Закладки

Взросление 101 читать онлайн

записи и скрепляет бумаги. Иногда их даже не надо скреплять, но Ник все равно делает маленькие блестящие железнодорожные рельсы по верхнему краю листа. Его рекорд — тридцать восемь скрепок за раз. Потом он вспомнил, что должен быть профессионалом, и тридцать семь из них вытащил.

Взрослеть тяжело…

Патриция — офис-менеджер в «Гровер Констракшн». Харви Гровер — ее двоюродный брат. Патриции сорок шесть, и у нее непереносимость лактозы. Ник без понятия, почему ей вздумалось поделиться этими фактами с ним. Он вроде не проводил ночи без сна, гадая, сколько ей лет. И точно не собирался насильно поить ее молоком. Еще Патриция чемпион штата по скрэбблу (оказывается, бывают и такие соревнования). Она держит у себя на столе кучу подержанных словарей и во время обеденного перерыва заучивает сложные слова на букву У.

Единственное, что объединяет Ника с Патрицией, — это всепоглощающая страсть к Джею Хэзенбруку.

— М-м-м, — сказала как-то Патриция после того, как Джей вышел из офиса. Его задница тем утром выглядела особенно эффектно. — Ох, какие ужасные вещи я бы проделала с этим парнишкой.

Ник вытаращил глаза.

— Ты тоже хочешь залезть на него, как на дерево?

— Уж он бы у меня запросился к мамочке.

Вау. Окей, у Ника, возможно, мечты были попроще, но мало ли, что нравится ей. Ник, впрочем, не боится соперничества. Во-первых, Патриция замужем за пожарным, и — детка, алло — не надо быть такой жадной. Заполучив пожарного, ты автоматически срываешь джекпот, спасибо за игру и пока. Во-вторых, Джей Хэзенбрук — гей. Наверное. Наверняка. Ник почти на сто процентов уверен, что нюх его не подвел. Так что, если кому-то в офисе и суждено залезть к Джею в штаны, то этим человеком может стать только Ник.

Не может, а просто обязан.

Сев за стол, Ник играет со своей коллекцией зажимов для документов. Потом проверяет почту, проверяет BuzzFeed, и… какого черта прошло всего восемь минут?

Патриция в маленькой комнате отдыха дальше по коридору, делает чай. Ник слышит, как она напевает. Она пьет какой-то странно пахнущий чай, в котором плавают куски непонятно чего. Ник не фанат ни песен под нос, ни вонючего чая. Все это в офис лучше не приносить. За две с половиной недели он, кажется, научился всему, что полагается знать об офисном этикете, и, как коллега, он точно лучше Патриции. Хотя, когда он берет в руки степлер, у нее начинает дергаться глаз.

Кер-танк. Кер-танк. Кер-танк.

Но скреплять бумаги прикольно, ведь так?

А мерзкий чай — это дрянь.

Но еще мерзкий чай оказывает Нику услугу, потому что Патриции еще нет, когда в кабинете, придерживая под напором кондиционера зачес на лысеющей голове, появляется босс. Харви Гровер моргает, глядя сквозь очки на ее пустой стол, уголки его губ опускаются вниз, а потом он медленно поворачивается. И его взгляд утыкается в Ника.

— О! — восклицает он, словно увидев приятный сюрприз. Конечно, приятный, ведь Ник классный парень, но обычно это мало кто замечает. Мистер Гровер машет большим желтым конвертом. — Ник, нужно отнести вот это управляющему объекта на Джейкобсен-стрит.

Ника сдувает со стула.

— Без проблем, мистер Гровер! Уже выхожу!

Стройка на Джейкобен-стрит.

Джей Хэзенбрук.

Счастливая красная минетная рубашка.

Серьезно, это может закончиться только одним.

Увольнением.

Но сначала… бау-чика-бау-вау!

Ник вылетает из кабинета.





Глава 2



Когда Джей начинает загружать кирпичи в тачку, у него появляется ощущение, что за ним наблюдают. Стоя в окружении строительной пыли, он оглядывается, уже зная, кто позади. Джей не параноик, но это случается каждый день — столько раз, сколько парень находит предлогов, чтобы выйти из офиса и появиться на стройке.

Так и есть. Вон он, маячит за туалетной кабинкой. В красной рубашке и с красным лицом.

Иисусе.

Как только Джей отворачивается с намерением притвориться, что не заметил его, если парень сделает то же, тот вновь появляется из-за кабинки и неловко машет рукой.

— Привет.

Джей забрасывает в тачку кирпич.

— Привет.

Парень, похоже, принимает его ответ за приглашение поболтать и подходит поближе. Когда он идет, ткань его красной рубашки туго натягивается на груди. Он не такой уж и тощий, как Джею показалось сначала. Пожевав секунду губу, он говорит:

— М-м… ты Джей, да?

Джей отряхивает перчатки.

— Каска.

Парень моргает.

— Что?

— Когда приходишь на стройку, нужно надевать каску, — говорит Джей.

— О! — Парень фыркает. — Я на секунду подумал, что ты типа как поправляешь меня или вроде того, и собирался сказать, что Каска — адски странное имя. Туповатое даже для прозвища, да?

Джей выгибает бровь.

— Нет. Я сказал, что тебе нужна каска.

— Ну, я, в общем-то, не на самой стройке, — говорит парень. — А так, на краю.

Джей поднимает взгляд на стальные балки вверху.

— Это стройка.

— Да? — спрашивает парень. — А по-моему, больше похоже на край.

