Закладки

Смерть не берет выходных читать онлайн

принесу что-нибудь почитать? Ты какие книги больше любишь?

— Простите, Павел, не знаю, как вас по отчеству, а можно ту, что вы мне сейчас рассказывали?

— Вообще Павел Николаевич, но лучше просто Павел, мне так привычнее. Ее еще нет, но, если хочешь, я принесу тебе другую.

— Спасибо вам большое.

Павел ушел, но буквально через десять минут вернулся с книгой в руке.

— Вот, у меня в машине была, попробуй, может, понравится. До свидания. До завтра.

— До свидания, Павел, — как-то по-особому, прочувствованно сказала Наташа, прижав к груди книгу.

Оставшись наедине с соседкой, раскрыла книгу.

— Послушай, а он кто тебе? — поинтересовалась моложавая женщина, тосковавшая послеоперационный период на соседней койке.

— Никто, просто сосед, — ответила Наташа.

— А я думаю: на отца не похож, для ухажера староват. Хотя в наши времена такое увидишь, что страх берет. Совсем молоденькие девчонки с такими стариками в постель ложатся, что просто ужас. О чем только думают? Я вот, к примеру, познакомилась с одним таким, так он уже и не может-то ничего. Естественно, быстренько бросила, так теперь у меня молоденький, всего-то двадцать три года. Не любовник, огонь. Всю ночь готов на мне скакать. А у тебя как с этим делом?

— Никак. Я не хочу об этом говорить.

— Фу-ты. Экая фифа. Не хочешь — и не надо. Пойду покурю, может, покалякаю с кем. Тут, кстати, в соседней палате такой мужчинка лежит, пальчики оближешь!

Едва соседка ушла, Наташа раскрыла книгу.



Немилосердное, слепящее солнце, казалось, задалось целью испепелить все живое в этой бескрайней ковыльной степи. Притомившийся конь ступал тяжело, будто само небо всей непомерной тяжестью лежало на его спине. Свен смахнул со лба едкий пот и привычно поправил перевязь с огромной секирой. Десять дней назад он вышел в бесконечную степь. Первое время, пока попадались чахлые рощицы, старался двигаться по ночам, днем отдыхая в редкой тени, но уже три дня не встречал ни единого деревца. Только унылый ковыль переливался серебром под легким ветерком. Воздух, раскаленный, будто в печи, выжигал грудь. Глядя на колышущуюся даль, Свен вспоминал родное холодное море, то вот так же волнилось под свежим, веселящим душу ветром, временами вскипая солеными колкими брызгами. Но путь его лежал совсем не к родным скалистым берегам. С каждым шагом Свен все дальше уходил от родины. Долг воина и мужчины вел его в далекую страну.

К вечеру Свен, совершенно изможденный, набрел на небольшой родничок в широкой, поросшей высокой сочной травой балке. Весьма кстати — запас воды уже давно был на исходе. Наконец и конь наестся вволю сочной травы. Незадолго до заката Свену посчастливилось подстрелить какого-то зверька. Теперь, освежевав тушку, он с восторгом рвал зубами едва поджаренное мясо и ликовал. За последние дни припасы подошли к концу, и он уже всерьез задумывался о том, чем будет кормиться. На одних тощих ящерицах далеко не уйдешь. Хоть и много их шмыгало под копытами коня, но ловить их — занятие весьма хлопотное.

Солнце еще не поднялось над небокраем, когда Свен оседлал отдохнувшего за ночь коня и тронулся в путь. И снова шаг за шагом, размеренной поступью, они продвигались дальше и дальше к полдню. Чуть покачиваясь в седле, Свен дремал, пока чуткие уши не уловили гортанный крик. Вдалеке, справа, к нему во весь опор приближались трое всадников. Судя по блеску стали над их головами, намерения их не были мирными. Свен натянул тетиву на лук, поудобнее передвинул колчан. Когда чужаки приблизились на расстояние выстрела, одну за другой послал шесть стрел. Один из степняков, взмахнув руками, скатился в траву, второй, приняв в грудь острую сталь, покачнулся и сполз на спину коня. Но третий с необычайной ловкостью увернулся от стрел и, истошно визжа, продолжал приближаться, размахивая над головой кривой саблей. Свен выхватил тяжелую секиру на длинной, заботливо оплетенной тонкой кожей рукояти и, выкрикнув-выдохнув «Один!», направил коня навстречу степняку. Отразив летящий в голову булат, Свен почти без размаха ударил противника поперек груди. Легкий кожаный доспех с редко набитыми бронзовыми пластинами пропустил острое лезвие. Капли алой крови брызнули в разные стороны, и степняк вылетел из высокого седла, как камень из катапульты. Спешившись, Свен собрал богатую добычу. Три коня на смену, да и оружие, пусть не совсем привычное, но весьма подходящее в степи, тоже пригодится. Десяток золотых монет незнакомой чеканки ощутимо пополнили казну. Но главное — еда и вода. Теперь Свен был совершенно уверен, что доберется до цели.



Немного утомившись, Наташа отложила книгу и закрыла глаза. Она никогда не видела степь. Для нее степь была такой же чужой, как и для Свена. Но побывать в степи, увидеть море она очень хотела. Да вот только на зарплату простой учительницы особо не попутешествуешь. Выходит, не судьба. Остается только читать обо всем этом в книгах. Еще — хорошо бы завести ребенка, видеть, как он растет, учится говорить, ходить, пишет первое слово. Для этого в принципе даже муж не нужен. Достаточно повстречать человека на непродолжительное время. Правильно, нужно просто родить ребенка! И не нужен будет никакой любовник. Как не нужен муж, хватит, уже попробовала. Она справится со всем сама!

