Закладки

Смерть не берет выходных читать онлайн

бюстгальтер, услышала, как затворилась дверь и сухо щелкнул замок.

Не зная, что делать, Наташа на ощупь прошлась по комнате. Вроде бы никого не было. Ощупав лицо, она осторожно отклеила с глаз липкую ленту. В комнате было темно, лишь смутно светлел квадрат окна. Подойдя к нему, Наташа отдернула штору. В неясном свете звезд угадывались деревья, а за ними заснеженная даль. Осторожно перемещаясь по комнате, она нашла дверь, нащупала ручку, медленно повернула. Дверь поддалась. За ней угадывалось темное зловещее пространство. Собравшись с силами, Наташа шагнула в темноту. Справа расположенное странно высоко окно почти не давало света. Выставив перед собой руки, она немного продвинулась вперед и наткнулась на какое-то препятствие. Ощупав холодный гладкий предмет, догадалась, что находится в ванной. Вернулась в комнату, нашла выключатель. Яркий свет резанул по глазам. Огромная ванна, душевая кабинка, унитаз, раковина — все было на месте и выглядело отнюдь не дешево. Она нашла еще один выключатель на стене, возле другой двери. Включив свет, осмотрела комнату. Просторная, почти квадратная, у стены широкая тахта, небольшой столик в углу, шкаф-купе, ни стула, ни кресла, только на полу от стены до стены — толстый мягкий ковер. На тахте — подушка и мягкий плед. Увидев плед, Наташа почувствовала, насколько замерзла. Завернулась в него, прилегла на тахту, попыталась обдумать положение, в котором неожиданно оказалась. Ее похитили из квартиры Ильи. Больше шести часов они провели там, чего-то ожидая. Затем ее привезли сюда. У нее ничего не спрашивали, от нее ничего не требовали, только били. Лицо болело до сих пор. Окно забрано решеткой, это она заметила. Да и одежды у нее никакой. Далеко ли убежишь зимой, в одних трусиках? Так ничего и не поняв, Наташа уснула.

Проснувшись, обнаружила на столике поднос. В пластиковой одноразовой тарелке — немного картофельного пюре и солидная котлета. В белом пластиковом стакане — давно остывший чай. Вилка тоже оказалась пластмассовой. Выходит, голодом ее морить никто не собирался. То, что еда оказалась остывшей, не страшно. Наташа сильно проголодалась. Быстро съела все, пошла в ванную. Горячая вода была, а вот полотенца не оказалось. Кое-как умывшись, вернулась в комнату, завернулась в плед, забралась на тахту.

До двух часов никто не беспокоил. Ровно в два щелкнул замок, вошел мужчина в маске, такие она видела по телевизору у спецназовцев. В руках у него был поднос с тарелками. Молча прошел мимо нее, поставил поднос на столик, забрал прежний, с грязной посудой. Затем, так же не говоря ни слова, вышел и запер дверь. Наташа не обрадовалась тарелке борща и гречневой каше с курицей. Но есть нужно было, чтобы не терять сил. Не исключено, что они ей еще понадобятся. При дневном свете Наташа рассмотрела: за окном, далеко, почти у самого горизонта, виднелось шоссе, по которому катились редкие машины. Была видна еще кромка леса, но, где находится дом, она так и не поняла. Даже в какой стороне город, было не ясно. День померк. Наташа включила свет и вновь забралась на тахту. Ровно в семь дверь ее комфортабельного узилища отворилась, мужчина в маске принес ужин. Больше до самого утра ее никто не беспокоил.

На следующее утро, воспользовавшись тем, что к ней никто не входит в промежутках между завтраком и обедом, Наташа под душем постирала пропахшее потом белье. Опять целый день просидела, завернувшись в плед. Апатия овладела ею, ничего не хотелось: ни есть, ни пить. Ничего. Наташа лишь вяло отметила, что мужчина в этот день приходил другой. Ночь она провела почти без сна, лежала уставившись в потолок, без мыслей, без желаний.

Утром в комнату вошли двое в масках. Наташа, увидев их, сразу же напряглась. Они молча стояли посреди комнаты и внимательно рассматривали ее.

— Встань! — неожиданно приказал один из них чуть хрипловатым голосом.

Наташа медленно опустила ноги на ковер, поднялась с тахты, придерживая на груди плед.

— Плед положи! — подал голос хриплый.

Видя замешательство Наташи, второй сделал шаг к ней. Почувствовав угрозу, Наташа опустила руки, плед упал к ногам.

— Повернись! — приказал хриплый.

Наташа повернулась к нему спиной. Ничего не произошло.

— Поворачивайся. Ты кто такая? — спросил хриплый.

— Я — Наташа. Зачем вы меня похитили?

— Что ты делала на квартире?

— Я к мужу приехала! По какому праву вы меня схватили?

— Здесь спрашиваю я. К какому мужу ты приехала?

— Я жена Ильи. Кто вы такие?

— Объясни ей, как нужно себя вести, когда я спрашиваю, — негромко сказал хриплый второму.

Тот, не задумываясь, наотмашь ударил Наташу по лицу.

Удар был настолько силен, что Наташа рухнула на тахту. Не успела подняться, как второй удар опрокинул ее на спину.

— Хватит! — коротко бросил хриплый.

Мужчина отступил в сторону. Хриплый навис над распростертой женщиной, продолжил:

— Спрашиваю я, ты отвечаешь. Поняла? Где Илья?

— Я не знаю, приехала, а его нет.

