Закладки

БКХП: Борода, которую хочется... читать онлайн

но я не собирался признаваться в этом Дафне. Особенно в присутствии моей мамы.

— Я писательница, — ответила Дафна, и ее скулы окрасились в нежный оттенок розового цвета. Быть может, она не любила говорить о себе? Немного наклонившись вперед, я увлеченно кивнул, убеждая ее продолжать. — Я, ох… ладно, я пишу любовные романы, — закончила Дафна, потворствуя моему желанию узнать о ней больше и глядя мне прямо в глаза.

— Очевидно, они весьма пикантные, — рассмеялась мама. Я раздраженно вздохнул, и она вскинула руки в притворном раскаянии. — Я хочу немного добавки.

Сдвинувшись с места, я встал и потянулся к ее тарелке.

— Позволь мне помочь. Мама, ты на костылях, — я взял со стола все пустые тарелки и пронес через низкий арочный проем из столовой в кухню.

По возвращению Дафна сообщила мне, что мама ушла в туалет. А значит, мы остались наедине. И я ничуть не возражал. Я мог любоваться этой женщиной всю ночь напролет.

Я сел и глубоко вздохнул, прежде чем снова взглянуть на Дафну, наблюдавшую за мной почти выжидающе.

— Разве ты не хочешь что-нибудь сказать? — спросила она с улыбкой.

— Просто неожиданно, — пожал я плечами.

— Неожиданно? — Дафна откусила кусочек, и я смотрел, как она жевала, не отводя взгляда от моих глаз. Я понял, что она ждала объяснений, поэтому опять вздохнул и во второй раз пожал плечами.

— Полагаю, я иначе представлял себе писательниц любовных романов. Одинокие женщины с сотнями кошек, пишущие о мужчинах, которых не могут найти в реальной жизни.

Когда последние слова вылетели из моего рта, я в буквальном смысле прикусил язык. Они прозвучали очень грубо, но Дафна лишь запрокинула голову и рассмеялась.

— Я не знаю ни одной такой писательницы, — заговорщически наклонившись ко мне, она выгнула брови, и я уловил ее тонкий аромат. — Писатели любовных романов, которых знаю я, тех, кого встречаю на конференциях и семинарах, поголовно умные и образованные женщины. Многие замужем, все охрененно остроумны, а некоторые из них…мужчины! — Дафна ахнула в притворном ужасе.

Продолжив жевать, я кивнул.

— Честно говоря, я ничего такого не имел в виду. Прошу прощения.

— Нет, все в порядке. Я знаю об этом стереотипе. Но для меня суть в том, что я… не знаю. Люблю любовь, — ее описание вызвало у меня улыбку. — Мне нравится каждый день создавать нечто, радующее читателей. В любовных романах нет ничего плохого, — продолжила Дафна, и я кивнул. — Мне очень нравится их чистота. Любовь делает людей счастливыми, — она снова откусила, и я понял, что безмолвно таращился на нее.

— Верно, — ответил я, не находя слов. Я до сих пор опасался, что оскорбил Дафну, но мой комментарий, похоже, ничуть ее не задел.

— Мне очень повезло найти обожаемую работу, позволившую купить хороший дом в безопасном районе, — продолжила она. — Твоя мама живет одна. Разве ты чувствуешь потребность купить ей десяток кошек?

Ухмыльнувшись, я положил столовые приборы и поднял ладони.

— Справедливое замечание, — я собирался сказать, каким потрясающим считаю ее умение придумывать истории и жить за счет них, но прежде чем успел открыть рот, она снова заговорила.

— Я все равно не собираюсь остепеняться и не ищу любви. Я приберегаю «долго и счастливо» только для своих героев, — доев последний кусочек, Дафна улыбнулась моей маме, вернувшейся к нам. — Здесь и сейчас я ищу больше этой восхитительной еды! — блеснула она глазами, и мама рассмеялась.

Очарование Дафны омрачило мои мысли. Прежде меня никогда не заботило, чего хотела женщина. Желала она остепениться или нет.

Так почему меня взволновало, что Дафна не хотела отношений? Я едва ее знал. И не подозревал, что сам их хочу.

Я списал свои мысли на похоть. Я не знал неудач с дамами, но очень редко находил кого-то своего типа. Разумеется, перед сном я сам о себе заботился, сберегая свои чувства и получая желаемое. Как обычно.

Все верно?

Однако в глубине души я сомневался, что это просто похоть. Обсуждать с Дафной работу, наблюдать, как ее глаза блестят от нескрываемой страсти, и слышать о том, что ей нравится делать людей счастливыми? Уверенность и компетентность этой женщины заводили почти так же сильно, как и то, что она водила пальцами от шеи до ключицы.

Твою мать.

— Итак, Дэйн, теперь твоя очередь. И когда ты признаешься, не обещаю не строить догадок. Кто ты по профессии?

Лишь через секунду я понял, что Дафна задала вопрос. Как только до меня дошло, я рассмеялся.

— Понял тебя, — ответил я. — Я — рейнджер. Работаю в лесах, живу в коттедже, — проведя ладонью по бороде, я поднял взгляд, тщетно пытаясь придумать что-нибудь интересное. — Вот, собственно, и все.

Положив на тарелку добавку, Дафна указала на меня вилкой. По крайней мере, я знал, что ей понравилась моя стряпня.

— Это нечестно, — обвинила она.

— Да?

