Закладки

Накажи меня нежно читать онлайн

не обману?

– Нет, конечно. Вы не сможете.

Илья хмыкнул и допил свое вино.

– Налить тебе еще? – спросил он.

– Нет, я… – она заметила, что и ее бокал пуст. – Нет.

– Тогда чаю, – решил Илья, поднимаясь.

– Давайте я.

– Вот что, милая моя девочка… – Илья развернулся к Кире, отставив чайник. – Давай-ка проясним кое-какие моменты. Если я правильно понял, ты просишь меня посвятить тебя в Тему. То есть помочь тебе разобраться в себе. Так?

– Да, – кивнула Кира.

– А как ты себе это представляешь? Курс лекций с наглядной демонстрацией? Или практические занятия?

– Ну… – она все же стушевалась. – Скорее, практика… Но если вы не хотите, может, познакомите меня с тем, кому доверяете?

По лицу Ильи как будто пробежала тень.

– Значит, практика. Терминологией, полагаю, ты владеешь?

– Немного… Я читала, в интернете.

– Тогда запомни сразу, если ты еще не поняла… из прочитанного. – Илья мягко улыбнулся. – Если я твой Дом, то ты беспрекословно исполняешь все, что я тебе велю.

– А разве это обязательно не только во время сессии? – решилась спросить Кира.

– Считай, что она у нас уже началась. – Илья отвернулся и загремел чашками. – А вообще любой доминант предпочитает, чтобы его слушались и вне сессий. В пределах разумного, конечно, и не переходя грань приличий.

– Я поняла, Илья Сергеевич. – Кира помолчала и добавила: – Простите.

Он кивнул, разливая кипяток по чашкам. Чай пили молча. Кира окончательно успокоилась, внутри разлилось приятное тепло. Страх почти ушел, вытесненный ожиданием – на этот раз не мучительным, а предвкушающим. Если Илья сказал, что сессия уже началась, она же не закончится чаепитием? И время еще не позднее. Однако спросить прямо она не решалась.

– Хочу спросить тебя кое о чем, – нарушил тишину Илья. – У тебя есть сексуальный опыт?

Сердце снова ушло в пятки. Разве это имеет какое-то значение? Кира не думала, что Илья будет заниматься ею лично. Ей бы хотелось, но у него другие сексуальные предпочтения. Значит, он просто преподаст ей несколько уроков послушания. Тогда зачем он спрашивает?

– Ну… я… – замялась Кира.

– Правду, – предупредил Илья.

– Нет, – она уткнулась в пустую чашку.

– Понятно… Ты готова?

– К чему?

Она подняла голову. В зеленых глазах Ильи ясно читалось любопытство, но было и что-то еще, непонятное Кире. Ожидание?

– К чему душа лежит, – ответил он. – Могу домой отвезти, как и обещал. Могу устроить тебе сессию. Ознакомительную. Тем более, повод есть. Решать тебе.

Кира подумала, что лучше довести начатое до конца. Ждать в теперешнем состоянии невозможно. Ей захотелось показать своим поведением, что она готова к продолжению. Но как? Вставать на колени как-то глупо. И, пожалуй, Илье это не понравится. Или понравится? Нет, лучше не рисковать. Обратиться к нему, как принято у тематиков? Господин? Хозяин? Опять не то, ему эти слова не подходят. Лучше иначе.

– Я готова, Мастер, – произнесла Кира и поднялась из-за стола.

Илью словно ударили под дых. И почему Кира из всех существующих вариантов выбрала именно этот?! Решила польстить? Судя по ее «начитанности», не может она не знать разницы между «господином» и «мастером». Но он не готов. Ни брать на себя такую ответственность, ни вспоминать прошлое.

– Кира, ты не можешь называть меня Мастером, – сухо сказал он. – У этого обращения слишком серьезный смысл.

Она тут же сникла.

– Но я только хотела…

– Я не разрешал тебе отвечать, – рыкнул Илья и тут же досадливо поморщился.

Они начали, не договорившись об элементарных вещах. Ладно, девчонка спешит, но он-то давно уже не новичок.

Кира послушно молчала, стоя рядом с ним.

– Пойдем, – он поднялся, – в кабинете диван удобный.

Он велел ей расположиться на диване, и сам сел напротив, как и незадолго до этого. Илье было важно видеть лицо Киры. Она оказалась девственницей, и все стало еще сложнее.

– Начать, видимо, все же придется с лекции, – строго произнес он. – Я хочу, чтобы ты не опускала взгляд. Но это просьба, а не приказ. И можешь спрашивать о чем угодно.

Кира едва заметно кивнула. Илья не видел в ее глазах страха или недовольства. Только любопытство и все тот же флер предвкушения.

– Первое, что ты должна уяснить: ты всегда можешь остановить меня, что бы я ни делал. Это право сабмиссива. Мы договоримся о стоп-слове, и как только ты его произнесешь, сессия закончится. То есть ты можешь прервать ее в любой момент. Если почувствуешь, что не можешь терпеть, или если тебе не понравится то, что я буду заставлять тебя делать. Это понятно?

Дождавшись кивка, Илья продолжил:

– Думаю, о контрактах ты тоже слышала. Но сегодня мы спокойно обойдемся и без него. Я даже не буду использовать никаких специальных приспособлений и инструментов.

