» » » Пощады не будет или малышка для демона
Закладки

Пощады не будет или малышка для демона читать онлайн

представлением о средневековом варианте полиции вполне совпадали): лёгкие кожаные доспехи, мечи и хмурые лица.

Наверное, в этом мире должны существовать какие-то документы, грамоты, подтверждающие, что ты — это ты, ведь все-таки, как я поняла по рассказам Алильена, этот мир был достаточно хорошо развит. Я внимательно пригляделась и действительно заметила, что стражники проверяют что-то наподобие свитков с мерцающими оттисками магических печатей и слегка занервничала. Как мы пройдем? Не припомню, чтобы у меня здесь водились документы. Но демон был непробиваемо спокоен, как удав, давая мне тем самым силы и уверенность в том, что наша авантюра не окончится заключением в местную тюрьму.

Когда подошла наша очередь, Альен совершенно спокойно достал из-за пазухи какие-то бумаги и протянул стражникам. Старший из них — высокий белобрысый громила с чуть сероватой кожей, напоминавший мне тролля, внимательно их изучили, чуть не понюхав и не попробовав на зуб, чем снова заставил изрядно понервничать, но, в конце концов, смилостивился и отдал, лишь вопросительно посмотрев на меня.

— Мой племянник, он издалече. В городе за всю жизнь был раза два — и то в детстве, да к тому же он у меня слегка придурковат, мамка — сестра моя, частенько роняла в детстве, капризный он был, ваш благородь… — речь мага — правильная, с властными интонациями и жесткими нотками — изменилась настолько резко, что я вытаращилась на него самым некультурным образом, наверное, в самом деле напоминая малолетнего деревенского идиота.

Видимо, мой вид здешнюю стражу изрядно впечатлил, полностью убедив в моей безопасности, и нам, наконец, отдали документы, пропуская в город.

Будто в сказочном восемнадцатом веке очутилась. Под ногами мощеная булыжниками дорога, аккуратные домики, красивые клумбы с необычными цветами, ажурные уличные фонари. Я неприлично глазела по сторонам — если бы не знала, что нахожусь в мире демонов, подумала бы, что оказалась в сказке.

Альен только поглядывал на меня и снисходительно улыбался, быстро шагая в одном ему известном направлении.

Очарование схлынуло, когда я стала разглядывать горожан. Кого тут только не было! Такую причудливую внешность даже самая богатая фантазия не способна себе вообразить — пару раз я даже отшатнулась от слишком уж непривычных взгляду существ, даже не представляя себе, как их можно назвать и к какой расе они принадлежат.

Через некоторое время, привыкнув немного к окружающему меня фантасмагорическому многоцветью, я все решилась задать вопрос, что так давно уже крутился на языке:

— Альен, ты ведь провел в той ловушке не одну сотню лет, а ведёшь себя, будто только вчера вышел из города, а сегодня вернулся? Будто ничего и не изменилось?

Демон повернул голову в мою сторону, посмотрев весьма удивленно, как будто я задала неимоверно глупый вопрос.

— Как ты думаешь, сколько живут демоны? — разговаривая, он не забывал крепко придерживать меня за локоть, не давая потеряться в толпе.

— Не знаю, — я растерялась, — как-то об этом не задумывалась, признаться.

— Продолжительность нашей жизни составляет несколько тысяч лет. По человеческим меркам я провел там от силы пару лет, — только вот горечь, звучавшая в его голосе, не давала усомниться в том, что эти сотни лет ощутил на себе в полной мере. — Так что, да, ничего не изменилось.

— Удивительно, — выдохнула. Это действительно впечатляло, — и сколько же тебе лет сейчас?

— Четыре тысячи триста два года. Если перевести на ваши годы, то мне чуть больше тридцати лет.

— Молоденький еще, значит, — вздохнула, продолжая украдкой вертеть головой по сторонам.

Не удержалась, хихикнула в кулачок, осознавая, насколько абсурден с точки зрения любого человека наш разговор, и тут же резко нахлынула тоска. Что я буду делать в этом мире? Вечно скитаться по городам под чужими личинами, трясясь от страха? Смогу ненадолго добиться высокого положения, если Альен вернет свое? Вот только я так толком ничего и не знаю о скрытном демоне. То, что был знатным наследником, чуть ли не принцем, и что его предал родной брат. Не так уж и много. К тому же я не настолько глупа, чтобы не понимать — упаси меня здешние боги получить какую-то официальную должность и привлечь к себе внимание. Никакое заступничество моего невольного союзника не поможет. Сожрут (возможно, в прямом смысле) и не подавятся. Там, где есть власть, чувствам места нет. А я лишь слабая, хоть и полезная в качестве батарейки человечка. Сколько я протяну? Алильен может ещё и отомстить не успеет, что для него время?

Город резко утратил свою привлекательность, как и весь этот чуждый мир, вот только деваться было некуда. Кричали торговки, бегала ребятня, прошли мимо пара демонов-стражников — их крыльев не было видно — как мне рассказал Альен, здоровые крылья легко превращались в чистую энергию при желании владельца, но он пока этой роскоши был лишен, как и возможности летать. И я не завидовала его подлючему родственничку, видя, как вспыхивает в холодных глазах лютая ненависть. Если он будет отпиливать мерзавцу голову, попрошусь подержать пилу… или голову… получу, так сказать, моральное удовлетворение.

