Закладки

Караван читать онлайн

двадцати трёх, с лёгким удивлением, но с неизменной улыбкой, сказала:

– Завтра утром или сегодня вечером деньги поступят.

– Я не сомневаюсь, – ответил он.

Вместе с тем, что у него в карманах: десятка. Худо-бедно, но на год хватит. «Ты проживи хотя бы месяц, – сказал он себе», садясь за руль машины.

Ему повезло: арендовал однокомнатную квартиру в доме с аркой, напротив того, где жил. Поставив машину у своего подъезда и купив в магазине по соседству продукты, он поднялся в снятую квартиру и теперь спокойно наблюдал свои окна на шестом этаже. Деньги он решил проверить в банкоматах супермаркетов и, если пришли, снять вечером, часов в девять, когда в магазинах полно народу.

Достал и включил компьютер: выяснилось, что в квартире нет интернета. Вернее, был, но запаролен, оглянулся в поисках телефона – позвонить хозяину, телефона в квартире не оказалось. «Может, и к лучшему», – решил он. В микроволновке разогрел мясо с картошкой, налил горячего чаю и уселся за стол рядом с кухонным окном.

Действо началось вечером, около шести. К подъезду, где он жил, подкатил полицейский «бобик». Из него вышли трое, один из которых был в форме, двое других – в штатском. Эти двое подошли к его машине, осмотрели, переговариваясь, и направились к подъезду, у которого их ждал тот, в форме.

Внутри Вадима всё похолодело. «Значит, он уже не просто подозреваемый… Значит, Таня ничего не сказала мужу и теперь убийство повесят на него. Гадина! Убила человека и хочет всё свалить на другого! И ладно бы на постороннего, так нет же, на меня! На любимого!»

Его охватило желание бежать, бежать как можно быстрее и дальше. «Стоп, – сказал он себе, – они не знают, где я. Хорошо, что не пользовался интернетом, телефоном и через что там ещё можно найти человека… Нет, тут всё чисто, тут им меня не достать. Но всё равно телефон нужен: связь… хотя, кому звонить… Рассчитывать нужно только на себя.

Деньги! Скорее всего, счёт ещё работает, и если деньги ушли… счёт и карточки заблокируют завтра к обеду, и то в худшем случае: пока подпишут у руководства, пока выйдут на директоров банкиров… до утра есть время, это железно».

Он посмотрел на свои окна: в них горел свет. Ничего себе! Вот это неприкосновенность жилища! Он постарался успокоиться и продолжил наблюдение. Минут через двадцать подкатил ещё «бобик», из него вышли два полицейских, вооружённых автоматами, и исчезли в подъезде. «Супермены, – с горечью подумал он, – даже магнитные замки на дверях вам не препятствие». Вскоре из подъезда вышли оба штатских и, сев в свой «бобик», уехали. Второй «бобик» также пришёл в движение и отъехал к арке дома.

«А вот это вряд ли, – подумал он. – Плохо, что подъезд выходит во двор. Но ничего, скоро все начнут возвращаться с работы, вечером двор всегда полный ребятни… Вряд ли заметят. Да и ждут они, что я приду, а не уйду. Правда, утром могут объявить в розыск, но по телевизору, скорее всего, не покажут: что я, маньяк какой, или педофил – так, рядовой убийца». Он невесело усмехнулся и взглянул на часы. Полседьмого. Где-то через час, а то и меньше, народ повалит домой, нужно быть готовым и попытаться… нет, просто уйти.

Он разделся и направился в ванную.

Холодный душ освежил его. Он стоял у окна, курил и смотрел то на полицейскую машину у арки, то на окна своей квартиры. Ничего не менялось: двое в квартире и, наверное, двое в машине. Приглашение на казнь… Чёртова баба! Ладно, ещё посчитаемся… на её чувствах надо будет сыграть, пока неясно, как, но это вопрос времени… придумаем.

Он отошёл от окна, оделся и собрал вещи. К семи часам вышел из квартиры, кинул в почтовый ящик ключи и, встав в подъезде возле двери на улицу, принялся ждать удобного момента.

III


Стоя внизу, напротив высотки, он внимательно осматривал фасад здания. Они находились рядом, он чувствовал это. В одном из окон шестого этажа беспорядочно мелькали тени: видно, молодёжь устроила вечеринку. Он понял: там!

Хорошо тренированный, прошедший не одну битву, он не стал дожидаться лифта и буквально взлетел на шестой этаж, даже не сбив дыхания. Дверь одной из квартир на площадке была приоткрыта. Он вошёл и сразу увидел брата. Короткая арбалетная стрела торчала из левой глазницы. Вспомнилось предсказание: смерть обоих братьев придёт через глаза. Кто-то шепнул над ухом: всюду кровь, будь осторожен.

Квартира оказалась завалена трупами, рубка была страшной и быстрой. Он вытащил меч и скинул плащ, прикрывавший доспехи. Пробираясь между изрубленными телами, он думал: тут что-то не так.

Он вошёл в комнату – это была спальня. На полу, среди груды порубленных тел, опираясь спиной о спинку кровати и вытянув ноги, сидела девушка и смотрела, как он входит. Из глубокой колотой раны на животе между пластинами доспех толчками текла кровь, её руки бесцельно шарили по полу и бёдрам. Он понял: это агония, она не опасна. Он приблизился и снял с головы девушки шлем.

