Закладки

Порабощенная океаном читать онлайн

Джон. Если вы подниметесь на борт, я все покажу вам.

— Спасибо, Джон, — я улыбаюсь. — Меня зовут Индиго, а это мой лучший друг, Эрик.

Эрик протягивает и пожимает руку Джона:

— Приятно познакомиться, Джон.

Мужчина кивает, и мы направляемся к яхте. Я очень удивлена. У меня есть маленький катер, но на самом деле он довольно массивный. Мне не терпится узнать, как же выглядит большая яхта.

Эта длинная, гладкая, белая и очень хорошо ухоженная. Мы поднимаемся на борт, и я внимательно осматриваюсь вокруг. Палуба довольно большая и оснащена шезлонгами и набором из столиков и стульев, прикрученных болтами к доскам палубы. Джон идет к каюте, расположенной под палубой, и мы следуем за ним, когда он открывает высокую стеклянную дверь.

Каюта довольно большая. В ней есть общая гостиная с диваном и небольшим телевизором. Еще там есть небольшая кухня, ванная комната и туалет. В конце есть две комнаты: одна для меня, другая для Эрика. Джон спит на палубе на своем небольшом навигационном мостике. В каждом номере есть двуспальная кровать, и обе они выглядят просто роскошно. Джон настроен на удобства, и я чувствую себя расслабившейся впервые за несколько месяцев.

— Так, в основном все есть, — комментирует Джон. — В холодильнике и шкафах еды вдоволь. В левой комнате в корзине лежат свежие полотенца и постельное белье. Не стесняйтесь побездельничать на палубе. Если вам что-то понадобится, просто дайте мне знать: большую часть времени я буду на навигационном мостике. Ну, а все остальное пространство целиком в вашем распоряжении.

— Спасибо, Джон, — я сияю.

Он слегка касается своей шляпы.

— Мы сейчас отчаливаем от берега, я прошу вас остаться под палубой, пока не закончу.

— Конечно, спасибо, — кивает Эрик.

— О, и последнее. В случае крайней необходимости на борту яхты есть спасательная шлюпка. Ее легко спустить, просто садитесь в нее и тяните за цепь. В лодке есть спасательные жилеты, которые вы можете накинуть и потянуть за маленький красный колпачок, чтобы они надулись.

Мы оба киваем, и Джон улыбается, прежде чем исчезнуть на палубе. Эрик поворачивается ко мне, усмехаясь и потирая руки:

— С чего начнем?

Я улыбаюсь и огибаю его, вбегая в самую большую комнату.

— Я забираю эту! — пронзительно кричу я.

— А! — вопит Эрик, преследуя меня. — Ни за что!

Мы одновременно прыгаем на большую кровать, смеясь и перекатываясь на спину.

— Ты уверена в этом? — неожиданно говорит Эрик. — Теперь пути назад нет.

Я киваю, наклоняясь к нему:

— Я уверена. Я хочу этого, Эрик.

— Я знаю, но я твой друг… я должен трижды перепроверить.

Я улыбаюсь ему, протягивая руку и переплетая наши пальцы.

— Я знаю, что ты мой друг, но сейчас это и есть лучшее для меня.

— А если он найдет тебя там?

— Эрик, — предупреждаю я. — Пожалуйста, не надо. Я должна верить, что могу изменить свою жизнь и убежать от него.

— Конечно, — говорит он, покачав головой. — Прости.

— Все будет хорошо. Мне так досталось…

Он сжимает мою ладонь.

— Да уж. Для девушки твоего возраста, ты супер крутая.

Я смеюсь, но его заявление не так уж и далеко от истины. У меня была тяжелая жизнь. Однажды, давным-давно, у меня была хорошая счастливая семья. Мама, папа, даже собака. Потом все изменилось. Мой папа начал уходить, смешно, но он постоянно исчезал. Он и мама воевали между собой так часто, что я забыла, что они могут говорить с нежностью, а однажды ночью он просто ушел, и я больше его не видела.

Я знаю, что мой папа был плохим человеком. Даже тогда, в детстве, я знала, но я любила его. Моя мама заболела через два года после его ухода, а затем умерла. Эрик всегда был моим другом и умудрился поддерживать контакт со мной, даже когда меня тасовали по приемным семьям. Затем я встретила Кейна. Он был моим приемным братом в последнем семье, он был старше меня, но я запала на него сильно и быстро. Мы вдвоем покинули приемную семью, и я думала, что все хорошо, пока он не начал избивать меня.

Тогда однажды ночью я сломалась, и вот я…

— Мне это просто нужно, понимаешь? — шепчу я, подбираясь ближе к Эрику.

— Да, — говорит он, кивая. — Я знаю.

И мы заканчиваем на этом.

Потому что больше нечего сказать.

Мы проводим остаток дня, просто прохлаждаясь. Эрик засыпает днем, поэтому я направляюсь на палубу и к навигационному мостику Джона. Я останавливаюсь в шаге от него, когда слышу его голос возле радиоприемника.

— Они все еще в этих водах?

Радио потрескивает, и из него слышен голос:

— Мы их не видели и не находили, но сигнал был.

— Я тоже включу свой радар, просто чтобы убедиться, что они не приближаются к моей яхте. У меня гости, и мне не нужны пираты, сошедшие, словно с картинки, они могут испортить это их путешествие так, что те не захотят его вспоминать.

Он сказал «пиратов»?