— Сразу видно, что ты целиком и полностью стереотипный житель гор. Бородатый, грубый и прямолинейный. Готова поспорить, ты не проводишь много времени среди людей. Я даже не могу построить догадок, потому что все написано у тебя на лице.

Машинально я поднял руку и почесал бороду.

— Именно! — рассмеялась Дафна. — У вас там нет бритвенных станков или как?

Я снова рассмеялся и, покачав головой, тоже наложил себе добавки.

— Лес не место для тех, кто зависит от удобств.

— Ты имеешь в виду предметы первой необходимости цивилизованных людей? — надавила Дафна.

Я посмотрел на ее чистые аккуратно подстриженные ногти. Прическа, идеально обрамлявшая лицо. Модный ремешок на талии, подчеркивавший фигуру в форме песочных часов. Дафна была не из тех, кому подходит жизнь в глуши.

— Я не поклонник излишеств и бессмысленных вещей, необходимых только для галочки.

Она с прищуром посмотрела на меня. Не раздраженно, а вдумчиво. Мне нравилось, что Дафна думала, прежде чем сказать. Господь свидетель, я бы многое отдал за это умение. Должно быть, в ней говорил писатель.

Мама посмотрела на меня долгим взглядом, но когда я не взглянул на нее в ответ, с легкой улыбкой на губах повернулась к Дафне. Затем она снова посмотрела на меня, и я приготовился к любым ужасающе неловким перлам, готовым слететь с ее губ.

— Пойду я немного посплю, милые, — сообщила мама и, погладив меня по плечу, потянулась к своим костылям. — Помою посуду, когда встану.

— Хелен, не глупи. Во-первых, ты на костылях, а во-вторых, вы приготовили замечательный ужин. Я все помою, — сказала Дафна и посмотрела на свою тарелку, — как только съем всю еду в доме.

Мама со смехом покачала головой.

— Я слишком устала, чтобы спорить. Так мило, что ты пришла, дорогая. Заходи в любое время, договорились?

Они обменялись еще несколькими любезностями, и поскольку Дафна отвлеклась, я воспользовался возможностью еще немного ее поразглядывать.

Я не находил изъяна.

Физического, конечно. Она сияла, лучась жизнью и естественной красотой. Кроме того, Дафна была не совсем уж идеальна. По крайней мере, для меня.

Наши жизни слишком отличались. Как и приоритеты. Я убеждал себя, что смешно терзаться из-за практически незнакомой женщины, однако мои попытки не увенчались успехом. Я немного переживал, пускай и тайно.

— Вы, ребята, можете приступать к десерту, — мама встала, чтобы оставить нас наедине. — Доброй ночи.

Я помог ей добраться до спальни, и пока мы шли, она сказала лишь:

— Будь лапочкой.

Несколько минут спустя я вернулся в столовую к Дафне. Я не стал садиться и, опершись руками на спинку стула, не отводил глаз от женщины передо мной.

— Как думаешь, брауни сочетаются с вином? — спросил я.

— Безусловно, — улыбнулась Дафна.





Глава 4

Дафна



Пробка выскочила из бутылки, и я улыбнулась, впервые за много лет чувствуя себя такой расслабленной. В тусклом свете кухни Дэйн повернулся ко мне и наморщил лоб. Каким-то образом даже будучи смущенным, он умудрялся выглядеть сексуально.

— Что?

— Ничего, — я слегка покачала головой, сказав наполовину правду. У меня в голове крутилось много мыслей, но я не была готова их озвучивать.

— Следуй за мной, — сказал Дэйн и, на несколько секунд остановив на мне взгляд, с бутылкой в руке направился к черному ходу. В ответ на мой вопросительный взгляд он повел плечом и кивнул в сторону лестницы. — Не хочу будить маму. Давай выпьем на улице.

На улице? Я повиновалась и последовала за ним. Вместе мы вышли на свежий вечерний воздух. Солнце уже скрылось за домами вдалеке, оставив после себя приглушенный полусвет, окутывавший нас и делавший все вокруг эфирным, фантастическим. Здесь, с Дэйном, реальность казалась приукрашенной. Почти вымышленной.

Он сел на один из удобных стульев на заднем крыльце и, откинувшись на спинку, задумчиво посмотрел в вечернее небо. Я же села на соседний стул и попыталась не таращить глаза на Дэйна.

И не думать о том, что происходящее выглядело точно так же, как сцена перед каким-нибудь очень горячим моментом, которую я описала бы в одном из своих романов.

Скрестив ноги, я повернулась к Дэйну боком, держа в руке бокал вина и стараясь не краснеть.

Будь проклято мое бурное воображение. Да, я построила за счет него удачную карьеру, но порой оно становилось настоящим проклятием. Например, когда я не могла смотреть человеку в глаза, не думая о том, как его борода касалась бы наиболее чувствительных мест на моем теле…

— Хорошая погода для ужина на улице, — прокомментировал Дэйн, и я кивнула, радуясь возможности отвлечься от возникших у меня в голове картин.

— Да, идеально, — сделав несколько больших глотков вина, я почувствовала теплоту сначала в горле, затем в животе, и заставила себя продолжить. — Ты надолго переехал к маме?

Дэйн отпил вина из собственного бокала. Я наблюдала, как его губы коснулись стеклянного ободка.

— На пару недель, — сказал он. — Я удостоверюсь, что она оправилась, и сразу же вернусь к работе.

— Ты нужен лесам,

Книга БКХП: Борода, которую хочется...: отзывы читателей