Джей закатывает глаза.

— Хочешь погибнуть — вперед. Мне все равно.

— Окей. — Парень слегка пожимает плечом. — В общем, меня зовут Ник.

Джей в курсе. Не потому, что он спрашивал, а потому, что рабочие подшучивают над ним из-за Ника — настолько всем очевидно, что тот запал на него. Они нормальные парни. В целом, не гомофобы, но если бы Ник был Николь, то они не смеялись бы, а советовали с ним закрутить. Что поделать. Они обычные провинциальные парни из провинциального городка.

— Слушай, пацан…

— Мне восемнадцать, — говорит Ник. — И меня зовут Ник.

— Окей, — говорит Нику Джей. — А мне надо работать.

Ник вспыхивает.

— Да, да, конечно.

Но при этом он как-то незаметно умудряется втиснуться между Джеем и тачкой.

Джей цепляется пальцами за шлевки ремня.

— И мне бы хотелось вернуться к работе прямо сейчас.

Что не совсем правда, но Джей хочет поскорее отделаться от этого странного парня. Он здесь для того, чтобы работать, а не… флиртовать — ну или чем там занимается Ник. Парень так нервничает, что его хочется пожалеть. Но еще больше Джей хочет сбежать.

Джей часто хочет сбежать, как сейчас. От монотонной, скучной работы, из этого маленького городка. Перевозя весь день кирпичи, он мечтает о мире за пределами города Франклин, Огайо.

У него есть три месяца лета на то, чтобы заработать немного денег и волдырей на руках, а потом он сможет на девять месяцев отправиться путешествовать. На этот раз в Аргентину. Джей живет в таком ритме несколько лет. Познавать мир в сотни раз интереснее, чем торчать здесь, во Франклине, и круглый год работать на стройке. Или хуже того, просиживать штаны в офисном кабинете. Его мать утверждает, что он боится осесть. Джей отвечает, что ему просто нравятся перемены.

— У тебя есть кожаные штаны? — внезапно брякает Ник.

— Что-что?

Ник застывает, будто запаниковавший опоссум. Потом его челюсть приходит в движение, но без слов. Его лицо становится алого цвета, глаза округляются, как у совы.

— Все. Я начинаю работать. — Притворившись, что ничего этого не было. Кожаные штаны? Что за бред?

Он хочет было обойти настырного парня, но тот неожиданно ловит его за запястье.

— Подожди! Извини. Извини, это был странный вопрос. Я сам странный. Так что… если б ты смог забыть про кожаные штаны, это было бы круто. — Лицо Ника морщится, как у годовалого малыша, который не хочет есть овощи. — В общем, короче, я сегодня в своей счастливой рубашке и мне бы очень, очень хотелось сделать тебе минет.

На мгновение у Джея в голове устанавливается странный звон. Еще несколько мгновений уходит на то, чтобы переварить его предложение. Потому что… ну, разве утром обычного понедельника люди слышат такие слова? И тем более, разве утром обычного понедельника их говорят?

Длинные, тонкие пальцы отпускают его. Ник поднимает на Джея полные надежды глаза, пожимает плечом и сверкает улыбкой.

— Если, конечно, ты будешь не против.

Три месяца в год Джей много работает и копит деньги. Рано ложится и рано встает.

Остальные девять месяцев он путешествует. Прыгает на канате с мостов, ныряет со скал и делает сотни других сумасшедших вещей, о которых его мать не хочет и слышать.

Два этих мира не сталкиваются.

Не сталкивались. До сих пор.

— Да, — слышит он свой ответ. Его взгляд зафиксирован на Никовом рте. — Я буду не против.



***



В туалетной кабинке пахнет химикалиями и мочой. Там жарко и тесно. Пока Джей с трудом вклинивается в крошечное пространство за унитазом, Ник закрывает дверь. Потом он встает на колени.

— Блин!

— Что? — Джею не видно, что на полу.

— Кажется, я стою на моче.

Впрочем, это, кажется, нисколько не сбивает Нику настрой, потому что через секунду он уже возится с молнией на его джинсах, но ему мешает тяжелый пояс для инструментов, который висит у Джея на бедрах. Джей пытается отстегнуть его, но в итоге попадает им Нику по голове.

— Ой.

— Черт. Извини.

Ник, потирая лоб, усмехается.

— Ничего.

Джей приподнимает свой пояс, и Ник повторно набрасывается на его ширинку. На этот раз ему удается справиться с молнией, после чего он засовывает свою руку прямо Джею в штаны. У Джея уже встал — не до конца, но его член быстро твердеет. Ник издает нечто похожее на восхищенный вздох. Потом стягивает белье Джея вниз, облизывает губы и немедленно приступает к делу.

— Черт. — Голова Джея откидывается назад и с глухим бум стукается о стенку. Но он не ощущает удара и не слышит его. Опустив взгляд, он смотрит на темноволосую голову, уткнувшуюся в его пах, на красную рубашку, обтягивающую угловатые плечи. Одной рукой Джей придерживает свой пояс для инструментов, чтобы тот снова не вышиб Нику мозги, а второй держит его за затылок, запустив пальцы в немного жесткие от геля волосы.

Ник водит языком по всей длине его члена. Неумело и влажно, и Джей не знает, то ли не мешать ему, то ли остановить, а то его словно вылизывает радостный лабрадор. Он мягко отодвигает голову Ника назад.

— Ты когда-нибудь уже это делал?

— Да! — тяжело дыша, откликается Ник. —

Книга Взросление 101: отзывы читателей