В это время Джон поворачивается, видит меня у двери и быстро заканчивает сеанс связи.

— Вы говорили о пиратах? — спрашиваю я, немного смутившись.

— Да, — вздыхает он, — к сожалению, у нас бывают с ними проблемы.

— Как, с… эмм… пиратами?

Он выглядит смущенным, его глаза прищурены, и он слегка качает головой.

— Да.

— Я думала, что они вымышлены.

Он слегка улыбается.

— Нет, милая, они, конечно, не вымышлены. Вот скорее слово «пират» было придумано. Их банды были в океане всегда, они выходят отсюда, чтобы заниматься незаконным бизнесом, поскольку закон в разных районах океана сильно отличается.

— Я не… понимаю. Я думала, что они не настоящие.

— Конечно, они существуют и они создают много проблем.

— А сейчас есть проблема?

Мое сердце стучит, и я немного нервничаю.

— У нас все должно быть в порядке, там был только сигнал, но морское ведомство уверено, что они повернули их назад.

Я сглатываю и киваю.

Боже, надеюсь так и есть.





~ * ~ * ~ * ~

Морские брызги падают мне на лицо, и я издаю стон от восторга. Мне нравится запах океана; вот уж не думала, что когда-нибудь заболею им. Это второй день, и мы не торопимся. Мы с Эриком наслаждались каждой секундой. Мы часами сидели на солнышке, пили пиво, пировали свежей рыбой и креветками, мы спали и однажды даже купались. Это было так расслабляюще и абсолютно идеально. Это именно то, что мне было нужно. И, глядя на Эрика, лежащего на шезлонге, видимо, это именно то, что было нужно и ему.

— Вижу, тебе так уютно, — говорю я, подходя и опускаясь рядом с ним.

— Ага, — он зевает.

Едва солнце садится за горизонт, приходит прохладный вечерний воздух. Я ложусь спиной на второй шезлонг и глубоко вздыхаю.

— Боже, я не хочу возвращаться на работу, — бормочет он.

— О, нет, — хнычу я. — Я больше не хочу искать место и думать о дальнейшей жизни.

— По крайней мере, ты будешь на новом месте. Это будет увлекательно.

— Это правда, — я тоже зеваю. — Я голодна. Я могла бы проглотить большой сочный стейк прямо сейчас.

Эрик хрюкает:

— Иногда ты, точно как мужик.

— Эй, — хихикаю я. — Для женщин совершенно нормально любить мясо.

— Да уж, — смеется он. — Возможно, у Джона есть немного мяса для нас.

— У него в холодильнике есть все. Этот человек стоит денег, которые я заплатила.

Я закрываю глаза и потягиваюсь, глубоко вздыхая. Я как раз собираюсь отбыть в поздний послеобеденный сон, когда возле меня громко скрипит шезлонг Эрика.

— Ты чувствуешь запах? — спрашивает он.

Я глубоко вдыхаю и тяну носом. И распахиваю глаза.

— Пахнет… дымом?

— Да, да!

Внезапно он вскакивает в полной готовности, озираясь. Его глаза расширяются, и он быстро отходит от своего шезлонга. Я поворачиваюсь, обеспокоенная, и вижу клубы серого дыма, идущие снизу.

— Джон! — кричит Эрик.

Джон сходит со своего мостика в тот же момент, когда звучит сигнал тревоги яхты. С круглыми глазами Джон распахивает дверь в рубку и бросается вниз. Мы с Эриком прибегаем как раз вовремя, чтобы увидеть, как он открывает проход в задней части яхты. Вырывается густой серый дым, а затем пламя.

— Боже мой, — шепчу я, хватаясь за Эрика.

— Забирайтесь в спасательную шлюпку, — кричит Джон, подбегая к нам. — Двигатель горит. Я недавно ремонтировал его, потому что он капризничал, я думал, что он исправен, мне очень жаль. Это очень опасно, если огонь доберется до газопровода, он взорвется. Мне нужно, чтобы вы оба были в безопасности, прежде чем я посмотрю, что с ним такое.

Без единого возражения мы с Эриком бежим к спасательной шлюпке у борта яхты. Мы садимся и тянем цепь, как указывал Джон, и лодка опускается. Когда мы ударяемся о воду, Эрик использует весла, чтобы немного оттолкнуть нас от яхты. Держась на поверхности воды, широко раскрыв глаза, мы видим Джона со всех ног бросившегося к радиоприемнику. Он вызывает «Майский день, Майский день», и мы оба знаем, что это означает чрезвычайную ситуацию. В двигателе что-то пошло не так, и он, очевидно, горит.

— Разве мы не должны вытащить его с яхты? — спрашиваю я в отчаянии.

— Нет, он знает, что делает, — говорит Эрик, хватая меня за руку.

— Я боюсь, Эрик.

— Все будет хорошо, это, наверное, просто двигатель…

Мы слышим громкий «бум» и затем видим, как дым густеет. Джон бросается вниз, и Эрик быстро встает, крича, чтобы тот остановился. Но он этого не делает. Он спускается ниже палубы, а затем, в самое длинное мгновение, мы ничего не слышим.

— Мы должны вернуться, — плачу я, тоже вставая.

— Нет, — говорит Эрик, сжимая мое плечо. — Если она взорвется…

— Мы не можем оставить его там, он задохнется от дыма!

— Это его яхта, он знает, что делает. Мы не сможем туда попасть.

— Но…

— Если

Книга Порабощенная океаном: отзывы читателей