Закладки

Мост Её Величества читать онлайн

в чужой стране. Мы даже выбраться из этой…

— Жопы, — подсказал Николай.

— …не можем оперативно, в силу названных причин — отсутствия документов, денег и обратных билетов.

Мы дружно отпили каждый из своей банки.

— Кто виноват — понятно, — продолжил я спустя короткое время. — На повестке дня вопрос — «что делать».

— И что, ира, по-твоему, можно сделать? Ты же умный, Папаня!..

— Сначала разберемся с тобой.

— Э-эээ… — Тень шумно сглотнул. — Как это? А чо сразу со мной?!

— Есть два варианта… Первый. Завтра утром отправишься в ближайшее отделение полиции…

Тень едва не выронил из пальцев банку с недопитым лагером.

— Ты чо, Папаня?! Зачем?!

— Заявление отнесешь….

— Какое?

— О том, что у тебя украли барсетку с документами и деньгами. Я помогу тебе его написать… Твою заяву зарегистрируют; в полицейском офисе выдадут соответствующую бумагу. После этого позвонишь в посольство, запросишь консульскую помощь…

— То есть, Папаня?..

— Домой поедешь, обратно… Надо будет также прозвонить Ирине. — Я посмотрел на Николая. — Попросишь у подруги, чтобы срочно… срррочно!.. выслала тебе сколько-то наличности — через Вестерн Юнион или MoneyGram.

— Ты, ира, понимаешь…

— Билет твой обратный, думаю, восстановят. Если что, посольские помогут. И уже во вторник, максимум, в среду, отправишься обратно…

— Да она, ира, убъет меня! — У Николая в эти мгновения даже руки затряслись. — Ты чо! Она меня, ира, на порог квартиры не впустит!

— Это твоя квартира, — напомнил я. — И потом… ты ведь приехал сюда не по жизненной надобности, а по «приколу»… Сугубо от скуки.

В этот момент в наш диалог вмешалась Татьяна.

— Николай… твои отношения с Ириной — это твое личное дело. Скажи сам, чего ты хочешь. Ты хочешь уехать? Или ты решил остаться, несмотря на то, что мы оказались в… в затруднительном положении?

— Именно этого я от него и добиваюсь, — заметил я.

— Я, ира, — наш общий знакомый насупился, — не могу вот так вот, ира… Вернуться, как побитая собака… Вы что, ира, шутите?

— Николай, шутки кончились, — сказал я. — Мы тут дошутковались с тобой… до потери человеческого облика… Всего за сутки лишись документов и наличности!

— Папаня…

— Подожди, не перебивай!.. В отличие от тебя, я не могу вернуться домой… в такой вот ситуации!

— Мы, — уточнила жена. — Мы с Артуром не можем себе этого позволить.

— Да, именно так. — Я благодарно посмотрел на жену. — Мы не можем себе этого позволить… это даже не дискутируется.

— А я? — Тень уставился на меня. — Папаня, ты чо? Я же тебе денег столько сгрузил!.. И сам потратился.

— Пару недель назад… еще в Москве… ты мне заявил — цитирую дословно — «у меня денег, как у дурака махорки…» Ты это сказал во время нашей поездки в Бутово. Вспомнил?

Теперь уже Татьяна бросила на меня изумленный взгляд.

— Вы ездили в Бутово? В то Бутово, где был «полигон»?

— Как нибудь потом расскажу. — Я посмотрел на Тень. — Думаю, Николай, потеря трех-четырех тысяч долларов для тебя не критична. Занятые у тебя деньги я верну так быстро, как только смогу. Документы ты себе быстро новые выправишь. И будешь дальше себе спокойно жить. Зачем тебе эти сложности? А их, поверь, если надумаешь остаться, будет немало…

Николай некоторое время молчал, думая о чем-то своем. Запрокинув голову, допил остатки пива. Определил банку в пакет для мусора, вновь оседлал табурет. И лишь после этого объявил свое решение:

— Я остаюсь с вами. И что с вами, ира, будет, то пусть будет и со мной.





ГЛАВА 11




— Ладно, в этой части разобрались, — сказал я. — Давайте теперь посмотрим, как у нас обстоят дела с наличностью.

Я достал из заднего кармана брюк две купюры с ликом Её Величества — одна номиналом в 20?, вторая 10?. Положил на застеленный клеенкой стол; выгреб из кармана плаща «металл», что-то около пяти паундов. Это все, что у меня осталось из денежных средств после безумной ночи и недавнего посещения аптеки.

Тень извлек из потаенного кармашка сложенную в четвертушку зеленую банкноту. Расправил ее — это была стодолларовая купюра — и положил на стол рядом с паундами.

— Заначку держал… У меня, ира, еще в кармане плаща мелочь есть. Фунта три, наверное.

— Выгребай всё, — сказал я. — До последнего пенни.

Татьяна вдруг стала расстегивать пуговицы своей клетчатой рубашки. Я удивленно уставился на нее — что это она делает? Расстегнув три верхние пуговицы, она достала из-за пазухи серо-синего цвета чехол — он закреплен на двойной тесемке, а та, в свою очередь, крепится на шее.

— Это мне Стася подсказала… — Она достала из этого чехла несколько купюр. — Здесь деньги и паспорт… Я его только на ночь снимаю, да и то кладу под подушку.

Татьяна со своей стороны внесла в этот наш формируемый на глазах «общак» три двадцатифунтовые купюры и примерно два паунда металлом.

