Закладки

Снова любить… читать онлайн

В общем, все закончится бесславным падением лицом в песок.

– Не сработает, – решаю я.

Фрэнки забирается на кровать и обхватывает меня за плечи:

– Обязательно сработает. Поверь мне, ты шикарно выглядишь!

– Правда?

БАБАХ!

Мы с Фрэнки взвизгиваем от резкого раската грома. Я тут же понимаю: смена погоды – знак свыше. Сама природа предостерегает меня от бикини. Небо стремительно темнеет, и начинается ливень. Фрэнки подходит к окну с эркером, пристально вглядывается куда-то за стену дождя. Она стоит так очень долго и с отсутствующим видом водит пальцами по стеклу. С Фрэнки иногда такое случается. Она словно разделяется на две половины: тело остается рядом, а разум уносится куда-то далеко, живет своей жизнью среди тех, кого я не вижу и не слышу.

– Он так любил ночные грозы, помнишь? – шепчет она, обращаясь скорее к своему отражению в окне.

Я киваю и кладу голову ей на плечо. Фрэнки заговорила о Мэтте впервые за долгое время.





Глава 5




НА СЛЕДУЮЩИЙ ДЕНЬ тетя Джейн соглашается отвезти нас в торговый центр. Стоит ли говорить, что от этой идеи я не в восторге? Тем не менее мы заходим внутрь и сразу направляемся в Bling, любимый магазин Фрэнки. Царство блесток и прозрачных тканей. Да и персонал здесь соответствующий.

За прилавком стоит блондинка, по виду всего на несколько лет старше нас. Прислонившись к высокой колонке, занимающей все пространство от пола до потолка, она листает последний номер журнала Celeb Style и кивает в такт музыке в жанре техно. В ее ушах качаются крупные серебряные сережки в форме сердца.

Фрэнки, которую не так-то просто отпугнуть даже латексным топом, решительно хлопает по прилавку.

– Привет, – громко говорит она, стараясь перекричать музыку, – у вас есть новые купальники?

Девушка в латексе (и обрезанных джинсовых шортах, больше похожих на трусы с карманами) смотрит на Фрэнки, приподняв бровь, и кивает на дальний угол зала.

– Спасибо, – отвечает подруга.

– Угу. – Девушка в латексе переворачивает страницу и преувеличенно тяжело вздыхает.

Как хорошо, что этого не видела моя мама. В противном случае нам пришлось бы ждать появления менеджера магазина, а потом выслушивать долгие речи о том, как ужасно персонал относится к покупателям и насколько негативно это влияет на всю модную индустрию.

– Она новенькая, – авторитетно заявляет Фрэнки и тащит меня в нужный отдел.

Потом вручает мне камеру, просит снимать все происходящее и, сделав глубокий вдох, с головой погружается в работу. Она пробирается через бесконечные ряды купальников, несется вперед, как антилопа в поисках еды, критикует цвета и фасоны, которые то кажутся немодными, то слишком (подставить нужное слово) для пляжа. Каждую понравившуюся вещь Фрэнки тщательно осматривает: растягивает, прикидывая, подойдет ли она для купания, и просматривает на свет, достаточно ли ткань прозрачная.

Спустя пятнадцать минут Фрэнки, удовлетворенная результатами охоты, появляется из-за стеллажей с двумя охапками. Судя по всему, из этой битвы она вышла победительницей, если не считать сломанного ногтя и слегка сбившегося дыхания.

– Возьми половину, потом поменяемся.

Она передает мне ворох сверкающего, переливающегося всеми цветами радуги спандекса. Мы идем к примерочным и занимаем соседние кабинки.

– Может, возьмем что-нибудь черное? – предлагаю я, демонстрируя Фрэнки уже третий купальник – нелепое оранжевое нечто, странным образом обтягивающее ягодицы. – Черный стройнит.

– Это банально, – авторитетно заявляет подруга. – Да и не в стройности дело, нам же надо что-нибудь шикарное. Что-нибудь… о боже! Не настолько.

