Закладки

Жестокая нежность читать онлайн

давил своей мощной энергетикой. — Когда заканчиваешь?

— Минут через десять, — отвернулась, продолжая делать запись, лишь бы не видеть его изучающий придирчивый взгляд. Сейчас испытывала не самые приятные ощущения.

— Хорошо. Буду ждать в машине.

Сказал, как отрезал. И вышел. Посмотрев ему вслед, пыталась понять, что от меня надо. Зачем опять появился? Ведь грозился тем, чтобы не попадалась на глаза…

А ровно через двенадцать минут, я стояла на улице и вдыхала морозный воздух. Но громкий сигнал автомобиля (наверняка недовольный), не дал насладиться свежестью.

Ян вылез из машины. И жестом поторопил меня подойти.

— И что же вы хотели? — сходу начала я, быстрее отвязаться и добраться домой. Уж очень хотелось лечь спать.

— Присядем?

— Нет. Хочу подышать.

— В общем, так: моей матери требуется помощница по хозяйству… — на эти слова я нахмурилась и, заметив выражение моего лица, он сразу пресек попытку перебить.

— Дослушай сначала, а потом спрашивай… Не любит она посторонних в доме, все делает сама, не привыкла, чтобы прислуживали. Предлагал много раз, но нет… А тут заговорила: было бы неплохо нанять кого-то. И тебя вспомнила.

— У меня есть работа.

— Я заплачу больше. Времени свободного у тебя тоже станет больше. По ночам перестанешь работать. В институте будешь успевать. Семье поможешь…

— Откуда вы… — Хотела спросить: откуда знает все, но вряд ли ему составило труда выяснить интересующую информацию. — Почему я?

— Если моя мама хочет тебя видеть в этой роли — значит, так тому и быть.

— А как же мое мнение? Меня не забыли спросить?

— Сейчас спрашиваю. Я же, при желании, могу поспособствовать, чтобы тебя уволили отсюда и нигде не найдешь работу… Тогда прибежишь сама. Хочешь так? Все равно будет, по-моему.

— Это шантаж, — возмутилась я, чувствуя беспомощность перед этим властным человеком.

— Именно, — нагло подытожил он. Даже не пытался скрыть своего торжества.

— И я не могу подумать? — на мой вопрос он отрицательно помотал головой. — Вы не оставляете выбора…

— Все правильно — не оставляю. Сделаем вид, что ты согласилась. И рада работать в моем доме. Садись, подвезу.

— Спасибо, не стоит, хотя бы тут оставлю за собой решение. Всего хорошего, — выдавила искусственную улыбку из себя, и пошла в сторону остановки, потом обернулась. Он наблюдал за мной, скрестив руки на груди, и, не смотря на странность ситуации, казалось, ждет ответ, положительный ответ (как иначе). — Когда приступать? — крикнула я издалека.

— Послезавтра! Тебя заберет из института водитель моей матери. Кивнула, соглашаясь на все условия. Что еще делать…

Его губы тронула едва заметная улыбка.

Какой все-таки противоречивый мужчина…

На следующий день я уволилась, сразу получив заработанные деньги. Меня даже не удивило, что так легко отпустили, без отработки, пока не найдут замену, не спрашивая причин. Скажу больше: моего заявления ждали, рассчитали в течение получаса и пожелали удачи на новом месте. Не обошлось тут без одного, сующего нос, куда не просят…

И вот, я еду на шикарном авто в поселок «Березовая роща».

Водитель забрал меня ровно в три дня, как только вышла из института, безошибочно определив меня среди толпы студентов. Он представился Геннадием, вежливо пригласил в машину. Мимо такого даже мышь не проскочила бы, настолько цепким оказался его взгляд. И вид внушительный, даже пугающий: возраст слегка за сорок, рост чуть выше среднего, крепкого телосложения… На водителя совсем не похож, скорее выглядит, как телохранитель, хотя возможно так и есть. Я не удивлюсь, что в прошлом он военный, сотрудник каких-нибудь групп быстрого реагирования.

«Н-да… Работники у Мацейчука под стать ему самому. Контроль во всем и всегда».

— Геннадий? — обратилась я.

Он убрал звук магнитолы и поднял глаза в зеркало заднего вида, поймав мой вопросительный взгляд.

— Вы давно работаете на Яна?

— Достаточно. Что-то хотите знать? — басистый голос Геннадия полностью отвечал его внешности.

— Не то что бы… — замялась я, не зная, правильно ли говорить о человеке за его спиной.

— Спрашивайте, — спокойно добавил он.

— Ян всегда такой?

— Такой? — удивленно переспросил он.

— Да. Грубый, жестокий, властный…

На мое заявление водитель усмехнулся:

— Не замечал ничего подобного. Да, человек непростой, но ведь и ответственности на нем много: мать, сестра, сын, работа, куча сотрудников со своими проблемами, которым по возможности старается помочь, проекты разные… Бывшая жена постоянно «мозг выносит», требуя больше денег… В целом, не сладкая жизнь, хоть и обеспеченная. Тут нельзя не быть принципиальным и требовательным к людям.

— Спасибо за откровенность, — я уже пожалела, что спросила. Не думала услышать столь положительной характеристики.

— Это общеизвестные факты, никаких секретов.

— Глупый вопрос задала…

— Нормальный. Правда, у многих ошибочное мнение о Яне, но когда узнают, если он того захочет, кардинально меняют отношение к нему.

— Я поняла.

Мне стало неудобно за свой интерес. И я решила закрыть тему, тем более мне не светит попасть в число тех, перед кем он раскроется и позволит увидеть другим.

Виолетта Павловна встретила меня на пороге. Ее глаза лучились радостью, что невозможно не улыбнуться в ответ.