— В прошлый вторник отправила перевод, — сказала она. — Сто двадцать фунтов…

Я, глядя на нее, кивнул — теща в канун отлета сообщила мне об этом переводе.

Татьяна пересчитала наличные.

— Сто четыре фунта стерлингов семьдесят восемь центов… И еще сто долларов… — Она подняла взгляд к потолку. — По курсу это примерно шестьдесят восемь паундов, минус комиссия в обменнике… Итого, сто семьдесят фунтов плюс минус паунд.

Мы переглянулись — не густо, учитывая, что мы находимся не у себя на родине, где у нас имеется жилье, и где можно как-то перекрутиться, а в чужой среде.

— Кассиром назначается Татьяна, — сказал я. — Других предложений нет? Принято единогласно.



Теперь надо было подумать над тем, как, из каких источников следует пополнять наш вновь образованный «фонд».

Вариантов, учитывая отсутствие у нас с Тенью каких либо документов, немного. Собственно, только один, если не прибегать к совсем уж откровенному криминалу — поискать место, где принимают на работу нелегалов, и что-то платят.

— Завтра придется выходить на работу, — сказала Татьяна.

— Об этом не может быть и речи, — заявил я. — У тебя растяжение связок. Как минимум, неделя покоя. Как минимум.

— Я могу работать левой рукой, — Татьяна невесело усмехнулась. — Надо же как-то деньги зарабатывать…

— Нет, — отрезал я. — Найдется кому работать и без тебя. Вот только надо местечко подыскать. — Я посмотрел на приятеля. — Даже два.

— Я поговорю с Джито, — сказала Татьяна. — И на счет места, где вам можно остановиться, и по поводу работы.

— Какой именно работы, ира? — поинтересовался Тень.

— Точно, что не в банке, и не в британском парламенте, — Татьяна усмехнулась. — Сельхозработы еще только начинаются, на фермах пока мало вакансий. Так что, скорее всего — один из пакгаузов.

— Сколько ты платишь за проживание, Таня? — спросил я.

— Двадцать пять фунтов в неделю… Высчитывают их из зарплаты.

— А как часто выдают заработанное?

— Раз в неделю, по пятницам.

— Для устройства на работу к этому… Джито… нужны документы?

— Он, строго говоря, не работодатель, — задумчиво сказала жена. — Насколько я поняла, понаблюдав за местными обычаями, здесь многие работают без легального разрешения, без «Work Permit».

— Без рабочей визы?

— Да… Кстати… — Татьяна на какое-то время задумалась. — Тут вот еще что…

— Что?

Она посмотрела сначала на меня, потом на нашего знакомого.

— Никому ни слова о том, что с вами стряслось!

— В смысле?

— Не рассказывайте никому, что у вас украли здесь документы и деньги.

— Это почему же, ира? — Тень насупил брови. — Надо, ира, всех реально допросить!..

— Потому! Хочешь, чтобы вас выкинули отсюда?

— Когда они приедут?! Чо это, так подолгу тут работают, что ли?

— Да какая разница, Николай! Ты меня слушаешь?!

— Конечно, ира…

— Ну, так заруби на носу!.. Никому ни слова!

— Почему?

— По качану! — Это уже я вмешался в разговор. — Неужели не понятно?

— Не, ира, не понятно.

— Никому тут не нужны проблемы, — сказала Татьяна. — Это, во-первых. Во-вторых, если разболтаете… — она строго посмотрела на нашего приятеля, — то уже вскоре все вокруг будут знать, что вы тут на пару с Артуром болтаетесь без документов. А это…

— Это чревато, — угрюмо заметил я.



Внизу хлопнула дверь; послышались приглушенные голоса.

— Приехали… — сказала Татьяна.

Она вдруг метнулась к шкафу.

— Ты чего? — удивленно спросил я.

— Возьми свой плащ и мою куртку, — торопливо произнесла она. — Давай быстрее.

Мы выскочили на улицу — Татьяна в наброшенной на плечи куртке и я с плащом в руке.

— А! — сказала она, что-то выглядывая в подсвеченной фонарями улице. — Сейчас обратно поедет!..

Не успел я толком понять, что происходит, как от одного из соседних домов, расположенного на другой стороне улицы, отъехал какой-то транспорт.

Нас осветили фары; Татьяна, подняв левую руку, так, что с нее едва не свалилась куртка, выскочила на середину проезжей части. Транспорт — это был микроавтобус — мигнув фарами, остановился шагах в десяти.

— Куда ты? — спросил я. — Что происходит?

— Оставайся пока там, — не оборачиваясь, сказала Татьяна.



Из притершегося к обочине «вэна» выбрался некто… На часах четверть десятого, уже стемнело. В тусклом свете фонарей я смог разглядеть лишь кое-какие подробности — определенно, это был мужчина, на голове у него тюрбан — индус, скорее всего.

Между моей благоверной и этим субъектом завязался довольно оживленный разговор. До меня долетали лишь обрывки слов, вдобавок из магнитолы льется восточная музыка; так что я на этом фоне не мог толком разобрать, о чем это они там беседуют.

Я достал из пачки сигарету, закурил. Несколько раз прозвучало мое имя — определенно, говорили обо мне.

Разговор длился недолго, минут пять, наверное. Индус забрался обратно в «вэн». Проезжая мимо, водитель помигал фарами — показалось, что поприветствовал.

— Так, — сказала Татьяна, пряча что-то за пазуху. — Есть две

Книга Мост Её Величества: отзывы читателей