Она заталкивает меня обратно в кабинку, опасаясь, как бы соседство с оранжевым монстром не испортило ее репутацию в глазах окружающих.

– Анна, не сдавайся. Ты обязательно найдешь что-нибудь подходящее.

После пяти неудачных попыток мне начинает казаться, что слитный купальник желтого цвета, в ромашках, купленный в прошлом году, был не так уж и плох.

– Фрэнки, это безнадежно. Может, я просто надену…

– Нет, – откликается она и выходит из кабинки. – Не напоминай об этом желтом кошмаре. Смотри, кажется, я кое-что нашла.

Я открываю дверь и выглядываю. Фрэнки, завернутая в прозрачный белый палантин и освещенная ярким светом ламп, похожа на волшебное видение. Она небрежно сбрасывает прозрачную ткань. Нежно-голубой купальник с завязками на шее и бедрах прикрывает ровно столько, сколько нужно, чтобы свести окружающих с ума. Кажется, эта вещь была сшита специально для Фрэнки. Впрочем, так думаю не только я, но и многочисленные мамы с дочерьми, блуждающие по отделу, как заблудшие овцы. Они восхищенно разглядывают мою подругу – истинного пастыря всех, кто переступил порог магазина Bling.

– Боже, это идеально! – Я выскакиваю из примерочной и обнимаю Фрэнки так торжественно, будто она наконец-то нашла подходящее свадебное платье. – Ты потрясающе выглядишь.

– Я точно в нем не толстая? – Фрэнки оттягивает ткань, вертится перед тремя зеркалами примерочной, придирчиво разглядывая живот и ягодицы. – Ребра не очень видно? А то они у меня мужские.

– Дорогая, – со смехом говорит одна из мам, – с такой фигурой я бы ходила на пляж голой.

Фрэнки улыбается. Остальные покупательницы согласно кивают, а одна из девочек не может отвести взгляд от чудесного видения. Действительно звездный стиль.

– Фрэнк, все чудесно. Ты просто обязана купить этот купальник.

– Правда? Ты уверена?

– Да, – подтверждаем мы с одной из «заблудших овец».

– Ну, раз ты так считаешь…

– Господи боже, если ты его не купишь, я не поеду в Калифорнию!

– Ладно, уговорила! Куплю. Кстати, – она возвращается в кабинку, а потом протягивает мне вешалку, на которой болтается что-то оливково-зеленое, – тебе я тоже кое-что нашла. Этот не слишком открытый, я же знаю твой вкус.

Закрывшись в кабинке и переодеваясь в очередной раз, я мысленно готовлюсь к очередному фиаско.

«Если и этот не подойдет, поеду на Аляску. Там не нужны купальники».

Я надеваю и завязываю бикини, не глядя в зеркало, потом опускаю глаза на свой нежно-розовый педикюр и живо представляю, как тащусь по пляжу в том самом детском желтом кошмаре, а рядом в нежно-голубом вышагивает Фрэнки. Настоящая королева лета. Рядом с ней я буду выглядеть страшненькой подружкой, жалкой пародией, запасным вариантом.

От таких мыслей у меня начинает болеть голова.

– Ну как? – спрашивает Фрэнки и стучится в дверь. – Надела?

Я выхожу из примерочной, все еще опасаясь смотреться в зеркало.

– Ух ты. Ух ты! Анна, боже мой… Ух ты!

– Что, плохо? – шепчу я.

– Иди сюда.

Прежде чем я успеваю произнести хоть слово, Фрэнки хватает меня за руку и подводит к трем зеркалам. К счастью, восхищенная «заблудшая овца» уже ушла.

– Ты только посмотри.

Фрэнки подталкивает меня ближе. А я разглядываю свое отражение и не узнаю девушку, которая смотрит на меня оттуда.

– Анна, ты должна его купить.

