать про Англию что-нибудь новенькое?

– Вряд ли, – ответил я. – Хоть я и живу неделями вне Лондона, но много ли увидишь из гостиниц наподобие этой?

Теперь можно было, не нарушая приличий, осведомиться

Книга Машина Пространства: отзывы читателей