— Тина, милая, здравствуй, — столько нежности в голосе, будто я родной человек, отчего немного смутилась.

— Здравствуйте.

— Наконец, я дождалась. Спасибо, что согласилась. Не была уверена, захочешь ли сменить работу.

«Согласилась? Ну да. Конечно, ей совсем не обязательно знать обстоятельства, при которых мне перекрыли кислород… Хотя, если честно, не против, плюсов больше, вот только не надо было сразу давить на меня».

— Давайте, обговорим фронт работы? — предложила я.

— Ты обедала? — заботливо поинтересовалась Виолетта Павловна.

— Да, я успела перекусить в столовой института.

— Тогда сначала чай, заодно поболтаем.

Прошел месяц.

Работала я три раза в неделю, полдня. Такой график, безусловно, меня устраивал. Много стала успевать, особенно помогать маме, высыпалась — больше не похожа на бледную моль, учеба давалась легче. И, конечно, денег хватало на все, даже начала откладывать.

С работодателем почти не пересекалась, что тоже не могло не радовать, ведь стоило ощутить его пристальный взгляд, становилось не по себе, он странно влиял на меня, чему пока не нашла объяснений.

В один из вечеров, когда собиралась домой, столкнулась с ним в дверях дома. Я буквально врезалась в его грудь, отвлекшись на пару секунд, чтобы отправить маме сообщение.

Ян схватил меня за плечи, не позволяя упасть. Подняв на него глаза, наткнулась на недовольное выражение лица.

— Все-таки ты так и не научилась быть внимательной.

Вспомнив тот вечер, уже не была уверена, что тогда он несправедливо наорал на меня и обвинил в неуклюжести. Я же спала на ходу от хронического недосыпа, вполне могла моргнуть и не заметить его. Все повторяется.

— Простите… — хотела отстраниться, но он не дал.

— Иди в машину. Отвезу в город.

— А Геннадий? — не очень хотелось находиться в обществе Яна.

— Отпустил.

— Может, я на такси?

— Тина, — сказал он вкрадчивым голосом, — когда ты поймешь, что своих решений я не обсуждаю? Иди. Я сейчас.

Он отступил в сторону, пропуская.

Устроившись на переднем сидении, почувствовала витающий аромат парфюма в машине — с древесными нотками, терпкий, насыщенный, притягательный. Прикрыв глаза, блаженно вдохнула.

«Сила и секс — вот, на что похоже. И конечно, подходит такому мужчине, как Ян» — от этих неприличных мыслей мгновенно очнулась. Стало стыдно от увиденных картинок в голове. Это запрещенная тема. Нельзя допустить, чтобы хоть часть из представленного: поселилась во мне и пустила свои корни.

«Он никогда не обратит внимания на тебя» — тут же шептало подсознание.

«Я ни о чем таком не думала…» — оправдывалась я перед собой.

«Ну-ну… — продолжал звучать голосок внутри, — а кто только что мечтал о нем? А?»

— Хватит! — громко сказала я вслух, обрывая поток сочащихся глупостей. Надо выкинуть все мысли о нем. Как я вообще позволила себе подобное? Дура!

В этот момент открылась водительская дверь.

— Эй, ты в порядке?

Оглянувшись на Яна, в очередной раз ощутила себя нелепо… Поэтому кивнула в ответ и пристегнулась ремнем.

— Уверена? — устроившись за рулем, опять спросил он.

— Да. Устала.

Мне хотелось провалиться, исчезнуть, лишь бы не быть сейчас рядом с ним в замкнутом пространстве. Ведь стоило завести машину, теплый воздух окутал меня и аромат, уже смешанный с мужским, только его запахом, стал интенсивнее. Он забирался внутрь и действовал возбуждающе, а подсознание вновь подсовывало картинки…

Мне стало жарко. Я расстегнула пуховик, сняла шарф и шапку. Обняв себя, уставилась в окно, за которым простиралась темнота.

И тут моего лба на несколько секунд коснулась его рука.

— Что с тобой? Плохо? Температура вроде нормальная…

Хотелось завыть от нахлынувших эмоций и просить, чтобы он не убирал свою ладонь. «Да что со мной такое?! Надо срочно что-то делать».

— Все хорошо, — сказала стандартную фразу. И села удобнее.

— Как знаешь… Да, кстати, давно хотел поблагодарить за маму.

— В каком смысле? — я мгновенно переключилась, отвлекаясь от навязчивых мыслей.

— Она довольна тобой. А я рад, что ей не приходится много работать по дому.

— Ваша мама добра ко мне…

— Можно на «ты», — перебил Ян.

— Что?

— Говорю: перестань «выкать».

— Неудобно как-то…

— Тогда это приказ.

— Приказ… — повторила я и поникла. Пожалуй, лучшее отрезвляющее слово. Сам того не понимая, указал на мое место. Так правильно.

Уткнувшись в меховую оторочку на капюшоне, я смогла расслабиться и выкинуть тот бред. И планировала молчать до конца пути.

Зато Ян сегодня уж очень разговорчивый.

— Кто дал тебе это имя?

«Не все ли равно?» — хотелось сказать, да не стала грубить.

— Папа. И к певице оно не имеет отношения* (прим, речь о певице Тине Тернер), — сразу вставила, предполагая следующий вопрос.

— Тогда чем руководствовался твой отец?

— Смеяться не будешь? — осмелев, обратилась на «ты».

— Нет.

— Папа очень любил сказки. Всегда. Не смотря, что взрослый человек, мужчина, но с упоением читал… А когда я родилась, не долго думая, назвал Тиной, сокращением от Тинкербелл, персонажем из «Питер Пэна», посчитал, что его дочь

Книга Жестокая нежность: отзывы читателей