– Но… восемьдесят долларов…

– Ты должна его купить.

– Но я…

– Анна, ты его покупаешь. И точка!

Я кручусь перед зеркалом, критически оцениваю фигуру, выискиваю любой, даже самый незначительный недостаток, но ничего не нахожу. Верх на бретельке через шею, такой же, как у Фрэнки, сидит идеально, а трусы-шортики делают мой живот абсолютно плоским, обтягивая бедра, как вторая кожа.

– Я же говорю, ты красотка, – заявляет подруга.

– Ага. – Я пытаюсь свыкнуться с мыслью, что мне придется показаться перед людьми с голым животом.

– Боже, – визжит Фрэнки, – Анна, я только что придумала такое!

– Ладно, попрошу денег у мамы.

– Нет, ты послушай! – Фрэнки обхватывает меня за плечи и продолжает уже тише: – Это про твой «булыжник». – Она призывно дергает рассеченной бровью.

– Ну конечно, снова ты об этом. – Я одновременно борюсь со страхом и любопытством – эмоциями, которые испытываю в обществе лучшей подруги весь последний год.

– Ты только представь! Мы едем в Калифорнию на двадцать три дня, так? – Фрэнки что-то быстро подсчитывает, загибая пальцы и сосредоточенно глядя в потолок. – Три дня, чтобы устроиться на новом месте, освоиться и разработать стратегию. Итого, остается восемнадцать, девятнадцать, двадцать. Да, двадцать дней, плюс-минус.

– Двадцать дней на что?

– На двадцать парней.

Сначала я думаю, что это шутка, но потом ловлю абсолютно серьезный взгляд подруги. Нужно прекратить это безумие, пока она не побежала в аптеку за огромной пачкой презервативов!

– Фрэнки, я не собираюсь спать с двадцатью парнями. И тебе не позволю.

Она смеется:

– Анна, ты чего? Я предлагаю каждый день знакомиться с новым парнем. Рассматривай это как тест-драйв. В итоге это поможет тебе избавиться от «булыжника». Что скажешь? Мы можем даже посоревноваться. Победит та, которой откроется больше перспектив.

Прежняя Анна, разгуливавшая по пляжу в желтом купальнике с ромашками, никогда бы не согласилась ни на что подобное, но девушка в оливковом бикини, глядящая на меня из зеркала, просто не может устоять, ведь Фрэнки улыбается так искренне и так широко, а ее яркие голубые глаза буквально сияют. И, прежде чем я успеваю заикнуться о неразумности плана, мы уже обсуждаем детали.

– Двадцать дней, – повторяю я, заразившись энтузиазмом, – двадцать парней. По рукам!

Фрэнки снова дергает бровью, оценивающе оглядывает наши бикини и одобрительно кивает.

Я с улыбкой повторяю ее жест. Вызов принят.

Голос диктора за кадром:

«В этот момент где-то в Калифорнии начался сильный ветер, волны разбились о берег, а двадцать ни о чем не подозревающих парней с серфами одновременно подняли головы».





Глава 6




ДО ПОЕЗДКИ ОСТАЮТСЯ считаные часы, а я все никак не могу перестать думать о нашем с Фрэнки соревновании и предстоящих свиданиях. Сомнения впиваются в живот острыми иголками, и мне повсюду чудится разочарованное лицо Мэтта. Иногда я даже слышу его голос:

«Ни разу не видел тебя в бикини».

«Ты просто не дожил», – отвечаю я.

«Анна, целых двадцать парней… Обязательно так много? Может, хватило бы пяти? Или трех? Или даже одного?»

«Тебе-то что? Ты же мертв».

Я качаю головой и складываю в сумку оставшиеся вещи из списка. Мы уезжаем завтра утром, если, конечно, папа не передумает в последнюю минуту.

– Анна, мертвые не могут говорить, – произношу я вслух. – Заруби это себе на носу.

– Что? – спрашивает мама,

Книга Снова любить…: отзывы читателей