Закладки

Цветение обмана читать онлайн

все труднее его фокусировать. Запах удовольствия этой девушки проносится через всю комнату и проникает в меня сквозь дерьмо, забивающее мои носовые проходы. Аромат ее возбуждения пробуждает у меня другую жажду. Отказавшись от оставшихся трех дорожек передо мной, я останавливаюсь. И вижу одобрение в ее глазах, когда обхожу стол и направляюсь к ней. Она визжит, когда я хватаю ее и опрокидываю на диван, на котором она расположилась. Она дразнит меня, подталкивая свою киску к моему лицу, соблазнительно двигая бедрами и показывая мне, насколько она влажная от ее собственной руки.

Устроившись, я сразу же погружаю свой член глубоко внутрь нее. Это то, чего мы оба хотим. Я хватаю ее за бедра и безжалостно проникаю, впившись пальцами в ее пухленькую задницу. Это поднимает меня на новый уровень удовольствия. Быстро и жестко, особенно с женщинами, которые приходят в мою спальню именно за этим. Я не знаю ее имени, но она, скорее всего, знает мое. Она знает, что это не что иное, как дешёвый трах. Они все знают. Она должна знать, что не получит от меня ни мягкости, ни нежности.

Протяжные стоны вырываются из ее горла, они становятся все громче. Настолько, что начинают заглушать шум вечеринки за стенами моей спальни. Ее ужасные вопли, скорее имитация, чем реальные эмоции, и они не то, что я хочу услышать, пока наполняю ее своим членом. Не поймите меня неправильно, я умею обращаться с киской, но ее крики не искренние. Пытаясь заткнуть ее, я вдавливаю ее лицо дальше в диван, надеясь, что она поймет намек. Даже если нет, по крайней мере, это немного заглушит ее вопли. Удача на моей стороне, потому что кажется, до нее доходит, и мое грубое обращение с ней, похоже, больше заводит ее. Она дрожит подо мной, пока я злобно вбиваюсь в нее, беря то, что хочу. Я тяну ее руки за спину и крепко прижимаюсь к ее запястьям, используя их в качестве рычага. Стенки ее влагалища напрягаются вокруг моего члена, сигнализируя о ее близком оргазме. Она такая мокрая, что я почти чувствую ее освобождение через презерватив. Вспышки настоящего экстаза, наконец, срываются с ее губ, первые звуки, которые я слышал от нее, которые не были шоу.

Ее оргазм стихает, и я выхожу из нее, срываю презерватив, переворачивая ее на спину. Я кончаю на ее силиконовые сиськи. Она смотрит на меня широко раскрытыми глазами, проводя пальцами по груди. Она снова включает шоу, слизывая часть спермы с пальцев одной руки, размазывая остатки по соскам другой.

Закончив с ней, я возвращаюсь к своим дорожкам, пока девушка лежит, отходит от оргазма. Заметив, что мой интерес к ней исчез, она встает с дивана и натягивает платье через голову. Она подходит ко мне, без трусиков, с широкой улыбкой на лице. Взяв свернутую купюру из моей руки, она наклоняется и вдыхает наркотик со стола.

— Спасибо за трах и кокс.

Первые слова, которые она произнесла при мне. Она выходит из комнаты. Мы закончили и это, вероятно, последний раз, когда я ее вижу. Вряд ли я захочу слышать ее вопли снова. В доме полно людей, и она, скорее всего, не будет последней, кто навестит меня в моей спальне этой ночью. Девчонок вроде нее — пруд пруди в этой толпе. Здесь всего два человека, которых я действительно люблю и которым доверяю, Кай и моя сестра Тиган. Остальные — неудачники, которые ищут что-то — наркотики, секс, выпивку или войти в долю. Мне все равно, чего они хотят. Они не получат от меня ничего из того, что я не хочу давать. Раздается стук, и в комнату заглядывает Тиган.

— Ты в приличном виде?

Я смеюсь, и она воспринимает это как знак, что все в порядке.

— В доме полно людей, а ты даже ни разу из комнаты не вышел.

Она принюхивается и обводит комнату взглядом.

— Чувствую, у тебя были гости. Пахнет грязным сексом и проблемами с папочкой.

Я разрабатываю рисунок татуировки, и Тиган поднимает его с маленького столика. Я игнорирую ее последний комментарий о запахе секса. Ей действительно не хочется слышать о том, что сделал ее брат.

— Ты прекрасно знаешь, эти люди здесь только потому, что Кай пригласил их. Плевать я хотел на вечеринку. Это просто шум.

— Твои социальные навыки оставляют желать лучшего. С другой стороны, художественные — на высоте. Это для тебя или клиента?

Я забираю набросок и изучаю его.

— Еще не знаю. Посмотрим, когда я закончу.

Тиган задерживается, сосредоточившись на линиях и деталях. Она не уйдет, пока я не соглашусь спуститься с ней.

— Черт, хорошо. Пойдем.

Тиган довольно улыбается, добившись своего. Я следую за ней по лестнице на вечеринку, которая в полном разгаре. Люди требуют моего внимание, но я их игнорирую. Тиган смеется над моим ворчанием. Я вижу Кая с маленькой блондинкой, которая в настоящее время трется об него спиной.