Черный юмор немного поднял настроение, и по сторонам я снова глазела с любопытством. Мы ушли от центра города и рынка, свернув на тихие улочки, и, спустя минут пятнадцать, остановились возле симпатичной яркой вывески, изображающей добротный чугунный котелок, из которого шел разноцветный пар и нечто, напоминающее мыльные пузыри. Красота! Звезда пиара под названием харчевня «Золотой котелок».

Демон резко остановился, обернулся ко мне, одарив очередным нечитаемым взглядом, и тихо сказал, почти не разжимая губ:

— Остановимся здесь. Это место широко известно среди странников и торговцев, так что лишнего внимания мы не привлечем. Я закажу комнату и ужин, мы поднимемся наверх, а ночью я уйду. Если найду нужного мне демона, то уже на рассвете отсюда съедем. Ведешь себя тихо, внимания не привлекаешь, по сторонам не глазеешь, поняла? Трактирщики порой бывают чересчур наблюдательны, да и работают сразу на несколько заинтересованных лиц.

Я молча кивнула, наблюдая, как он надвигает шляпу-обманку пониже, машинально одёрнула куртку, и мы вошли. Внутреннее убранство харчевни вполне соответствовало общему впечатлению от города. Массивные деревянные столы и скамьи. По стенам развешаны пучки каких-то трав, не то в блюда добавлять, не то злых духов отгонять, я так и не поняла. В глубине зала находилась барная стойка, за которой стоял дородный мужик, пристально следящий за шустрыми девчонками подавальщицами в количестве двух штук. Видимо, это и есть хозяин.

Следуя за демоном, я подошла к хозяину, замерев рядом молчаливым истуканчиком: помолчу — за умную сойду.

— Комнаты мне и племяшу. Он болезный, орет по ночам, не охоча мне бессонницей страдать, — играл Алильен настолько мастерски, что Станиславский бы рыдал, драл на себе волосы, уволился по несостоятельности и кричал «верю!».

Мужик с примесью крови какого-то очередного монстрика зыркнул подозрительно из-под бровей, но получив вместе с мешком демонячьих причитаний аж целую серебряную монетку заулыбался. Вся подозрительность как-то разом исчезла, и он весьма любезно осведомился:

— Ужинать господа будут внизу или подать ужин в комнаты?

— Подайте в комнаты, мы слишком устали, хотим отдохнуть.

Свои слова Алильен подчеркнул широким зевком.

— Конечно, конечно, отдыхайте, ужин будет через полчаса.

Мы поднялись наверх, и я впервые порадовалась, что демон переодел меня парнем. Ведь могло быть и хуже, например, пришлось бы ночевать с ним в одной комнате. Хоть он и сказал, что ночью уйдет, но, думается мне, пару часов для сна ему всё равно понадобится.

Остановилась у двери, толкая её, и, не выдержав напора любопытства, жаждущего осмотреть первую настоящую комнату этого мира, зашла, оглядевшись. Ничего лишнего: у стены узкая кровать, застеленная не новым, но чистым бельем, у окна стол, стул, в углу тумба, а на ней тазик, видимо, для умывания. Я прошла, с непередаваемым удовольствием скинув осточертевшие сапоги, и плюхнулась на кровать, растянувшись во весь рост. Ни с чем не сравнимое удовольствие! Но блаженство длилось недолго, спустя от силы минут пятнадцать дверь распахнулась, явив Альена, нисколько не смущенного подобным своим бесцеремонным вторжением.

— Мог бы и постучать, — недовольно проворчала, — может, я не одета.

— Ты думаешь, у тебя есть что-то, чего я не видел? — демонюга приподнял бровь, сверля багровыми и какими-то весьма голодными глазами.

Да он издевается надо мной! Правда высказать своё возмущение я не успела, он продолжил, не дожидаясь ответа:

— Принесли наш ужин, племянник, пойдем-ка. Поедим, и ты ляжешь спать.

Пришлось повиноваться. Поднялась с тихим вздохом — после нескольких дней в лесу и ночёвки на еловых ветках, эта кровать казалась мне мягче перины, но есть после пресных и костлявых лесных зверушек тоже хотелось сильно. Пришлось снова натягивать сапоги и идти в соседнюю комнату.

Еды принесли достаточно много даже для двоих — на небольшом уютном столике в углу исходили арматами тарелки, полные незнакомой, но весьма привлекательной еды. Но мы были голодны, да к тому же один из нас являлся демоном, стремящимся ускорить природный процесс регенерации, поэтому подносы быстро опустели и меня разморило. Альен отправил меня обратно в мою комнату, пообещав, что обязательно явится под утро.

Конечно, вялое беспокойство никуда не делось, но я так вымоталась, что уснула, едва только легла и укрылась тонким одеялом.

Глава 5


Брат может не быть другом, но друг — всегда брат.

©Бенджамин Франклин

Алильен

Йуна уснула, даже не подозревая, каким соблазном является для голодного демона, у которого едва-едва восстановилась магия. Перед глазами вставали жаркие и весьма жесткие картины того, что он мог бы сделать. Разрезать когтями её платье, превращая его в лоскутки, подхватить её, подсаживая на стол, раздвинуть восхитительные ноги с маленькими, узкими ступнями, лаская их длинным раздвоенным языком, уложить на спину, завязав глаза… он бы тогда захлебнулся в силе, не удержался бы, выпивая досуха и наслаждаясь криками. Вот только он старался никогда не идти на поводу у своей натуры. Вседозволенность и жестокость, возможность упиваться чужими страданиями ослепляют и демона, превращая его в



Книга Пощады не будет или малышка для демона: отзывы читателей