— Где он может находиться?

— Не знаю. Я приезжаю к нему на выходные.

— Где у него студия?

— Какая еще студия?

— Последний раз предупреждаю, спрашиваю я. У кого он может скрываться?

— Я ничего не знаю!

Хриплый, немного помолчав, повернул голову ко второму и коротко кивнул. Тот схватил Наташу за волосы и, подняв на ноги, сильно ударил в живот. От острой боли у нее перехватило дыхание, тело стремилось согнуться, но рука тянула ее за волосы вверх, не давая спастись от боли. Слезы градом хлынули из глаз. Хриплый голос равнодушно спросил:

— Где Илья?

Наташа не могла вымолвить ни слова, от боли она не в силах была дышать. Следующий удар лишил ее сознания.

Она пришла в себя от холода. Сильная струя ледяной воды била прямо в лицо. Наташа попыталась закрыться рукой, но неожиданно поскользнулась и сильно ударилась затылком о ванну.

Ненавистный, равнодушный, хриплый голос совсем рядом произнес:

— Хватит ломать комедию, ты не Зоя Космодемьянская, скажи, где Илья. У тебя выбор очень простой: или ты все рассказываешь, или тебя для начала пускают по кругу. У меня есть любители трахать во все дырки, есть любители на лоскутки распускать. Выбирай, пока с тобой ничего страшного не случилось. Пока это были мелкие неприятности. Расскажешь все об Илье — мы тебя отпустим с миром. Нет — получишь по полной программе, но тогда отсюда уже никогда не выйдешь. С тобой будет покруче, чем твой муженек в своей порнушке снимает. Не зли меня, расскажи по-хорошему.

— Я не понимаю, о чем вы говорите, Илья торгует программами. Для компьютеров.

— Ясно, по-хорошему ты не хочешь. Начинай.

— Не нужно, я скажу все, что знаю! — взмолилась Наташа.

— Рассказывай.

— Илья торгует программным обеспечением для компьютеров. У него на квартире склад. Квартиру он снимает уже четыре года. Все это время я приезжаю к нему на выходные. Я учительница, работаю в деревне, в школе. С Ильей мы живем уже почти шесть лет. В свои дела он меня не посвящал.

— Ты мне голову не морочь. Он сидит на крутом порно, а платить не хочет. Бабки он гребет бешеные.

— Этого не может быть!

— Это есть. Ладно, отдохни. Не хочешь говорить, подумай, вечером снова к тебе в гости приду, и не один. На себе испытаешь, что значит быть порнозвездой. Думай!

Они ушли, а Наташа еще долго сидела в холодной ванне, не решаясь вернуться в комнату.

Обед ей принесли. Наташа ожидала, что сейчас откроется дверь и войдут страшные люди, опять начнут над ней издеваться, бить и насиловать. Все вместе, скопом.

За окном быстро темнело. Наташа забилась на тахту и не решалась включить свет. Услышав, как щелкнул замок, приготовилась к самому страшному, до боли сжала в кулаке пластмассовую вилку, единственное свое оружие. Яркий свет ударил в глаза. Двое мужчин в масках стояли в комнате. Хриплый поднес к уху телефон и негромко сказал:

— Вот, послушай, что она тебе скажет, — поднес Наташе трубку, резко приказал: — Скажи своему Илье, как ты его ждешь.

— Ильюша, спаси меня, они меня здесь растерзают! — истошно закричала в трубку Наташа.

Хриплый спокойным голосом продолжил:

— Ну что, Феллини, узнал свою телку? Ты знаешь, что я могу с ней сделать? Ты такого даже в своем кино ни разу не видел. У тебя фантазии не хватит на то, что с ней сейчас будет! — Не прерывая разговора, кивнул своему спутнику.

Тот молча шагнул к Наташе. Бретельки разрываемого бюстгальтера больно врезались в тело. Наташа попыталась закрыться руками, но жесткая пощечина отбросила ее к стене. За бюстгальтером последовали трусики.

— Слышишь отчетливо? Вот сейчас он ей засадит так, что зенки из орбит повылазят. Ты хочешь послушать? — комментировал в телефон хриплый. — Что значит она не твоя? Тебе нет до нее дела? Или твою женушку деревенскую зовут не Наташа? Ах, ты не женат и тебе все равно! Ну, послушай тогда дальше.

Наташу тащил по ковру за волосы второй насильник. Комната звенела от ее крика.

— Вот козел! — вдруг сказал хриплый и сунул трубку в карман. — Он от нее отказался! Все впустую! Если хочешь, трахай, а нет — пошли переговорим. Должно же быть что-то, чем он дорожит.

Второй отпустил волосы Наташи и, перешагнув через нее, как через неодушевленный предмет, направился к двери.

Всю ночь Наташа не сомкнула глаз. Илья, ее муж Илья, отказался от нее! Теперь она беззащитна! Никто к ней не придет на помощь, она в руках страшных людей. Они могут сделать с ней все, что угодно. Ее уже избили, готовились изнасиловать, но это, как она поняла, только начало. Жить не хотелось, верней, больше всего хотелось умереть, прямо сейчас, немедленно. Вот только не было под руками ничего, что могло помочь ей в осуществлении этого замысла. Когда они придут, ей даже нечем будет защищаться. Перед тем как уйти, они забрали с собой обрывки белья. Она пыталась разорвать плед, чтобы сделать веревку, но у нее не хватило сил. От

Книга Смерть не берет выходных: отзывы читателей