Закладки

Мост Её Величества читать онлайн

знакомой мне троицы — носит рассаду от прицепа до грядки. Васыль выкладывает из фанерного ящика соты. Дмытро сажает одноразовые горшочки с рассадой в проделываемые мною лунки.

Эти трое — Васыль, Дмытро и Стась — периодически меняются местами.

Уже несколько раз — то ли по неловкости, то ли намеренно — то один, то другой задевали меня углом ящика с рассадой; случалось, что я ощущал тычки; и тоже прилетало в основном в спину.

Наш смуглолицый «сахиб» какое-то время отирался поблизости (я чувствовал на себе его недобрый взгляд). Наверное, ждал, когда же я запрошу пощады. То бишь, попрошу подменить меня кем-то в качестве забойщика…

Для него это была бы маленькая победа; она помогла бы ему утвердиться в нашем непростом коллективе.

Но я решил не доставлять ему такого удовольствия.



— Меня тошнит уже от вас, лентяи, — сердито изрек «сахиб». — Едва ноги таскаете по полю… Ладно, брейк! И чтоб через двадцать минут были на треке.

Я с трудом выпрямился; бросил перчатки и «пробойник» на гряду; на негнущихся ногах направился к припаркованному у хозпостройки микроавтобусу.

Если бы мне кто-то сказал месяц или два назад, что я смогу сделать в течение одного лишь утра примерно две тысячи глубоких наклонов, — и не просто «согнулся-коснулся пальцами пола-выпрямился», но еще и вгонять каждый раз в тяжелую почву «пробивник» по самую рукоять — я бы расхохотался такому шутнику в лицо.





ГЛАВА 24




Пока шел к вэну, передумал есть ланч; всё, что я попытаюсь затолкать в себя, тут же будет исторгнуто обратно. Достал из сумки термос. Открутил крышку, но тут же закрутил обратно — одна только мысль о горячем сладком какао вызвала нешуточный приступ тошноты.

Сделал несколько глотков воды. Фляжка, к которой я прикладывался во время работы в поле, чтобы утолить жажду и избежать обезвоживания, опустела. Пластиковая ёмкость, которую я захватил с собой, тоже пуста — я израсходовал весь запас воды еще во время первого брейка: использовал ее, чтобы ополоснуть лицо и руки.

Прихватив с собой пластиковую бутыль и фляжку, я направился к хозпостройке. Строения хозяйственной части усадьбы расположены в форме буквы «П». Нам запрещено заходить в то каменное строение, где находится фермерский офис. В отношении же посещения мастерских, а также небольшого кирпичного блока, где имеется туалетная комната, строгого запрета нет. В помещении мастерской — совмещенной с небольшим складом — дозволяется брать необходимый нам для работы инвентарь. Мы предупреждены, что туалетом на самой усадьбе пользоваться не следует (для арбайтеров поставлены два биотуалета на поле). Но там можно умыться, а также налить в свою посудину воды из кулера.



Я подошел к раковине; выпустил струю холодной воды. Умылся, смочил водой голову. Кое-как вытерся бумажным полотенцем. Набрал полную емкость воды, фляжку тоже наполнил.

Снаружи послышались голоса. В хозблок вошли двое — Петро и Стась. В правой руке у первого ухватистый молоток с длинной ручкой. Он весит килограммов пять или даже поболее. Не молот, но штука поувесистей обычного молотка… С его помощью забивают полуметровые колья на межевых полосах; также используют и для других работ — к примеру, выбивают клинья или крепеж в металлических конструкциях прицепов.

Петро прикрыл дверь. Стась, скаля зубы, сказал:

— Ну що, москалику… побалакаємо?

Я, не спуская глаз с этой парочки, попятился к боковой двери, через которую можно попасть в помещение мастерской.

— Вирішив втекти від нас? — подал реплику Петро.

— Далеко не втече… — ухмыляясь, сказал его приятель.

Я рванул на себя дверь; выбрался в соседнее помещение. Защелки, клямки или блокиратора с другой стороны двери не обнаружилось; эта дверь запирается на замок, а ключи от помещений имеются лишь у фермера и его помощника. Метнулся к большому верстаку, рядом с которым стоит металлический шкаф с инструментом.

Шкаф оказался заперт. На верстаке — в тисках — изогнутый на конце металлический прут (из такого же прута сделаны каркасные дуги для парников). Мигом освободил заготовку; моей добычей стал отрезок прута с полупетлей на одном конце; его длина составляет от силы пятнадцать дюймов.

Хлопнула дверь — это Петро и Стась выскочили из хозблока вслед за мной.

Коротко скрипнула брама; через образовавшийся проем в помещение, погруженное в полусумрак, проскользнули двое — Дмытро и Васыль.

Вот так, так…

У Васыля в руке такой же облеченный «молот» на длинной ручке, что и у его земляка Петра.



На какое-то время в помещении воцарилась тишина. Те двое, что вошли с залитого солнечным светом поля, взяли небольшую паузу. Петро и Стась вначале двинулись ко мне, но, заметив, что я что-то успел прибрать с верстака, замерли, разглядывая, что за штуковину я держу в руке, чем именно я успел вооружиться.

Посыпались резкие насмешливые реплики:

— Дивись, який він спритний!



— Вже встиг собі зброю знайти!..



— Ги, з такою зброєю проти молотків?!

Я молчал; пытаться предугадать их дальнейшие действия — дело неблагодарное. К украинцам я отношусь нормально, ко многим — хорошо, с приязнью. В конце концов, Украина — это и моя малая родина, я даже некоторое время учился в школе с украинским языком преподавания. Но что реально на уме вот у этих гуманоидов, знает разве что их покойный кумир Степан Бандера.

