Закладки

Смерть не берет выходных читать онлайн

непосредственный.

Наташа лежала в двухместной палате. Осунувшееся, заострившееся лицо желтым пятном выделялось на тощей больничной подушке. Огромные темно-серые глаза невидяще смотрели в потолок. Соседняя кровать была пуста, очевидно, ее обитательница куда-то вышла. Павел, поискав глазами, куда бы присесть, не нашел стула и пристроился рядом с Наташей на узкой больничной койке.

— Добрый день. Как вы себя чувствуете? — по возможности мягко спросил Павел.

Застывшие глаза Наташи даже не повернулись в его сторону, только худенькие, тонкие руки подтянули одеяло выше к подбородку.

— Вам плохо? Шов болит? — Павел осторожно накрыл ее тонкие пальчики своей широкой сильной ладонью.

— Я вас знаю, — произнесла слабым голосом Наташа. — Вы Павел.

— Да, я Павел. Мы живем напротив. Я вас привез в больницу, — зачем-то уточнил он.

— Я хочу умереть. Я не могу больше жить, — едва слышно прошептала Наташа.

— Успокойтесь, все пройдет, от аппендицита не умирают. Операция прошла успешно, ваша жизнь вне опасности. Через недельку вас выпишут, и я вас отвезу домой.

— Не стоит беспокоиться, — прошептала Наташа и отвернулась к стене.

— Хорошо, я не буду вас беспокоить. Вот здесь фрукты, сок, я поставлю вам все это на тумбочку. До свидания! — Павел, не зная, что еще можно сделать, встал и покинул палату.

Поведение Наташи было весьма странным. Перенесенная операция не могла вызвать такого шока. Павел нашел врача и, переговорив с ним, поехал домой. В городской квартире его ожидал неоконченный роман и молодой сильный рыцарь по имени Траку.

Просидев за компьютером почти два часа, Павел так и не написал ни строчки. Работа откровенно не шла. Он оделся и отправился гулять по городу. Дождь прекратился, но пасмурное небо нависало над самыми крышами. Настроение было препаршивейшее. От нечего делать он зашел в небольшой бар. Заказал коньяк и кофе, долго сидел, развлекая себя рассматриванием стайки молоденьких девушек, которые устроились за соседним столиком. Унылое настроение не оставляло его. Когда все, наконец, осточертело до невозможности, Павел отправился домой. Поднявшись на третий этаж, позвонил было в дверь соседу, но того не оказалось дома. Пообщался через дверь с его собакой, вошел в свою квартиру. Привычно включил комп и, пока тот проверялся и загружался, плеснул еще коньяка и с бокалом в руке уселся перед монитором.



Веста ждала своего принца, пусть даже не принца, титул не главное. Вчерашний воин сегодня вполне мог стать ярлом, а то и конунгом. Кто-то становился и королем. Много таких историй ей рассказывала мама. Да зачем далеко ходить за примером? Ее собственный отец, хоть и был сыном ярла, начинал простым воином, только благодаря своему мужеству и уму сумел стать конунгом. Теперь его земли простираются на пять-шесть конных переходов в любую сторону от могучего замка. Щедра земля, в реках тесно от рыбы, а по дремучим лесам бродят несметные стада кабанов. Славно живет конунг Рагнар. Давно, совсем молодым воином, со своими побратимами, под предводительством ярла Сигурда, он пришел сюда. На высоком мысу заложили они малый замок, простой деревянный, но окруженный глубоким рвом. Сигурд ушел дальше, на полдень. А Рагнар с побратимами остался, здесь проходил великий шлях, с полночи на полдень, к богатым волшебным странам, что не знали зимы. Рагнар где мечом, где хитростью, где разумным словом привлек на свою сторону местных вождей. Собрал людей отовсюду, и через несколько зим вокруг малого замка уже стоял большой град. Породнившись с вождем самого могучего племени Сейбором, взял в жены его красавицу дочь, Леду. Она-то и родила ему Весту, самую прекрасную деву во всех окрестных землях. Хоть и страстно желал сына-первенца Рагнар, но не мог он нарадоваться на дочь. Умна не по годам, в свои двенадцать весен она уже поражала всех своей красой. Хотел конунг Рагнар хорошего мужа для Весты. Еще пройдут две-три весны, и придет пора созывать гостей на свадебный пир. Найти славного мужа для Весты — задача не из легких, слишком многим требованиям должен отвечать жених. Одному только человеку можно доверить выбор, да, как на беду, сгинул Траку, уже две зимы как пропал он в походе, так и не объявился. Верный побратим, он никогда не служил Рагнару. С той самой поры, когда пришли они в этот край, был и оставался равным. Даже этот смертельно опасный квест на остров Буян Траку затеял по собственной воле, чтобы добыть для него, Рагнара, святую реликвию. А ведь именно она и позволила Рагнару провозгласить себя конунгом. И хоть его уже давно величали этим титулом, подтверждением могла стать только эта реликвия. Траку сам принес ее Рагнару. Много еще добра он сотворил, а две зимы назад ушел, как обычно, не сказав никому прощальных слов.



