Закладки

Мост Её Величества читать онлайн

только для автомобилистов, а не для пешеходов.

Две полосы для транспорта; с правой и левой стороны имеются выложенные плиткой пешеходные дорожки. Я неспешно, — по правде говоря, едва передвигая ноги, как страдающий подагрой старик — шел по правой дорожке моста Итчен. Документы пропали вместе с кейсом. Паспорт, дипломы, включая два рабочих, сертификаты. Там же хранился конверт с книжкой обратного авиабилета с открытой датой вылета.

Мне смутно вспоминалось чье-то черное, как сажа, лицо. Должно быть, этот парень, которого мы видели, когда приехали к дому на такси, вытащил под утро у меня из кармана бумажник… Или кто-то другой это сделал, воспользовавшись подвернувшимся случаем, не суть уже важно. Этот же некто, скорее всего, наведался в комнату, — она была не заперта — где дрых мой спутник, нарушивший в первый же день данное им обещание «не бухать». И унес оттуда трофеи: барсетку Николая и мой кейс.

«У тебя украли документы, у тебя нет денег, если не считать жалкой мелочи, — пронеслось у меня в голове. — Гостиница была оплачена всего на сутки… Ты даже не можешь вылететь обратно — по причине, опять же, отсутствия документов, по которым можно было бы попытаться восстановить авиабилет… И что ты теперь собираешься со всем этим делать, Артур?..»



Как-то незаметно для себя, погруженный в эти мысли, шаркая по-старчески ногами, я миновал добрую половину моста, о существовании которого я прежде ничего не знал, и на котором ранее не чаял оказаться. Справа от меня — но несколько вдали — сквозь холодную влажную дымку просматриваются очертания доков огромного порта. Подо мной, на расстоянии примерно тридцати метров, серая, бугрящаяся расходящимися под углом грязно-белесыми жгутами рубцов, оставленных на водной глади следующей вверх по течению самоходной баржей, ранее незнакомая мне река Итчен.

В какой-то момент что-то, — мысль, внутренний импульс или какая-то деталь — заставило меня остановиться.

Я сделал еще несколько шагов — старческих шажочков на трясущихся ногах — к установленному на мосту, в этой его части предмету.

К перилам моста с внутренней стороны пешеходной дорожки прикреплен кругляш размером и формой напоминающий большую головку сыра. Обод его окрашен в синий цвет, по краю идет узкая красная полоса; лицевая же сторона светлая, если не сказать, белая.

В верхней части видна сделанная полукружием надпись: emergency. В нижней части указано предназначение этого странного девайса: Help point.

Сам этот кругляш напоминает изображение лица грустного человечка: вместо глаз вмонтированы две кнопки, прорезь для динамика или микрофона смахивает на рот с опущенными уголками.

Рядом укреплена табличка с следующими надписями:.

SUICIDAL?

DESPAIRING?

CALL SAMARITANS



В нижней части надписаны цифры. Прошло несколько секунд прежде, чем я понял, что означают эти два ряда цифр — номера телефонов, по которым следует позвонить, если вдруг появилось острое желание «полетать».



На некоторое время я замер у этого «кругляша». Мне стало не по себе; внутри все ссохлось, между лопатками повеяло ледяным ветерком.

Подошел вплотную к бетонному бортику ограждения. Встал на край опоясывающего пешеходную дорожку бордюра; это дало еще сантиметров двадцать прибавки дополнительно к моему росту… Таким образом, деревянные перила теперь находятся еще ниже, на уровне моего солнечного сплетения — взобраться на них, определенно, не составит труда.

Привстав на носках, я лег грудью на перила — и посмотрел вниз.

Подо мной, вопреки ожиданию, находится не водная гладь местной реки; само это место, где я остановился, находится не строго по центру конструкции, а ближе к восточному пандусу моста. Внизу, если отложить прямую линию, — а какая она может быть при свободном падении любого материального объекта? — находится уже предмостье… Самый его край; он выложен каменными плитами вдоль берега.

Высота… метров двадцать пять, наверное.

Идеальное место для тех, кто по той или иной причине решил свести счеты с жизнью: удар о каменную поверхность при падении с высоты десятиэтажного дома практически гарантированно ставит жирную — и кровавую — точку в человеческой биографии.

Я даже дышать в эти мгновения перестал — теперь-то я понимаю, зачем здесь установлен этот привлекший мое внимание «пост»…

— Hey! — громко прозвучал чей-то сердитый голос. — What the fuck are you doing here?!

В следующую секунду мне на плечо легла тяжелая мужская ладонь.





ГЛАВА 9




— Какого хрена?.. — пробормотал я.

Слегка оттолкнувшись руками от перил, и сойдя с «бордюра» на дорожку, я уже громче, и на английском, произнес:

— What's the matter, man?

— What are you going to do?

Мы задали свои вопросы почти одновременно. Передо мной стоит мужчина довольно крепкого телосложения; на нем объемная темно-синяя куртка, капюшон отброшен на плечи, на голове кожаная кепка. С виду ему лет тридцать, или чуть больше; открытое лицо, но взгляд в эти мгновения — направленный на меня — какой-то напряженный, изучающий.

Его рука переместилась с моего плеча на предплечье; мы по-прежнему стоим у самых перил; хват у него крепкий — силен, мужик!..

— Отпусти!

Мгновением спустя, спохватившись, вспомнив, где, в какой стране нахожусь, я сказал, перейдя на английский:

— It's okay, man!.. Now you can let go of my arm?

