Закладки

С тобой готова на все читать онлайн

этой комнате. Это опасно по многим причинам. Она всюду ощущала присутствие Рокко. Его неповторимый аромат, смесь сандала и бергамота. Потрепанный детективный роман лежал открытым на прикроватной тумбочке. Она заметила золотые запонки с лазуритом на туалетном столике, почувствовала, как сердце переполняют эмоции, от которых можно лишиться чувств.

– На самом деле я бы не отказалась чего-нибудь выпить.

– В таком случае пойдемте, я попрошу кого-нибудь принести напитки на террасу. – Мишель лучезарно улыбнулась. – Видите ли, самое лучшее я оставила напоследок.

Оказавшись на террасе, Николь поняла, что Мишель вовсе не преувеличивала, и подошла к перилам. Купить место с таким шикарным видом доступно лишь человеку с огромным состоянием. Первая мысль, пришедшая ей в голову, – хорошо бы перенести эту красоту на керамику. Перед глазами открывались бесконечные просторы лазурного моря, над ним такое же безграничное голубое небо. Вот бы сделать коллекцию посуды в оттенках синего и добавить немного зеленого и серого, как отголоски гор вдалеке.

Все вокруг было прекрасным и казалось нереальным. Николь чувствовала себя здесь лишней. Впрочем, она всегда ощущала себя неуютно в мире роскоши.

– Не хотите воды или чая? Еще есть шампанское, если желаете.

– Нет, просто стакана воды будет достаточно. Спасибо.

Мишель ушла. Николь, опершись на перила, смотрела на открывающийся вид. Но теперь природные красоты не занимали ее внимание. Она вспомнила, какой маленькой, неуверенной в себе девочкой была, кочевала от одной приемной семьи к другой, пока Пэгги Уотсон не взяла ее к себе. Могла ли эта девочка знать, что однажды будет стоять на террасе роскошного дома, желая покончить со своим браком? Несмотря ни на что, она ощутила жгучую боль сожаления, поскольку не смогла построить семейную жизнь. Интересно, смогла бы она что-то сделать, чтобы сохранить брак? Боль потери заставила ее держать Рокко на расстоянии. Возможно, все могло быть по-другому. Сейчас бы она смогла справиться со всем иначе.

«Но ты не можешь сейчас думать о прошлом. Поздно что-то менять. Все кончено».

– Красиво, не правда ли?

Бархатный голос словно заскользил по коже. Николь повернулась, ее сердце сжалось. К ней приближался Рокко с бокалом, его волосы казались черными как ночь в ярком свете солнца.

– Очень красиво. – Она с трудом дышала.

– Вон там впереди мыс Кап-Ферра, а там можно увидеть Италию. Ты говорила Мишель, что хочешь чего-нибудь выпить.

Сердце билось быстро, казалось, что она сходит с ума от его близости. Тело инстинктивно реагировало на него, несмотря на сопротивление. На какое-то мгновение ею овладело желание обнять его за шею. Прижаться к сильному телу. А он бы ласкал ее так, как ей всегда нравилось.

Николь заставила себя вспомнить, что перед ней Рокко. Бессердечный Рокко, которого никогда не волновали ее чувства, который привез ее сюда только для того, чтобы одержать очередную победу в бизнесе. С натянутой улыбкой она забрала у него бокал воды и сделала глоток.

– Спасибо.

– Пожалуйста. – В голубых глазах появилась насмешка. – Чувствуешь себя уютно?

– Этот дом такой огромный, напоминает музей. Думаю, если твоя сделка провалится, здесь можно водить экскурсии и подзаработать.

– Неплохое предложение.

– Всегда к твоим услугам. Тем более я уже год заведую магазином и знаю не понаслышке о малом бизнесе.

Рокко улыбнулся. Он и забыл, что разница в происхождении позволяла ей по-особенному смотреть на его мир, раньше это его интриговало. Еще он забыл, как ярко и очаровательно она может выглядеть, даже не стараясь. По сравнению с искусственно созданными женщинами его круга ее естественная красота сияла ярко. Острое желание пронзило его тело, он инстинктивно отреагировал на ее присутствие.

– Мишель показала тебе дом?

– Да. Хотя я думала, что ты встретишь меня еще в аэропорту.

– И была разочарована?

– Не назвала бы это разочарованием. Просто думала, что после всех твоих стараний уговорить меня приехать ты приложишь немного усилий и встретишь меня. Если хочешь изображать мужа, пытающегося спасти брак, пропускать мое прибытие – не лучший вариант.

– Я собирался приехать, но, к сожалению, планы изменились. Неотложные дела.

– Я так и поняла.

Ее темные локоны блестели в ярких лучах солнца, и ему вдруг захотелось запустить в них пальцы. Как раньше.

– Что я могу сказать? Это был очень важный звонок.

– А ты не подумал перенести его на другое время? Не взваливать заботу обо мне на помощника.

– Я не взваливал заботу о тебе на других. Дело действительно важное.

– Как обычно, не так ли, Рокко? Бизнес для тебя важнее всего.

– Ты думаешь, корпорация Барбери существует и постоянно развивается сама по себе?

– Нет. Но полагаю, что работа может стать зависимостью и заменой.

– Заменой чему?

– Тебе лучше знать. Когда последний раз у тебя были выходные?

– Ты ведь знаешь, я не люблю выходные и праздники. В любом случае какая разница, кто тебя встретил?