— Вибирай, москаль, що тобі розбити — коліно або лікті? — сказал Петро, недобро щурясь.

— Він, напевно, буде кричати? — подхватил Васыль. — І кликати на допомогу?..

— А ми скажемо, що він сам потрапив собі молотом по коліну, — щеря мелкие острые зубы, сказал Стась. — Нас тут четверо свідків, повірять нам. а не йому…

Я решил подать голос:

— Вам это так просто не сойдет с рук.

— Так ты шо… — насмешливо произнес Петро (его от меня отделяет уже всего каких пара шагов). — Ти нас злякати хочеш?

— Давай, мужик, проси пробачення! — сказал Васыль. — І готуй гроші!

— С какого хрена? — поинтересовался я.

— З тебе конкретно чотириста фунтів… до суботи, — объявил Петр. — Це, по-перше. По-друге, дещо-що тобі доведеться зробити прямо зараз… Якщо не хочеш прожити залишок життя інвалідом. По-третє…

— В-третьих, идите на юх с вашими предъявами. — процедил я.

— По-третє, ти повинен поцілувати чоботи, — продолжил Петро, берясь за рукоять молотка двойным хватом. — Нам усім… саме зараз. Ти мене чуєш, москаль?! Зрозумів, що тобі треба зробити?

Снаружи послышался громкий возглас:

— Hey guys! Where is everybody?



Распахнулась створка брамы; в мастерскую вошел хозяин фермы.

— Hey, what the fuck? — Фермер уставился на застывших посреди помещения арбайтеров. — What's going on here?!

Петро — единственный, кажется, из четверки западенцев, кто способен более-менее объясняться на инглише — торопливо произнес:

— We equipment brought.

Фермер кивнул в сторону верстака; велел положить туда молотки и убираться из мастерской.

Я сунул заготовку обратно в верстак; закрутил плотно поворотный диск. Обернулся; хозяин все еще стоит посреди мастерских… А вот хлопцы слились так резко, что уже и след их простыл.

— Я могу пройти в хозблок, сэр? — поинтересовался я у фермера. — Я там оставил флягу с водой.

— Можешь, — сказал хозяин. — Но сначала ответь на пару вопросов.

Он подошел почти вплотную ко мне. Некоторое время всматривался мне в лицо; потом громким, требовательным тоном сказал:

— Назови свое имя!

«Вот и всё, — подумал я. — Наверняка скажет Джимми, чтобы меня не включали в бригаду, чтобы ноги такого-то здесь больше не было…»

Карта у меня лежит в боковом кармане сумки — ее мне дал Джимми когда-то взамен той, по которой я некоторое время проходил через контроллеры пакгаузов, и которую вернул обратно Татьяне. Я сказал, что мне надо сходить к машине, что идентификационная карта у меня в бэге.

— Меня не интересует это дерьмо! — сказал фермер. — Как твое настоящее имя?

— Меня зовут Arthur, сэр.

— Второй вопрос, Arthur… — Хозяин фермы почесал грязным пальцем массивный, с палевой щетиной подбородок. — Второй вопрос — что у тебя с этими парнями?

— Ничего, сэр. — Я пожал плечами. — Что у меня может с ними быть?



Этот крупный мужчина с сохранившейся военной выправкой некоторое время сверлил меня взглядом.

— Может, у вас конфликт? — спросил он.

— Лично я ни с кем не хочу конфликтовать, сэр. — Я вытер тыльной стороной ладони струящийся по лицу пот. — Я приехал сюда работать… заработать денег. Конфликты с кем-либо не входят в мои планы.

— Хороший ответ. — Фермер улыбнулся, показав крупные прокуренные зубы. — Вот что…

— Да, сэр?

— Называй меня по имени — Джек.

— Как скажете… Джек. Я могу идти?

— Минутку.



Фермер подошел к ближней части верстака- с этой стороны к нему примыкает небольшой металлический стол. Выкрутил дисковое крепление; вытащил из тисков изогнутый на одном конце прут.

— Arthur, я видел у тебя в руке вот это… — Он продемонстрировал мне железку. — Что ты намеревался с этим делать?

— А, — сказал я. — Это…

— Ну?

— Деревянный пробойник не всегда эффективен в такой почве, сэр.

— Так?

— В некоторых местах приходится бить этой штукой по нескольку раз, чтобы проделать нужных размеров лунку, сэр.

— Джек. И ты подумал…

— Я подумал, что неплохо бы иметь еще какой-то инструмент под рукой. Что-нибудь металлическое, с острием…

— Заодно — и подходящее орудие для защиты?



Не дожидаясь ответа, фермер направился к большому металлическому шкафу. Он отпер замок своим ключом. Что-то звякнуло; повернувшись ко мне, Джек продемонстрировал «пробойник» — сделанный уже не из дерева, а из куска арматуры.

— Вот такой?

— Да, Джек… такой инструмент не помешал бы.

Фермер криво усмехнулся.

— Пару лет назад у нас был несчастный случай… Не на этой ферме, а на соседней — я ею владею на паях с племянниками.

— Несчастный случай?

— Один работник всадил острие в ногу напарника… Они оба были неосторожны.

— Жуть, — пробормотал я.

— Острие насквозь прошило кроссовку… и всю стопу на подъеме. — Фермер положил металлический пробойник обратно в шкаф. — Такие происшествия периодически случаются и на других фермах. Так

Книга Мост Её Величества: отзывы читателей