Тиган перевернула мою жизнь, она — мое сердце. Она причина, по которой я на этой вечеринке, окруженный гребаными идиотами, и я останусь здесь, пока эта маленькая девочка этого хочет. Кай оставляет блондинку и садится с нами. Мы наслаждаемся пивом, а я убиваю взглядом каждого парня, который проходит в десяти футах от моей сестры. Звук басов — это единственное, что не бесит меня на этой вечеринке. Тем не менее, Тиган пытается перекричать звук, пытаясь отвлечь меня от мысленного убийства каждого мужика, который смотрит в ее сторону. Я киваю головой, а звук ее голоса легко заглушает безумие вокруг нас. Новая блондинка оказывается у Кая на коленях. Она использует любую известную уловку, чтобы привлечь больше внимания, но он уделяет ей лишь самую малость. Я удивлен, что Кай организовал эту вечеринку. Это не те люди, с которыми мы общаемся каждый день, если только это не для бизнеса. Нет никого, кого мы бы назвали друзьями, кроме друг друга. В нашем мире трудно доверять людям. В последнее время его расстраивает этот путь, как и меня. Итак, дом, полный людей сегодня, меня смущает.

Я не могу сосредоточиться, и Тиган продолжает безуспешно пытаться поговорить, пока какой-то человек не прерывает нас. Я заметил, что он внимательно наблюдал за нами, когда мы сели. Он чего-то хочет. Они все хотят, но обычно у них нет яиц, чтобы подойти ко мне, особенно так. Я наблюдаю, как он набирается храбрости, чтобы сказать, что у него на уме. Он нервничает и теребит свою рубашку, избегая смотреть в глаза Каю или мне. Я мог бы ему помочь, но не буду.

— Берк. Кай

Он приветствует нас с напускной уверенностью.

— Извините, что беспокою вас на вечеринке, но я в безвыходном положении. Мне нужны деньги. У меня есть эти часы, — он указывает на блестящий кусочек на запястье. — Это Rolex. Стоит немалых денег. Это семейная реликвия, поэтому я не могу ее продать, но мне нужны деньги.

Я пресекаю его, прежде чем он сможет потратить еще больше нашего времени.

— Нет. Мы не даем в долг. Это не стоит нашего времени.

Он не понимает намека.

— Пожалуйста. У меня есть дети. Жена. Мы можем потерять наш дом.

Кай поднимает руку, чтобы остановить его нытье. Мы слышали все эти оправдания. Он не может сказать ничего, что бы заставило нас играть в его игру. Если мы прогнемся под этого мудака, нам на шею сядет каждый торчок в этом штате.

— Мы не даем взаймы. Исключений нет. Если твоя семья действительно рискует потерять крышу над головой, тогда я предлагаю потратить твое время на работу вместо того, чтобы болтаться на вечеринках. Или ты можешь продать часы. В любом случае, твое финансовое положение — не наша проблема. Исчезни.

Я смутно слышу ответ Кая, прежде чем человек уходит. Шепот прокатывается по комнате, и все взгляды устремляются к задней части дома. Очевидно, что что-то происходит. Голос перекрывает шум. Люди толпятся вокруг источника скандала. Только потому, что я не хочу, чтобы мой дом был разрушен, я отправляюсь посмотреть, что происходит. Кай скидывает девушку с колен и идет за мной. Толпа легко расступается, и я наконец-то вижу, что происходит.

О, черт!

Девушка в черном платье, недавно изображавшая умирающую кошку у меня в спальне, стоит, окруженная толпой. Какой-то мужик навис над ней, вторгаясь в ее личное пространство. Красное лицо, руки сжаты в кулаки. Сжавшаяся в комок девчонка совсем не похожа на ту, которая бесстыдно удовлетворяла себя на моих глазах. Она напугана яростью этого мужчины. Он обзывает ее шлюхой и мусором. Он понимает, что ее оттрахали и недоволен этим. Отстой для него.

Если бы я знал, как ее вопли повлияют на мой член и что за этим последует драма, я бы выгнал ее из своей комнаты, прежде чем она схватилась за подол своего платья. Не потому, что меня беспокоит то, что я трахаю женщину другого парня. Это их проблема. Не выношу, когда мужчина бьет женщину. Ненавижу эти гребаные вечеринки.

Он хватает ее за платье, и, видя это, некоторые из женщин задыхаются от ужаса. Большинство гребаных идиотов подначивают его, хотят увидеть, как он с ней разделается. Девчонка болтается, как тряпичная кукла в его руках. Я тот, кто трахал его цыпочку, он выясняет отношения со мной? Нет. Он — чертов трус, который справляется со своими проблемами, унижая женщину. Моя кровь закипает. Он оттягивает свою мясистую руку и бьет девушку прямо в лицо. Кровь брызжет из ее носа, когда ее голова отлетает от удара. Вопли, стоны и поощрения со всех сторон.

Я убью Кая за эту вечеринку.

Я продолжаю двигаться вперед с Каем, следующим по пятам, пока не оказываюсь прямо перед ними... Девушка, которая лежит на полу, схватившись за лицо, рыдает, а люди плюют в ее сторону. Взрослые мужчины оскорбляют ее, а женщины в ужасе отстраняются. Ее самодовольный

Книга Цветение обмана: отзывы читателей