Вместо того чтобы испугаться, Кира машинально облизала нижнюю губу. Чертовски соблазнительно облизала! «Идиот, – мрачно подумал Илья, – ты же даже трахнуть ее не сможешь. На хрена вообще связался?!» Мысленно дав себе пинка, он продолжил:

– Во время сессии ты будешь обращаться ко мне «господин». Отвечать, только когда я спрошу. Выполнять любой мой приказ дословно. Смотреть можешь куда хочешь, если нет прямого приказа. В основном Верхние требуют, чтобы нижний смотрел в пол, но мне это не нравится. Если уяснила, говори стоп-слово, и начнем.

– Бора-Бора! – выпалила Кира, как будто давно подготовилась. Возможно, так оно и было. – Красивое место… – пояснила она.

– Хорошо, – согласился Илья. – Вопросы?

– А что… как вы… как это…

Она определенно хотела знать, что с ней будут делать.

– Топ не говорит сабу, что его ожидает. Топ приказывает, саб выполняет, – мягко перебил ее Илья. – Но так как мы сегодня всего лишь играем в игру, я кое-что поясню. Ты спросила, в Теме ли я, но не поинтересовалась, какие у меня предпочтения. Так вот, я люблю, чтобы мне подчинялись. Я не люблю причинять боль, но я могу наказать саба за непослушание. Нам даже притворяться не надо, ты сегодня нарывалась весь вечер. Готова?

Выполняя его просьбу, Кира не отводила взгляд. И сейчас Илья увидел, как расширились от страха зрачки. Кажется, до нее дошло, что он все же намерен ее выпороть. Пойдет на попятный?

– Да… господин.

Ее дыхание стало прерывистым.

– Помнишь стоп-слово?

– Да, господин.

– Расскажи, за что будешь наказана.

Илья не просил ни раздеться, ни принять позу покорности. Для себя он уже решил, что отшлепает девчонку и отпустит домой – осознавать, нравится ли ей получать по мягкому месту. О сексе не могло быть и речи. Он не собирался лишать Киру девственности, связывая ее первый сексуальный опыт с тематическими играми.

– За макет? – предположила Кира.

– Нет. За него ты уже наказана.

Она помолчала, поглядывая на него исподлобья.

– Я ослушалась приказа, господин. – И снова облизала губы.

– Сколько раз?

– Я не считала, господин. Много…

– Плохо, Кира. Значит, и ударов будет много. Или все же вспомнишь? По удару на одно ослушание.

Илья помнил число. Специально не считал, видимо, отложилось в памяти, потому что он когда-то практиковал такое. Ему было интересно, пожалеет себя Кира или попытается вспомнить, сколько раз нарушила его приказы. Она хмурилась, шевелила губами и даже загибала пальцы.

– Десять… или двенадцать. Простите, господин, не помню точнее.

Илья насчитал девять, но поправлять не стал. Тут чем жестче, тем лучше, а от пары лишних шлепков еще никто не умирал.

– Двенадцать, – жестко сказал Илья. – Вставай и снимай джинсы и чулки.

Кира встала и, неловко переминаясь, начала стаскивать штаны. Илья отставил стул, пересел на ее место и положил на колени диванную подушку.

«Непроходимый идиот…» – тоскливо подумал Илья, чувствуя нарастающее возбуждение в паху.

Кира уже стояла перед ним, ожидая дальнейших приказов.

– Ложись животом сюда, – он похлопал по подушке.

Сегодня на ней были не стринги, а кружевные трусики, наполовину прикрывающие ягодицы. По правилам следовало бы заставить ее раздеться полностью и самостоятельно, но Илья чувствовал, что не сможет выдержать такое испытание. Во время работы с обнаженными моделями он привык не думать о сексе, а сейчас был вынужден сдерживаться. Он знал, что Кире уже исполнилось девятнадцать лет – видел ее документы при приеме на работу, – но даже представить себе не мог, что в девятнадцать можно сохранить невинность. Иначе никогда не допустил бы такой неловкости.

«Ты наказываешь саба, – приказал он себе. – Это не прелюдия, а простое наказание за непослушание».

Стало легче, но ненадолго. Кира заняла требуемую позу, и ее круглые ягодицы выпятились кверху. Девушка дрожала и была напряжена. Неудивительно, если это ее первая порка.

– Можешь кричать, но постарайся не менять позу. Считать не нужно, сейчас ты с этим не справишься. И вот, держи.

Илья сунул ей вторую подушку, и Кира обняла ее руками, спрятав пылающее лицо.

– Стоп-слово помнишь?

– Да-а-а… – всхлипнула Кира.

Илья мысленно застонал и сдернул с ягодиц кружевные трусики.

Кира не жалела о своей просьбе. Кто знает, сколько бы еще времени пришлось мучиться неизвестностью. Рано или поздно она не выдержала бы и, возможно, попала бы в какую-нибудь неприятную историю. Илья все же вызывал доверие, и она искренне жалела, что он не может стать ее первым мужчиной.

Потом стало страшно. А когда Илья велел раздеться – еще и стыдно. Однако Кира не хотела отступать. Помимо страха и стыда она испытывала какое-то странное чувство – сладко ныло внизу живота и сердце трепетало в груди. Илья отнесся к ней, как к маленькой девочке. Прелюдия к наказанию четко распределила роли: Кира – «непослушная дочка», Илья – «строгий отец». Она поймала себя на мысли, что с большим удовольствием стояла бы перед ним на коленях, в бесстыдно-унизительной позе, но не она выбирала условия игры.

К началу порки Кира находилась во взвинчено-отчаянном состоянии. Ее окончательно захлестнули стыд и страх. Она боялась, что не выдержит боли –

Книга Накажи меня нежно: отзывы читателей