«В этом-то и проблема», – осенило Николь. Он не видит, что делает. Не понимает, что относится к людям в своей жизни как к вещам, достает и убирает, когда нужно. Пришло время открыть ему правду. Давно пора рассказать, как обстоят дела.

Николь убрала волосы от лица, размышляя о том, что сейчас выглядит сварливой женой. Однако никогда прежде так не осмеливалась высказывать ему нечто подобное. А теперь нечего терять.

– Ты не подумал о том, в каком неловком положении я оказалась, когда твоя помощница по ошибке решила, будто мы будем жить в одной спальне?

– Это не ошибка, tesoro. Мы должны показать, что хотим дать нашему браку второй шанс, поэтому, вполне естественно, будем делить постель.

– Вот тут ты не прав. Все это просто игра. Не забыл?

«Только игра», – думал Рокко, пытаясь сконцентрироваться на чем-либо, когда, несмотря на ее потертые джинсы и дешевые украшения, желание овладеть ею прожгло его изнутри. Она теперь осмелела, стала непокорной, не такой, как раньше, но почему-то именно это лишь сильнее распаляло. Он сглотнул, вспомнив женщин, с которыми встречался до свадьбы. Элегантные дамы в дизайнерских платьях с бриллиантами в ушах, а не серебряными кольцами. Тем не менее лишь Николь вызывала в нем жгучее желание. И в прошлом, и сейчас, если уж быть до конца честным. Заставляла сердце бешено колотиться в груди.

Рокко снова ощущал себя семнадцатилетним подростком, чувствовал, как его накрывает очередная волна возбуждения, лишая мыслей, кроме одной, весьма очевидной. Он вспомнил, как изгибалось и трепетало ее тело, когда она достигала пика наслаждения, и эрекция, горячо пульсировавшая в брюках, стала практически невыносимой. Сделав глубокий вдох, он попытался вернуть контроль над собой, инстинктивный маневр, который он усвоил с четырнадцати лет, когда пришлось повзрослеть за одну ночь. Правда, сейчас это не сработало. Чувствует ли она влечение, почти осязаемое в воздухе?

Рокко заглянул ей в глаза, и в его голове стали появляться новые варианты развития событий.

– Пусть это игра, но мы можем играть по возможности правдоподобно. Как думаешь?

– Но делить комнату не будем. И до того как ты скажешь, что прислуга что-то заподозрила, замечу, что мне все равно. Я уверена, что люди, работающие на тебя, преданы тебе, ты ведь иных не держишь.

– А ты была мне предана, Николь?

Вопрос застал ее врасплох.

– Да, была. На все сто. Больше, чем ты думаешь. Или ты не знаешь о предложениях рассказать мою историю, которые я получала после развала нашего брака?

Он задумчиво посмотрел на нее.

– Что за предложения?

– Весьма выгодные. От журналистов, которые выслеживали меня, чтобы разузнать, почему бывшая жена одного из самых богатых людей на земле предпочла столь стесненные обстоятельства и работу в маленьком художественном салоне, а не жизнь в шикарной квартире и деньги с его банковской карты. Не понимаю, почему ты так удивляешься, Рокко. Они просто хотели узнать всю историю. Читатели любят подобные истории. Сказочный брак, который внезапно закончился.

– Но ведь ты ничего не рассказала?

– Конечно.

Он еще спрашивает. Боль от потери ребенка сменилась опустошенностью. Семейной жизни пришел конец, они отталкивали друг друга, пока между ними не осталось ничего. Николь приняла это, проживая каждый день, словно зомби, понимая только одно: нужно все начать сначала. Она убедила себя в том, что ее жизнь на Сицилии – лишь мимолетный эпизод и нужно вернуться в Англию. Правда, реализовать это оказалось не так просто. Она ощущала себя маленьким парусником, который кидают из стороны в сторону бушующие волны. Сначала уборщица, потом жена миллиардера. Несостоявшаяся мать. А потом ничего, пустота. Нет слова в английском языке, которым можно охарактеризовать женщину, потерявшую ребенка. Да только сумасшедший захотел бы рассказать об этой боли, чтобы о ней написали в газетах.

– Ты серьезно думаешь, что я стала бы общаться с журналистами?

– Денежное вознаграждение – соблазн для некоторых людей.

– Но я не некоторые! Когда ты уже поймешь, что меня никогда не интересовали деньги? Не они привлекли меня к тебе. Нет смысла грустить о том, чего у тебя никогда не было.

– Ты поэтому ничего не взяла, когда уходила?

Николь не торопилась с ответом. Может быть, для него все сводится только к одному. Рокко считает, что у всего есть цена. Он рассказывал ей о женщинах, которые жаждали получить хоть кусочек богатства семьи Барбери, о людях, которые стремились с ним подружиться. Он никогда никому не доверял, никого не подпускал близко. Проще поверить, что у людей существуют скрытые мотивы, чтобы появилась серьезная причина держаться от них подальше. Николь задумалась, насколько откровенной может с ним быть, но их отношения близятся к концу, и бесполезно скрывать правду. К тому же она знает ответы. Вернуть ее он точно не хочет.

Она заглянула ему в глаза.

– Я ничего не взяла, желая оборвать все связи. Вообще никогда больше не видеть тебя.

Она смотрела на него с явным вызовом. Он застыл. Как она посмела так сказать? Ее слова оскорбительны, задевают что-то темное и опасное внутри его. И это нечто заставляет желать причинить ей боль за столь откровенный отказ. Однако нет причины

Книга С тобой готова на все: отзывы читателей