Закладки

Жестокая нежность читать онлайн

все мысли назад…

Чувствую: если это затяжное тягостное молчание не прекратится, то расплачусь. В какой-то момент думаю, что лучше бы он не приезжал, не обнимал, не наводил сомнения своей жестокой нежностью… Другого сравнения не найти…

— Ян? — не выдерживаю.

— Не надо… — звучит в ответ.

И молчание продолжается.

«Что творится в его голове? Что чувствует? Что все это значит?!» — не могу, не могу, не могу… Хочется выть и биться о стену, за которой он прячется, чтобы услышал, чтобы не наказывал убивающей тишиной…

— Останови машину, — неуверенно прошу, заранее зная, что откажет. Голос предательски дрожит. Я начинаю ненавидеть себя за слабость, которой наградила меня любовь, и желание получить кусочек его тепла.

— Нет, — говорит спокойно.

Отворачиваюсь к окну и вижу, что скоро окажемся возле его дома, а потом в квартире… Но как мне выдержать?! С силой сжимаю кулаки, впиваясь до боли ногтями в кожу.

Ян заезжает в подземный гараж. Паркуется на личном месте. Идем к лифту. Заходим. Начинаем подниматься. Поворачиваюсь к нему спиной (раз уж меня игнорируют) и жду нужного этажа, следя за цифрами. Хочется сбежать, но понимаю, насколько это бессмысленно: найдет, вернет, посадит под замок и будет медленно, с наслаждением, наказывать… О чем я?! Чертова фантазия!

Зачем тогда нужна ему?

Бегло оборачиваюсь. Ловлю его пристальный прожигающий насквозь взгляд, отчего бросает в жар и учащается дыхание. Нервно сглатываю и с трудом отворачиваюсь.

Мое состояние для него не секрет. И изощренная пытка продолжается…

Ян приближается сзади. Воздух вокруг нас моментально электризуется. Он касается моей ладони, поглаживая ее изнутри. Всего лишь невинная ласка, но этого достаточно, чтобы потерять голову. Прислоняюсь затылком к его груди. Свободной рукой он гладит мои волосы. Потом собирает их в пучок и тянет на себя, заставляя выгнуться. Проводит щекой по шее, царапая кожу отросшей щетиной. Громко вдыхает мой аромат. И тут же отпускает, полностью разорвав контакт…

Я покачнулась вперед, чуть не потеряв опору.

Мы едем не больше минуты, но, кажется, она длится вечность — потеряла счет времени. Не хочу, чтобы это заканчивалось.

Двери лифта разъезжаются, выпуская нас из сладкого плена. Ян переплетает свои пальцы с моими, и ведет за собой. Быстро открывает квартиру. Бросает в мою сторону короткий взгляд и уходит наверх.

Меня накрывает разочарование. Разве можно делать вид, будто ничего нет? Игнорировать очевидное… То притяжение, что есть между нами…

Иду на кухню. Наливаю воды. Делаю небольшой глоток. В голове прокручиваю последние кадры. И решаюсь на откровенный разговор. Пусть молчит, если ему угодно, пусть кричит, но я так не могу. Хуже уже не будет…

Внезапно включается свет. Я вздрагиваю, и стакан выскальзывает из рук, разбиваясь на мелкие кусочки… Взволнованно смотрю на вошедшего Яна, он на меня. Терзаем друг друга взглядом.

Понять его мысли сложно…

Опускаю глаза на пол, вспоминая про битое стекло. Собираюсь убрать. Направляюсь в хозяйственную комнатку. Прохожу мимо Яна, задевая плечом. Он резко хватает за локоть. Прижимает своим телом к стене, обняв мое лицо ладонями. И начинает говорить, убивая мечты…

— Не так быстро… — его голос звучит хрипло. — Тина… Сделай правильные выводы из того, что услышишь… Я не тот, кто нужен тебе. Сломаю, переступлю и не замечу… Ты поймешь со временем, будешь страдать от душевной боли и проклинать день, когда встретила меня. Я не умею любить… Слышишь? — он трясет меня, видя шок в моих глазах. — Хочу, чтобы ты знала это, прежде чем согласишься на близость со мной. Только секс и всё… Никаких совместных планов на будущее, ничего личного… И как долго продлится эта связь, обещать не могу. Понимаешь?

Слабо киваю головой. Хочу кричать ему в лицо, что не верю, что он прячется за маской притворства, что видела его настоящим, а сейчас словно боится признаться самому себе, но не могу отойти от потрясения. Это какой-то бред…

— Проблема в том… — продолжает он и грустно вздыхает. — Проблема в том, что других отношений, кроме как серьезных, ты не заслуживаешь. Но я не смогу это дать. А теперь скажи мне, только честно, хочешь видеть рядом такого, как я — эгоиста и циника?

Я знаю лишь один ответ — этот факт уже не изменить.

Убираю его руки от себя. Иду к лестнице, чувствуя, как слезы текут…

Поднимаюсь на несколько ступенек, и, не оглядываясь, говорю:

— Я… просто… люблю тебя, Ян…

— Тина!

Он срывается на мат… Уходит… Его гневная тирада отражается от стен и ударяет в спину невидимым хлыстом. Слышу, как на кухне что-то летит на пол и звонко бьется.

Затыкаю уши. Быстро скрываюсь в комнате. Поворачиваю ключ в замке, падаю на кровать и, не стесняясь эмоций, плачу навзрыд. Больше всего хочется, чтобы он пришел, выбил дверь ногой, обнял и сказал, что все не правда…

И да, Ян, как всегда прав, мне уже больно…

Сон не принес облегчения.

