Закладки

Манифест двадцатилетних читать онлайн

наплевательское отношение к себе, довольно безответственное и часто конфликтное поведение. Один 25-летний молодой человек делится со мной: «В старшей школе я был звездой спорта и к двадцати годам рассчитывал получить диплом юриста. Я думал, что все сложится само собой. Мир крутился вокруг меня. Моя жажда совершенства и желание быть крутым привели меня к тому, что я попробовал кокаин и попал в наркотическую зависимость. Сейчас я не употребляю наркотики, но навсегда останусь зависимым. Этого я никак не ожидал». Сосредоточенность только на себе может быть опасной и разрушительной. Ослепленные собственными целями и желаниями, мы утрачиваем здравомыслие. Юность подталкивает к рискованным поступкам, но не делает нас неуязвимыми.





«Пузырь неуязвимости», Диана, 24 года


О себе: мы настолько сосредоточены на том, чтобы быть и делать, что перестаем замечать окружающий мир.

Я принадлежу к поколению тех, кому родители говорили, что весь мир у наших ног, что мы можем совершить все, что захотим, и быть тем, кем захотим. Но они совсем забыли предупредить, что есть еще кое-что в жизни помимо этого — весь оставшийся мир.

Люди моего поколения считают себя неуязвимыми. В какой-то момент мы потеряли видение общей картины мира и сосредоточились только на том, чем заняты мы лично, не беспокоясь о последствиях. Непобедимый — это тот, кого невозможно поработить, победить или подавить. Мы получим то, что хотим, и станем, кем хотим, и ничто нас не сломит. Очевидно, что это не имеет отношения к реальности: нет людей абсолютно непобедимых или неподвластных несчастьям. И все же мы ведем беззаботную жизнь, думая, что мы именно такие, непобедимые. Мы слишком много пьем, слишком быстро ездим, занимаемся незащищенным сексом с большим количеством партнеров, теряем связь со старыми друзьями в надежде найти новых и получше, все это время думая, что ничего неприятного с нами случиться не может.

И несмотря на то что мы видим в новостях каждый день (аварии, случаи передозировки, подростковую беременность и аборты, рост венерических заболеваний), мы продолжаем думать: «Со мной такое случиться не может. Со мной этого точно не случится». Мы смотрим на этих людей и думаем, что мы-то лучше и что подобное не происходит с людьми вроде нас. До тех пор, пока это на самом деле не случается. Пока вы не получаете телефонный звонок, извещающий вас о беде, которая произошла с кем-то, кто вам дорог… или когда уже слишком поздно и кто-то звонит вашим родным, чтобы рассказать о вас.

Судя по моему опыту, во время учебы в колледже и несколько лет по его окончании большинство людей моего поколения живут в иллюзии неуязвимости. Я знаю это, потому что и я так жила. В студенческие годы я тусовалась на вечеринках ночи напролет, а потом бегала по делам целый день. Спать мне было некогда, да это и не имело значения. Я никогда не забуду свой момент «потери неуязвимости»: я очнулась в больнице после затянувшейся вечеринки. Врать не буду: я быстро вернулась к прежнему стилю жизни. По ночам я продолжала веселиться, спала очень мало, но стала хотя бы понимать, что с собой делаю. Осознала отсутствие неуязвимости. Но что происходит после того, как осознаешь, что все же уязвим? Мало-помалу бесшабашность третьего десятка возвращается, а неприятные происшествия забываются. Мы снова воображаем себя неуязвимыми… признаем, что получили урок… и снова возвращаемся к беззаботному прожиганию жизни.

Перерастем ли мы когда-нибудь этот этап? Я о том, что сейчас мы в беззаботном возрасте, когда нам слегка за двадцать. А когда исполнится тридцать, мы повзрослеем? Признаем наконец тот факт, что нет неуязвимых людей, или так и продолжим свой дикий разгул, не беспокоясь о том, как это повлияет на тех, кого мы любим?





Синдром Питера Пэна




Для некоторых возраст между двадцатью и тридцатью годами — словно страна Нетландия, место вне времени, где ты получаешь свободу взрослых без довеска в виде ответственности, обычно в форме ипотеки, супругов, детей, стареющих родителей и прочего, от чего хочется сбежать в вечное детство. Не каждый человек в возрасте между двадцатью и тридцатью переживает кризис. Некоторые живут в свое удовольствие, кутят на вечеринках и прожигают жизнь. Я называю это синдромом Питера Пэна. И должна заметить, что он присущ не только представителям мужского пола. Это своеобразная форма эскапизма, отрицания, отложенного взросления, и характеризуется она тем, что человек все время играет, чувствует себя несокрушимым, страстно увлечен собственной персоной.

Я как будто застрял в лифте меж двух этажей, загнан в капкан чистилища между юностью и взрослой жизнью. Я все еще хочу развлечений, но предполагается, что я уже взрослый человек и буду вести себя серьезно. У меня есть высшее образование, постоянная работа, при этом я все еще живу с родителями. Иногда мне кажется, что жизнь несется с запредельной скоростью, но, когда я задумываюсь над тем, чего достиг, получается, что я почти не двигаюсь вперед.

АССИСТЕНТ РЕДАКТОРА, 24 ГОДА, СОСТОИТ В СЕРЬЕЗНЫХ ОТНОШЕНИЯХ



На первый взгляд, синдром Питера Пэна выглядит совсем не страшно; кажется, что все, кому за двадцать, должны его пережить. Но не слишком-то завидуйте: каждый Питер Пэн рано или поздно сталкивается с реальностью. На самом деле глубоко внутри эти питеры пэны чувствуют приступы страха и жаждут иметь цель в жизни. Прожигание жизни, да еще с растущим долгом на кредитке, — это просто способ избежать взросления и принятия ответственных решений, отмахнуться от важных вопросов и позволить себе жить бесцельно. Да, важно веселиться и развлекаться, когда вам двадцать с небольшим, но если вы выбрали безответственный способ развлечений, который отвлекает вас от ваших обязанностей или нерешенных проблем, просто будьте готовы рано или поздно очнуться. Сохраняйте баланс: летайте в свою Нетландию, но перемежайте эти путешествия с погружением в реальность.

Вы прочитали книгу в ознакомительном фрагменте. Выгодно купить можно у нашего партнера.


1 2 3 4 5 6 7 8
Вперед

Книга Манифест двадцатилетних: отзывы читателей