» » Она – его собственность
Закладки

Она – его собственность читать онлайн

эти два года каждый первый пытался показать мне моё место, и только огромным трудом мне удалось до сих пор никого не убить и не подставиться самой. До сих пор – удавалось. Что получится на этот раз – знает один лишь профессор Сартр и боги на небесах.

Да уж. Когда-то я была полна намерений изменить всё для нас, а теперь хочу лишь того, чтобы мне дали спокойно доучиться.





Глава 4. Триана




– Триана, профессор Сартр ждет вас.

Два дня в лазарете, и я уже чувствовала себя вполне терпимо. Меня не шатало при ходьбе, голова была ясная, и, если бы мне не запретили использовать заклинания, думаю, я бы и с учебой справилась. А вот справлюсь ли я с тем, что мне сейчас объявят?

Я шагнула за порог кабинета, прикрыла за собой дверь. Ну что ж, королевских стражей здесь все еще нет. Значит, по крайней мере, тюремное заключение мне не грозит.

Однако мрачное лицо профессора Сартра внушало опасения. У меня похолодело на сердце и противно засосало где-то под ложечкой. Ну? Что там? Неужели что-то ещё хуже тюремного заключения?

– Ну что ж, Триана, у меня плохие новости, – начал ректор без предисловий. – Ваша, гхм, выходка обошлась господину Фальверту очень дорого. Ваше заклинание повредило его альфа– и гамма-протоки, и если альфа-протоки – дело поправимое, то повреждение гамма-протоков, как вы, надеюсь, понимаете, уже куда серьёзнее.

Я потупилась. Быстренько прикинула про себя: это значит, все возможные повреждения достались только магическому полю Фальверта. Откровенно говоря, я даже вздохнула с облегчением. Из всех последствий, которых можно было бы ожидать от заклинания ветра, это было самым щадящим. Магические потоки поддаются восстановлению, пусть и не сразу.

– Своевременно оказанная первая помощь, – подтверждая мои мысли, сказал ректор, – позволила ему выйти из этой истории почти без потерь. Почти. К сожалению, продолжать учёбу в таком состоянии он не может, не говоря уж об участии в соревнованиях по магборьбе. Ему придётся уйти в академический отпуск, и мы не знаем, как быстро он оправится. Это может случиться и через год, и через два.

Так. Это уже было серьёзнее. Нет, на состояние Дара мне было наплевать, сам виноват. Но и он сам, и его семья не преминут выставить меня виноватой. Возможно, навесят на меня долг за лечение, за моральный ущерб и ещё один чёрт знает какие долги.

Я шумно вздохнула. Тут им вряд ли что-то обломится. Взять с меня нечего, разве что заставят отдавать по частям с будущей зарплаты. Но тут законы на моей стороне, никто не сможет лишить меня последнего. А то, что для тёмных жалкие крохи, для нас, людей, вполне приличные деньги. Как-нибудь справлюсь.

Но ректор сказал кое-что неожиданное:

– Они согласны не требовать с вас возмещения ущерба. Взамен они хотят, чтобы вы были наказаны за эту выходку.

Я напряглась. Наказана? Наказана – это хорошо! Даже нет, наказана – это просто отлично. Я боялась услышать другое слово – “отчислена”, а уж наказание я как-нибудь выдержу. Любое.

– И каково же будет мое наказание? – Видимо, радость слишком хорошо слышалась в моем голосе.

Ректор Сартр посмотрел на меня укоризненно.

– Лишение стипендии сроком на год.

Словно удар под дых.

В моем случае лишение стипендии – это практически то же, что и отчисление. И ректор Сартр это отлично знал. Он сам в свое время ходатайствовал о том, чтобы мне эту стипендию дали. Сама я, разумеется, не смогу оплатить учебу. Да и стипендия… Львиную долю я отсылала домой. Мама и сестры могли хоть как-то прожить на эти деньги. А теперь… Нет, совершенно очевидно: без стипендии мне придется возвращаться домой и искать работу, чтобы помочь прокормиться семье. Самую обычную работу: в поле или в прачечной. Никто не возьмет мага-недоучку ни на какую магическую должность.

– Но… Вы же знаете, без стипендии… я никак… – забормотала я, глядя на ректора умоляющим взглядом. – Мне придется уйти из академии.

Он кивнул:

– Увы…

Он замолчал, словно разговор на этом был завершён. Нет! Это не может быть конец! Я одна из самых перспективных студенток курса! Тот же Сартр предлагал писать у него диплом! Мне! Единственной на всем курсе, к тому же человеку!

– И ничего нельзя сделать? – сделала я последнюю, отчаянную попытку.

Но ректор только развел руками.

– Я сожалею. Против рода Фальверта я не могу ничего сделать. Тем более на этот раз они в своём праве.





Глава 5. Триана




Злые слезы текли по щекам. Я швыряла в сундук одежду, учебники с такой силой, будто это они были в чем-то виноваты. Ну и пусть! Какое мне до них дело! Разве теперь они мне пригодятся? Прощайте, мечты о том, чтобы стать магом, о том, чтобы вытащить из нищеты родных. О том, что я стану не только первой поступившей в магический университет “человечкой”, но и первой окончившей, что мой пример перевернёт отношение к людям.