Чувствую себя разбитой, обессиленной, опустошенной…

Первый день практики решаю пропустить. Не в состоянии даже подняться с постели. И, кажется, все равно проспала. Впрочем, плевать… Хотя в любом случае надо вставать и уходить отсюда. Держать он не станет. А после того, как карты раскрыты в этом нет больше смысла.

Прислушиваюсь к звукам в квартире. Тихо. Похоже, я одна. Сейчас это угнетает. Несмотря на просторное помещение, стены давят, а воздух тяжелый, удушливый, словно пропитан ядом — он забирается внутрь и травит, травит, травит…

«Почему любить — больно? Или это я такая невезучая?» — вспоминаю вчерашний день и отказываюсь верить. Но как же глупо…

Не желая впадать в уныние, встаю и плетусь на кухню. Там царит полнейший бардак. К моему разбитому стакану, добавилось почти все, что стояло в открытом доступе. Откуда столько злости, если ему нет до меня никакого дела?

«Ах, ну да, это просто желание получить новую игрушку, чтобы потом забросить в чулан, как только та надоест» — он же ясно дал понять, в какой роли меня видит. И я согласилась бы, в надежде, что со мной все будет по-другому. Но чудес не бывает… Пронесся бы огненным смерчем, а после него — только выжженная земля и пустота…

Все его слова — попытка достучаться до меня, остановить от неминуемой ошибки, уберечь сердце и душу…

«Беги, пока не поздно!» — кричали глаза Яна.

— Спасибо за правду… — тихо говорю вслух. Иду за веником с совком и начинаю убирать.

Гена забрал меня от здания суда, где должна отрабатывать практику. Приехала сюда специально. Не хочу лишних вопросов, поэтому вру, что все хорошо. Делаю усталый вид и даже сплю немного по пути.

Весь оставшийся день я провела в поселке. Работу никто не отменял. И это лучший способ не думать о глупостях. Виолетта Павловна тоже положительно влияет на меня, отвлекает неспешными разговорами за чаем, когда все сделано.

— Я вот, что хотела спросить, — она поймала мой задумчивый взгляд. — Не знаю, согласишься ли… Но у Яна совершенно нет времени…

Упоминание о нем отозвалось внутри ноющей болью.

— Что-то хотели? — уточняю из вежливости и уважения к этой женщине, если речь пойдет о Яне, то откажу, как бы хорошо не относилась к ней.

— Да. Хочу уехать на пару недель — навестить дочку, она учится в Лондоне, как ты знаешь… но…

— Но, что? — Ох уж это «но». Жду следующий вопрос.

— Ты могла бы пожить это время тут? Мои многочисленные цветы и растения требуют каждодневного ухода. Никому не могу доверить, а у тебя рука легкая… Попрошу сына увеличить жалование. Гена будет всегда на месте, отвезет и привезет куда надо, я же понимаю, что у тебя своя жизнь… Так как?

Ее просьба застала врасплох. Казалось, должна быть только рада дополнительному заработку… Но, но и еще раз но…

— А ваш сын? — мне нужны уточнения, поэтому интересуюсь, если он собирается тоже жить здесь, то сразу «нет». Надеюсь, оценит мои старания по удалению его же «психов» в квартире и необходимости возвращаться в поселок не будет.

— Ян будет в городе, говорит: много дел накопилось. И мои цветы он только погубит… Я рассказала о своих планах — поддержал во всем.

— Когда хотите уехать?

— По возможности, через три дня. Но если честно, билет уже забронирован, — мягко улыбается и ждет мой ответ.

— Виолетта Павловна, я согласна. Можете ни о чем не волноваться.

— Спасибо, милая. Только тебе могу доверить дом.

В ее словах ни капли лести, что приятно. Улыбаюсь в ответ. И невольно сравниваю мать с сыном, настолько разные у них характеры, хотя внешне похожи. Вероятно, Ян, своей жесткостью, пошел в отца, что для мужчины, безусловно, плюс. Но исключения тоже надо делать — чем он пренебрегает…

«А ты тут причем?» — очнулся мой вредный приятель.

«Все верно, не причем. Сегодня не буду с тобой спорить. Скажу больше: как только Виолетта Павловна вернется, подниму разговор об уходе».

Решение, которое пришло само собой и быстро, наверное, самое правильное. В этот момент можно ощутить: как тяжесть проблем спадает с плеч, принося желанное освобождение.

Но это не про меня.

Пытаюсь найти повод передумать и остаться, которого, конечно же, нет и быть не может. Мое желание иногда видеть Яна — не в счет. И стоит ли уточнять, что с того вечера мы не пересекались. Видимо, после признания избегает меня или не дает разувериться в твердости сказанных слов.

Я приехала накануне отъезда Виолетты Павловны. Она провела тщательный ликбез о своих любимцах, показала: где, что и как… А уже утром Гена отвез ее в аэропорт. Меня же подкинул на практику.

День обещал быть насыщенным и продуктивным.

Старалась вникать во все, но мне совершенно не нравилось то, чем нагружали. Если раньше была тень сомнения, то сейчас она развеялась. Ради памяти отца, я получу этот диплом. И займусь творчеством. Жалко только, что все принадлежности остались в машине Яна. Мы просто забыли о них. Хотя все равно не стала бы брать купленное им.

Из принципа.

«Не нужны


Книга Жестокая нежность: отзывы читателей