Рагнар накинул на плечи корзно и вышел на высокое крыльцо. Во дворе учились рубиться на топорах молодые воины. Весело рубились, задорно, пусть удары и тяжелы, но воин должен уметь быть стойким. Рагнару захотелось самому схватить тяжелый топор, ведь, по сути, он еще так молод, всего-то тридцать две весны за плечами. Да нельзя! Он должен силу пробовать только на равных, на воеводах да десятниках. Эти ему пока не соперники.

В распахнутые ворота замка влетел всадник. Едва спешившись, бросил поводья хлопцу и поспешил к Рагнару.

— Княже! Гонец из Киева! От самого Аскольда.

— Где он? — спросил Рагнар, а про себя подумал: стражник из местных, титулует так, как ему ближе.

— У полуденных ворот. Воли твоей дожидается.

— Веди его сюда.

Рагнар поднялся в тронный зал. Позапрошлой весной варяги Аскольд и Дир со своими воинами проходили здесь. Собирались идти в Визант. Да только не дошли. Воспользовались распрями среди полян, да и захватили стол в Киеве. Теперь сидят вдвоем. Что только заставило их посылать гонца к Рагнару? Не столь уж он силен, чтоб войной идти на Киев. На своих землях дать отпор — одно дело, а в чужие соваться пока рано. Хотя сумели же они с малой дружиной захватить стол! Да и сесть на нем, похоже, крепко. Дорога-то до Киева отсюда прямая, волоками до Борисфена, а там на драккары и вперед. Пока ведут гонца, нужно все предусмотреть. На все вопросы найти ответы. Негоже конунгу попадать впросак.



Леда сидела в светелке и, напевая долгую песнь, вышивала. Веста, заслушавшись, опустила на колени рукоделье и тихонько, стараясь не мешать, подпевала матери. Красивая была песнь. Пелось в ней о том, как могучий воин поставил крепость на острове для своей нареченной. Как отправился в долгий-долгий квест. Как шли годы, а он все шел и шел к своей нареченной, как потерял коня, как дикие звери едва не растерзали его, как замерзал он в утлом челне, средь бурного моря. Как пробирался без воды и пищи через жаркие пески. Многого не поняла в песне Веста, да только нельзя мать прерывать, лучше после спросить. Веста слушала и мечтала о могучем воине, что однажды прискачет за ней и увезет в свой чудесный замок. Вот только грустно будет расставаться навсегда с мамой, отцом, братьями и сестрами. Незаметно Веста заплакала, слезы текли по ее нежным щекам, капали на рукоделье и расплывались на нем влажными пятнышками. Леда пела песнь любви и даже не замечала светлых дочерних слез. Она пела и думала о Рагнаре, что привез ее в свой замок, что любил ее больше жизни.



Плеснув в бокал еще немного коньяка, Павел закурил очередную сигарету. Побежал глазами текст, поморщился. Нет, слишком слезливо, хотя переработать можно. Интересно, за каким чертом к Рагнару мог прискакать гонец от Аскольда? Что им делить, или на подмогу решили позвать? Да нет. Олег их неожиданно из Киева вышиб. Убрать, что ли, его вовсе?

От сигарет уже першило в горле, коньяк стал невкусен. Все, пора заканчивать. Уже лежа в постели, Павел снова вспомнил о Наташе. Удивительная метаморфоза произошла с девушкой. На фотографии в паспорте она восхитительно мила, а в жизни… Хотя стоп, он ведь видел ее раньше. Ну да, когда приходил к Марии Казимировне, они втроем сидели на скамейке под яблоней и разговаривали. Вернее, Мария Казимировна рассказывала древнюю легенду о старой усадьбе, а он слушал. Наташа сидела напротив и о чем-то думала. Ему тогда понравились ее глаза, именно эти глаза он подарил героине романа, который писал тогда. Все правильно, глаза Ядвиги — это и есть глаза Наташи. Что же произошло с ней за эти полгода? Для него это уже мгновение, раньше, когда был молод, полгода казались вечностью, зато сейчас годы пролетают так, что и не заметишь. Вроде бы только вчера он спасал раненых бойцов, пока не хлопнула та проклятая мина. Чудо спасло его, из всех, кто был в тот момент в операционной, выжил только он. Его тогдашняя подруга, верная помощница Лидочка была сражена насмерть маленьким осколочком, пронзившим сердце. Была ли у них любовь? Трудно сказать, они просто, наверное, были созданы друг для друга. Почти шесть лет жили вместе, все у них было замечательно, Лидочка понимала его с полуслова. Она очень тонко чувствовала его настроение, всегда была готова прийти на помощь. Он до сих пор вспоминал ее роскошное тело. Ее страстные губы. Вот только глаза почему-то стерлись из памяти. Павел ясно помнил, что они были темно-карие, почти черные, ярко очерченные длинными ресницами, но выражения их, как ни старался, вспомнить не мог. Помнил только последнее, застывшее в них удивление, когда развороченной осколком рукой, не чувствуя боли, пытался зажать маленькую дырочку под ее крупной, налитой белоснежной грудью. Больше у него не случалось ничего, даже отдаленно напоминающего те чувства. Конечно, женщины у него были, не без этого, но кого-то сразу интересовали деньги, кто-то пытался его на себе женить. Павел в подобных ситуациях сразу же рвал отношения, предпочитал оставаться один. Он очень быстро понял, что чистые носки дешевле купить, чем


Книга Смерть не берет выходных: отзывы читателей