Ничего из этого не сбудется, вместо того меня ждёт рабский труд от заката до рассвета. Буду выбиваться из сил, как выбивалась мать, чтобы если не я, то хотя бы сестрёнки смогли получить хорошее образование.

Несчастный Дар, небось, надеется, что я приползу к нему на коленях, стану умолять, чтобы он и его семейка утихомирились, чтобы у меня не отбирали стипендию…

Может, я и пошла бы, если бы питала хоть малейшую надежду на то, что он смилостивится. Но я слишком хорошо знала тёмных. Всё, что ему нужно, – это выставить меня на посмешище и в очередной раз убедиться, что они, тёмные, короли мира, а мы, люди, всего лишь их жалкие слуги.

В дверь постучали.

– Войдите!

Наверняка это Кербер. Пришел требовать ключ от комнаты. Я рывком повернулась к столу, схватила ключ и не глядя бросила его через плечо. Лови, сволочь!

– Что это? Приглашение заходить в любое время? Как щедро!

Издевательский голос ещё договаривал эту фразу, когда я повернулась, чтобы уставиться… ну да, так и есть – в лицо красавчика Дара.

И ничуть моё заклинание на нём не сказалось. Разве что немного побледнел и осунулся, но он и так бледный и худой. Улыбочка, по крайней мере, на губах играет всё та же, мерзкая и надменная.

– Что тебе нужно? Убирайся отсюда!

Но он словно не услышал. Прошел в комнату. Хлопнул крышкой сундука и уселся на него сверху.

– Ждал, что ты сама явишься, но раз ты такая тупая, что и до этого не додумалась… пришлось самому, – он поморщился и окинул мою комнатушку брезгливым взглядом.

Собрав всё своё самообладание, я усмехнулась в ответ. Вот как? И в самом деле собирался посмеяться надо мной? В таком случае странно, что явился один, без своей верной свиты.

– Не знаю, на что ты рассчитываешь, но ни о чём просить я тебя не буду.

– А мне это и не нужно, – он откинулся на стену и выглядел таким вальяжно-благодушным, что мне захотелось врезать по его холёной роже. – Как раз наоборот, я собирался тебе кое-что предложить.

От неприятного предчувствия кишки скрутились в тугой узел. Что бы он ни предложил, мне это не понравится. Уверена.

– И что же?

Дар не походил на того, кто мог бы меня спасти. Скорее – на того, кто еще и поглумится надо мной напоследок. В отместку за случившееся.

– Я могу компенсировать тебе стипендию. Для моей семьи – это вполне доступная сумма.

Еще бы, семья Дара могла бы обучить в академии всех голодранцев королевства, да только вряд ли им придет такое в голову.

– И с чего бы тебе это делать? – подозрительно спросила я. Где-то здесь кроется подвох. Не сомневаюсь: ловушка уже расставлена.

– Ты девственница?

Я едва удержалась, чтобы не швырнуть в него толстенный фолиант, который собиралась положить в сундук, да так и держала до сих пор в руках. Щеки загорелись. Да как этот гад вообще смеет!..

– Так я и думал… – На губах Дара играла снисходительная усмешка. – Считай, что тебе повезло. Профессор Сартр сказал тебе, что со мной произошло?

– Допустим.

Я до сих пор не понимала, к чему он клонит и при чём тут моя девственность.

– Я на год, а может, и на два, окажусь в положении инвалида, – теперь голос его потерял все благодушие, был холоден как лёд и резал как сталь. – Мне это, естественно, не нравится. А особенно не нравится то, что это произошло по твоей вине, – его глаза блеснули ненавистью. – Но я согласен забыть обо всем и даже, как сказал уже, возместить тебе стипендию, если ты исправишь всё, что натворила. А именно, раз я не могу сам восстанавливать свои магические силы, это будешь делать ты. Тем самым способом, которым испокон веков пользовались мои предки в отношении ваших тупых человеческих самок.

– Ты ненормальный…

Я почувствовала, как краска стыда еще гуще заливает лицо.

О, я отлично поняла, о чём речь. Ещё бы, это часть нашей истории, наше постыдное прошлое.

Тогда мы, люди, не имели вообще никаких прав, были хуже скота, нас можно было продавать и покупать, бить и даже убивать. В те времена почти все тёмные брали себе человеческих… слуг? Нет, скорее наложниц. Тёмные делали это для того, чтобы восстанавливать свои магические силы – в точности как сказал сейчас Дар. Питались эмоциями, по большей части сексуальными.

Некоторые задерживали своих рабынь на недели, месяцы и даже годы, не пересекая грань. Только девственницы могли долго выдерживать ауру тёмных без вреда для себя.

Сейчас такой дикостью никто не занимается. Защитные амулеты человеческие девочки надевают уже в семилетнем возрасте. Использовать людей запрещено и законом, и моральными нормами. Даже на уроках истории, когда речь заходит о тех временах, все испытывают некоторую неловкость. И уж точно никому в голову не пришло бы вернуться к этой порочной практике.

Вот почему Дар спрашивал, девственница ли я! Он собирается целый год, а то и

Книга Она – его собственность: отзывы читателей