Незаметно пришел вечер, за окном как-то сразу потемнело, а затем повалил снег, да такой, какого не было и зимой. Наташе стало очень грустно, она снова принялась читать. Постепенно книга захватила ее. Свен добрался до моря. Его целью, как оказалось, была Сугдея.



Тяжелые, окованные полосами железа дубовые ворота были открыты. Свен не спеша вел коня в поводу. Пройдя за городскую стену, очутился в городе. Расположенный на остром, выдающемся в море мысу город-крепость резко поднимался в гору. Там, на самой вершине, стояла открытая всем ветрам высокая башня, а пониже и левее, будто нависая над городом, высилась неприступная цитадель. Свен направился с жидкой толпой торговцев к рыночной площади. Там ему нужно отыскать торговца Касима. Это единственная ниточка, которая, возможно, позволит ему найти Югнара. О Касиме Свен узнал еще в Киеве. Югнар не мог миновать Сугдею, здесь единственным толмачом с их языка был именно Касим. Отец, отправив Свена в трудный квест, надеялся, что он вернется, причем не один, а с братом. Хоть Югнар и старше, но рассудительнее и благоразумнее был именно Свен. Не случайно именно ему решил оставить замок и земли старый Олаф. Но, желая уберечь сыновей от возможных распрей, он и отправил младшего на поиски Югнара. Югнар еще в юности показал себя великим воином, но излишняя горячность не позволила ему подняться выше походного ярла. Слишком низко для старшего сына конунга. Когда Олаф попытался поговорить с Югнаром после возвращения из похода, тот, вспылив, покинул родину и ушел за море по великому пути. С тех пор прошло пять долгих лет.

Четыре луны назад Свен отправился искать брата. Он встречался со многими людьми, прошел много стран и вот, наконец, был близок к цели. Довольно короткий путь от Кафы до Сугдеи оказался опасным. Несколько раз его пытались ограбить, дважды пробовали захватить в рабство. Тяжелая секира выручила Свена и здесь.

Не выпуская повода, Свен шагал по рыночной площади, у каждого торговца спрашивая Касима. От огромного варвара шарахались, далеко не все отвечали, но Свен все же нашел того, кого так долго искал. Касим оказался невысоким тучным мужчиной в пестром халате. С трудом подбирая слова, за две монеты Касим разъяснил Свену, что Югнара нужно искать в Мангупе. Но попасть туда можно лишь дня через три-четыре, вместе с караваном.



За окном сияли в солнечном свете занесенные снегом деревья. «Вот и снова вернулась зима», — подумал Павел. Вставать совершенно не хотелось. Не любил Павел зиму — и все тут. Летом хорошо, летом можно будет поехать к морю, целый день проводить на пляже, вволю плавать. А вечерами, сидя на террасе, писать. Павлу всегда легко писалось именно летними вечерами, особенно когда невдалеке слышался шорох прибоя. Воздух, пропитанный ароматами южных цветов. В отдалении разносится веселая музыка, рядом с ноутбуком стоит высокий стакан с легким, чуть терпким красным вином. Как правило, за время, проведенное у моря, Павел в общих чертах набрасывал по две книги, потом, по возвращении, конечно, долго приходилось их шлифовать, дописывать, но самые главные идеи приходили к нему именно там. Книга, которую Павел заканчивал сейчас, была начата прошлым летом, недалеко от Одессы. Что-то навеяло образ воина с черной собакой. Дальше было совсем просто. Историю любви придумывать не приходилось. Так получалось, что всегда Павел описывал реальные события, происходившие с его друзьями и знакомыми, разве что переносил действие в любимую им атмосферу раннего Средневековья.

Нет, все же нужно вставать. Основательно позавтракав, Павел вышел во двор. Рядом с занесенной снегом «Нивой», на том месте, где обычно ночевала «ауди» Андрея, зияло пустое пространство. Глубокие колеи вели на улицу. «Вот уж кому не спится. В воскресенье, с самого утра, уже умчался куда-то!» — подумал Павел, прогревая настывшую за ночь машину.

Заскочив по дороге в супермаркет, загрузился едой для Наташи, поехал в больницу. Занесенные снегом улицы сковывали движение. Удивительно, откуда взялось столько снега, пожалуй, зимой столько не было? С трудом пробившись к корпусу, в котором лежала его подопечная, Павел забрал из машины пакеты и поднялся в палату.

Наташа выглядела лучше, чем вчера, когда Павел пытался ее успокоить. Милая, светлая улыбка озарила все еще бледное лицо, когда она увидела массивную фигуру в дверном проеме.

— Доброе утро, Павел! — поздоровалась девушка. Даже голос у нее изменился, обрел цвет, сочность.

— Здравствуй, Наташа. Ты сегодня замечательно выглядишь. Прямо не узнать.

— Не смейтесь, Павел. Разве можно хорошо выглядеть, лежа в больнице?

— Тем не менее заметно, что ты пошла на поправку.

— Да. Меня в конце недели выписывают, сегодня дежурит мой лечащий врач, он сказал, что уже скоро.

— Это просто замечательно! Ты хоть есть нормально


Книга Смерть не берет выходных: отзывы читателей