«Рованна, – пронеслось в его голове, – единственная дочь Афинотела, четыреста тридцать первого властителя каравана! Значит, караван где-то рядом, быть может, в какой-то сотне лет от него!»

Умирающая в крови у его ног Рованна, несомненно, удача, ибо отец придёт за телом дочери…

Но что? Что тут не так? – стучало в голове. Он вдруг понял: во всей квартире, во всех комнатах и коридорах лежали тела стражников каравана. Тел его воинов не было! Только брат у входа. Он знал, что в такой тесноте, в таком ограниченном пространстве каждый взмах меча уносит чью-то жизнь. И потери, страшные потери, должны быть с обеих сторон. А тут… Стражники каравана ничем не уступали в рукопашной его воинам, уж это он знал хорошо. Лучший отряд стражников во главе с дочерью властителя каравана в минуту вырезали, как слепых котят?! Как такое могло случиться?

Краем глаза он заметил движение. Повернувшись, он поднял меч над головой.

Зеркало, в полстены, от пола до потолка, а в нём – старик, весь в чёрном, и только посох из жёлтого металла в руках. Жёсткий немигающий взгляд древнего ящера упёрся в лицо. Он опустил меч и сделал шаг к зеркалу. Караван, за стариком стоял караван. Стражники, погонщики, рабы – и все смотрели на него. Смотрели и ждали. Чего?

За спиной послышался шорох, заставивший его обернуться. Он увидел, как правая рука Рованны опустилась на пол, а над её уже мёртвым телом парила чёрная набедренная повязка. И повязка превращалась в чёрного дрозда, предвестника каравана. Мгновение – и птица устремилась вверх, к открытой форточке.

«Вот и всё, – подумал он, – я выполнил, что предначертано! Я победил, и караван будет остановлен!» У птицы не было ни единого шанса спастись. Он это знал, и это знал старик в зеркале и, наверное, сама птица знала.

Его тренированное тело легко изогнулось, правая нога повернулась для упора в выпаде и тут же ступня этой правой опорной ноги заскользила по луже крови влево. Тело продолжая движение и не найдя опоры, стало заваливаться вправо. Рука, держащая меч, отклонилась от линии удара и по дуге пошла вниз, где встретилась с шеей Рованны, отсекая её голову от тела.

Последнее, что он видел, это обломок меча, торчащий из пола, который мягко и плавно вошёл ему в правый глаз. Он умер мгновенно, даже не поняв, что промахнулся. Чёрный дрозд выпорхнул из форточки и исчез в тёмном небе.

А в зеркале победивший Афинотел твёрдо и уверенно вёл своих людей, свой караван, на восток – к точке, где восходит солнце.

16 сентября 2010 года

Дождь зарядил с ночи, сразу сильно и неотвратимо. В полном безветрии на город обрушились потоки воды, казалось, у ливня есть определённая цель: смыть всё, что имеется на этой земле. К обеду, точнее, в два часа, когда прощание с Ольгой завершилось и надо было ехать на кладбище, улицы города превратились в реки. Мутные потоки воды, падающие вертикально с неба, загораживали стеной выход из здания института, и за этой пеленой исчезло всё.

«Наверное, так начинался библейский потоп», – подумала отрешённо Таня, переводя взгляд от лица мёртвой Ольги на её родственников. Только тут она заметила, что мужа Ольги не было.

Дирекция не стала арендовать зал в морге, а предоставила обширный холл вестибюля в здании института, тут же находилось и кафе, в котором решили провести поминки. Неожиданно, на кладбище захотело поехать много народу, почти все, кто стоял у гроба. Стало ясно, что все в один выделенный автобус не влезут. Произошла заминка: пока искали водителя, пока тот выезжал на втором автобусе из гаража с заднего двора института, прошло полчаса.

Это невозможно, но как только гроб с телом Ольги вынесли на улицу, для погрузки в катафалк, дождь усилился. До места, где стояли автобусы, было не более тридцати метров, но и гранитная лестница, и дорожки, выложенные плиткой, огибающие клумбы с цветами, украшающие вход в институт, исчезли под потоками воды. Дождь лил так плотно, что не стало видно и елей, ограждавших с двух сторон лестницу.

Женя предоставил Тане машину с водителем, чтобы та не тряслась в общем автобусе, и когда абсолютно мокрые, хоть выжимай, Таня с Фаей и Андреем устроились в просторном салоне автомобиля, пытаясь загодя приготовленными полотенцами хоть как-то обтереться, в стекло переднего сиденья, где сидела Таня, постучали. Сквозь запотевшее стекло Таня пыталась рассмотреть силуэт, стоящий рядом с машиной, но сквозь водяную завесу увидеть лицо человека не получалось. Она чуть приспустила стекло, и тут же потоки воды устремились в салон, а вместе с ними на колени Тани упала чёрная роза.

– Ух, ты! – воскликнула Фая. – Какая красота!

– Действительно, – сказала Таня, закрывая стекло, – очень красиво, я никогда не видела чёрных роз.

– Надо же, какой дождь хлещет, – сказал водитель, передвинув



Книга Караван: отзывы читателей