Закладки

Мост Её Величества читать онлайн

нескольких часах.

Абсолютно ничего, какой-то провал образовался. Очень странное ощущение; и очень неприятное, надо сказать. И хотя я в курсе, что некоторые представители человеческого племени периодически страдают потерей памяти, — в особенности те, кто регулярно бухают или употребляют вещества — сам с таким явлением столкнулся впервые.



Я кое-как вытер мокрое лицо и руки носовым платком. Прихватил в гостиной плащ. Поднялся на второй этаж. Дверь душевой оказалась почему-то не на штатном месте; ее прислонили к стене рядом с дверным проемом. Странно.

Я постучал в знакомую по вчерашнему вечеру дверь.

— Татьяна… Таня, открой, это я.

Из комнаты, вместо ответа, донесся громкий храп. Я замер у двери. Сколько знаю, моя благоверная не издает таких звуков.

Значит, в комнате спит какой-то мужик…

Дернул за дверную ручку; дверь оказалась не запертой. Секунду или две я стоял в дверном проеме, глядя на разлегшегося на кровати мужчину.

В проходе — на полу — стоят чемодан на колёсиках и дорожная сумка. Подойдя к постели, я принялся трясти своего компаньона за плечо. Тот спал мертвецким сном; мне пришлось прогуляться в душевую, и набрать там полную кружку воды.

— Что?! Ип-пать!..

Тень, утирая рукавом мокрое лицо, уселся на кровати.

— Ты чего, Папаня?

— Где Татьяна?

— Не знаю…

— Она что, не появлялась?

Мы умудрились задать этот вопрос одновременно.

— Иди, умойся, — сказал я. — Потом расскажешь, где мы были, что делали этой ночью, и как здесь оказались.



— Папаня…

Тень смотрел куда-то мимо меня. Я обернулся; через дверной проем увидел жену — она стояла возле душевой и разглядывала сорванную кем-то с петель дверь.



Татьяна прошла в комнату. Неспешно сняла куртку, повесила ее в шкаф на плечики.

— Доброе утро, милая, — выдавил из себя я. — А мы тут… мы тут тебя дожидаемся, да. Думал, что ты только вечером появишься.

— Я взяла выходной, — сухо произнесла жена. — Так…

Она внимательно посмотрела на меня, потом на нашего приятеля; и вновь на меня.

— Молодцы, — сказала она. — Показали себя… во всей красе.

— Эмм?..

— Не прошло и дня, как вы здесь, а о вас уже знает весь квартал!.. Утром только и разговоров было, что о ваших похождениях.

Я вопросительно посмотрел на товарища. Тот открыл рот, потом закрыл его и пожал плечами.

— Что у вас ночью было с полицией? — спросила Татьяна, глядя на меня.

— С полицией? — переспросил я, морщась от головной боли. — А что у нас было с полицией?

— Не юли, — сказала благоверная. — Я попросила Марека, чтобы он проследил за вами… Он видел, как вы дошли до остановки на кольце. Там, на остановке, пили водку… Потом приехала патрульная машина.

— А, за нами была установлена слежка, значит, — мрачно сказал я. — Вот как.

— Дурак, — сказала Татьяна. — Я же вам говорила, чтобы вы остались здесь, в доме. Но тебя ж было не остановить… Поэтому я и попросила знакомого, чтобы он понаблюдал за вами.

— Спасибо за заботу, — мрачно заметил я.

— Так что насчет полиции? — повторила вопрос моя благоверная.

Я принялся тереть лоб. Прежде, чем я нашелся с ответом, подал реплику наш приятель:

— Ну так, ира, Папаня сам же и вызвал ментов.





ГЛАВА 7




Я слушал рассказ товарища с не меньшим интересом, чем моя лучшая половина.

Тень рассказал, что мы некоторое время оставались на остановке, и что я надеялся поймать таксомотор, который отвёз бы нас в отель. Так прошло с полчаса, может и больше; такси поймать не удалось, их попросту не было в это ночное время.

Потом — со слов Тени — я нажал какую-то кнопку: она обнаружилась там же, на остановке; вмонтирована рядом со схемой городских автобусных маршрутов. Там даже вроде бы имеется переговорное устройство; он слышал своими ушами, что Папаня — я, то есть, — пытался с кем-то разговаривать.

Минут через пять примерно приехала патрульная машина.

— Почему они вас не забрали, Николай? — спросила Татьяна, опередив с этим вопросом меня. — И не отвезли в «обезьянник»?..

— Ну так Папаня с ними разговаривал. Нормально так, вежливо, ира, культурно типа.

— О чем можно говорить среди ночи с полицией?

Ровно такой же вопрос крутился на языке и у меня. Тень, пожав плечами, продолжил рассказ:

— Они показали, ира, где находится ближайшая гостиница. До нее, ира, от остановки рукой подать. Метров сто, не больше. Они просто указали, ира — вот там, типа… в той стороне. — Тень вытянул руку. — Это даже я понял.

— А! — сказал я. — Именно об этом я у них и спрашивал — как пройти к ближайшему отелю.

— Вы пошли в этот отель?

Я вопросительно посмотрел на компаньона.

— Да, ира, туда прямо и пошли — с вещами! А менты поехали по своим делам.

— И что было дальше? Вас впустили?

— Ну да. Папаня говорил с парнем, который открыл. Менеджер, или как там его.

— Дежурный портье, — сказал я наобум.

— А почему не остались там на ночь?