Его лицо вдруг переменилось.

— Русский, что ли? — спросил он.

— Ooops! — пробормотал я. — А ты?

— Хм… — Он отпустил наконец мою руку. — Сложный вопрос…

— Да уж, — я криво усмехнулся. — Вопрос не из простых.



Некоторое время мы молчали. Он продолжал меня рассматривать — видимо, пытался понять, что у меня на уме. Я достал из кармана пачку сигарет; жестом предложил ему угоститься.

— Спасибо, не курю.

Мне тоже не особенно хотелось курить, — во рту горчит от выкуренных прежде сигарет — поэтому я спрятал сигареты обратно в карман плаща.

— У вас что-то случилось? — спросил незнакомец.

— С чего вы взяли? — я тоже перешел на «вы».

— Ну… — Мужчина поскреб пальцем подбородок. — Я проходил мимо…

— Так?

— Смотрю, вы взбираетесь на перила…

— Не совсем, — уточнил я. — Мне хотелось посмотреть, что там… внизу. Но на перила я всё ж не взбирался.

— Все равно, это опасно… Да и зачем это?

— Что?

— Зачем свешиваться через перила? И смотреть, что там — «внизу»?

Я на какие-то мгновения задумался.

— Видите ли… не знаю вашего имени…

— Роман.

— Ого, — я удивленно посмотрел на него. — Хорошее имя для этой страны… Меня зовут Артур.

Мы обменялись рукопожатием. Он широко улыбнулся; эта улыбка преобразила его лицо, и сразу расположила меня к этому оказавшемуся вдруг на моем пути незнакомцу.

— Уточню, что моя фамилия не Абрамович…

— Ну и я не король Англии из седых легенд.

— Я бы назвал фамилию, но она слишком сложна для русского человека.

— Вы отлично говорите по-русски, Роман. Без малейшего акцента.

— Так у меня мама русская.

— А. Тогда конечно.

— Папа литовец. Ну, и сам я из Литвы.

— Вот как?

Я наморщил лоб; после некоторых умственных усилий мне все же удалось воспроизвести вслух несколько литовских слов.

Настал его черед удивляться.

— Откуда вы знаете lietuviu kalba?

— Я некоторое время жил в Вильнюсе… В молодости, — уточнил я. — И это, по правде, почти весь мой словарный запас литовского.

— Ну, вы вроде бы и сейчас не старый, — он улыбнулся. — Но мы, кажется, отвлеклись?..

— Да? От чего?

— Вы что-то внизу высматривали… Я спросил — «что именно?» Вы, Артур, сказали: «видите ли…» И в этом месте мы отвлеклись.

Я вздохнул про себя. Что именно я высматривал внизу?.. Как я могу объяснить это незнакомому человеку? Как объяснить то, что со мной происходит? В какой ситуации я оказался из-за собственной неосторожности (если не сказать — глупости)?

И должен ли я что-то ему объяснять?



Роман продолжал испытующе на меня смотреть. Я понял, что он не собирается оставлять меня здесь, на мосту, в этом месте, где установлен предупредительный знак для склонных к суициду личностей, в одиночестве. Поистине, добрый самаритянин — сегодня я убедился на собственном опыте, что такие люди существуют в природе.

— Видите ли, Роман… — Я говорил медленно, подбирая слова. — Я специалист по… по сооружению мостов… в некотором роде.

— А! — сказал он. — Так вы мостостроитель?

— Я немного другие мосты выстраиваю…

«Господи, что я несу…»

— Ну, так одинаковых мостов, наверное, не бывает?

— Конечно, — сказал я. — Мосты бывают материальные… и другого свойства.

— То есть?

— Между физическими и нематериальными объектами… То есть, переход как процесс изменения из одного состояния системы или элемента в другое, обычно происходящее в результате ее… или его… отказа или восстановления. Примерно так, Роман.

Выдав эту тираду, я сам немало удивился этой пришедшей вдруг на ум формулировке — возможно, я где-то прочел это, или слышал. но где именно, хоть убей, не помню.

— Надо же, как сложно… Вы, должно быть, большой профессионал в этих вопросах?

«Раньше думал, что что-то да понимаю в этих вещах, — мелькнуло у меня в голове. — Как же я заблуждался…»

— Вы направляетесь в центр, Роман? — спросил я, чтобы поменять тему разговора. — Или в обратном направлении? — Я кивнул в сторону хорошо видимых отсюда кварталов восточного пригорода Вулстон.

— Я в порт, в район Западных доков, — сказал он, но с места не сдвинулся.

— Отлично… Я тут все посмотрел… все увидел, что мне было нужно увидеть. — Я подавил тяжелый вздох. — Пойдемте… до Стены нам с вами по пути.



Роман рассказал, что он приехал в Саутгемптон на пятидневные курсы. Он только пару часов, как в городе: завез сумку в гостиницу и теперь вот решил отправиться на рекогносцировку — посмотреть дорогу от отеля к учебному центру в припортовой зоне, где завтра утром начнутся занятия.

— А вы в какой сфере работаете, Роман? — поинтересовался я. — Если это не секрет.

— На буровых вышках, старшим мастером. Добываем нефть в Северном море.

— Углеводороды, значит, — я усмехнулся. — Определенно, дух господина Абрамовича витает где-то поблизости.

Мы даже не заметили, как оказались возле уже знакомого мне старинного сооружения — средневековых городских

Книга Мост Её Величества: отзывы читателей