— Почему не остались? — задумчиво переспросил я. — Хм…

— Ну, так свободным был только «одноместный» номер, — пришел на выручку приятель. — А там, ира, только одна кровать.

— И что?

Папаня сказал этому, ира, служащему, что так не пойдет. Он сказал… — Тень пожевал губами. — Сказал, «мы не педерасты, чтобы спать в одной постели».

— Что, вот так прямо и сказал? Ты же не понимаешь «инглиш»?

— А Папаня, ира, это по-русски сказал… Ну, мы, значит, ира, и ушли оттуда.



— Вы отправились обратно? — спросила Татьяна. — В этот адрес?

— Не, не, ира, не сразу. — Тень шумно высморкался в не слишком чистый носовой платок. Убрав его в карман, он продолжил рассказ. — Там рядом какой-то парк… или сквер.

— Да, есть тут неподалеку парк. И что?

— Ну, сели, ира, на лавочке… Стали, ира, думать.

— А где вторая бутылка водки? — спросила Татьяна. — Вы привезли две литровые бутылки «Абсолюта», так?

— Да, кстати, Николай. — Я посмотрел на Тень. — А где твоя бутылка?

— Ну так это, ира, мы же с тобой…

— Мать твою, — пробормотал я. — Ты же обещал! Я думал, что на тебя можно хоть в чем-то положиться…

Татьяна взяла с полки фужер. На столе стояла бутылка сухого «Мартини» — еще со вчерашнего вечера. Сама открыла ее, сама налила себе.

— Вам не предлагаю, — сказала она. — Вы свое уже выхлебали.

После чего почти залпом, по-мужски, опорожнила фужер.



— Ну, мы там час примерно просидели, ира, — продолжил приятель. — Потом Папаня сказал: «не, так не пойдет — возвращаемся!..»

— В гостиницу?

— Нет, сюда, в этот дом.

Татьяна слегка усмехнулась.

— Надо же, не заблудились, нашли обратную дорогу.

— Обижаешь, ира, мы же моряки с Папаней! В любом состоянии, ира, доберемся до родного причала.

— Ну, про дальнейшее я кое-что слышала.

— Что именно? — спросил я.

— О том, что вы в соседний дом долбились…

— Да? — Я подавил тяжелый вздох. — Тут все дома на одно лицо, клоны, близнецы… Немудрено было перепутать.

— Потом всё таки «причалили» к нашему дому, — сказала Татьяна. — Стали колотить в двери, а еще и в окна, как мне рассказали, стучались.

— Так?.. Этому негру вашему, Сэму, или как там его, можно стучаться, а нам нельзя?

— Ну, хлопаки вас впустили… Будь на их месте я, вы бы у меня на улице ночевали.

— В этом я даже не сомневаюсь.



Некоторое время мы молчали. Татьяна налила себе в фужер, но на этот раз не стала пить залпом, а лишь слегка пригубила свой любимый напиток.

— Ну, а здесь что за цирк ты устроил?

— Я? Ты меня ни с кем не путаешь, дорогая?

— Не прикидывайся невинной овечкой. — Татьяна покосилась на меня. — Ты умеешь производить на людей впечатление порядочного человека… Вон, даже полицейские вас не забрали… Но меня-то ты не обманешь.

— О чем речь? — удивленно спросил я.

— Да ты же перебудил здесь всех!! Поднял людей с постели среди ночи! Колобродил по дому, стучал в двери комнат, требовал, чтобы я вышла!..

— А… — На этот раз я не смог сдержать тяжелый вздох. — Ну… наверное, я беспокоился о тебе.

— А зачем ты сломал дверь душевой?

— Что?! Я? Сломал дверь душевой?

— Не идиотничай! Конечно — ты.

Я посмотрел на приятеля; тот медленно кивнул.

— Ну… Зачем… — Я принялся чесать в затылке. — Да, зачем я это сделал?..

— Это было без четверти пять! Крик, мат, грохот на весь дом!..

Тень вновь качнул головой — утвердительно.

— Ну… наверное, я тебя искал?..

— В душевой комнате был Петро! Есть тут один такой… с западной Украины. Здесь очередь с утра! Все расписано.

— Хм… А я, значит…

— Ты кричал: «Татьяна, открой! Я знаю, что ты там!..»

— А почему же этот «Петро» не сказал, что…

— Он подавал голос.

— А я…

— А ты принялся вышибать дверь.



Некоторое время мы молчали.

— Так что происходит, Артур? — спросила жена, глядя на меня. — Что это всё… — Она сделала рукой неопределенный жест. — Что вот это всё означает?

Я облизнул пересохшие губы.

— Это от того, что я тебя люблю… Что там у тебя?

Я только сейчас заметил синячный след на запястье её правой руки. Да, это было похоже на синяки, оставленные на нежной женской коже чьими-то пальцами.

Я попытался взять ее за руку, — чтобы получше рассмотреть это повреждение — но она вдруг вскочила со стула.

— Отстань! Это не твое дело!..

— Так… — Я тоже поднялся на ноги. — Кто это тебя хватал за руки?!

— Идиот…

— Ты что, переспала с этим… как его… Мареком?

— Я даже не подозревала раньше, что ты можешь быть таким… сумасшедшим, таким безбашенным.

— Ответь немедленно — да или нет?! — глядя на супругу, процедил я.

— А с чего это вдруг ты так забеспокоился? Надо же… Ревнуешь,


Книга Мост Её Величества: отзывы читателей