Закладки

Мост Её Величества читать онлайн

что мне пришло в голову.

— Извини, бро, просрочил выплату… В ближайшие дни заложу в известное тебе место. На следующей неделе, ладно?

— Окай, — сказал я.

— Ты что-то давно не звонил, бро.

— Был занят… Пришлось отъехать по делам. А звоню я по делу, бро.

— Понятно… Какое у тебя дело?

— Надо немного поучить плохих парней…

— Поучить хорошим манерам? — Возможно, мне показалось, но в голосе незнакомца прозвучала усмешка. — Ты обратился по адресу, бро.

— Отлично, брат.

— Это кто-то из иностранцев?

— Да, бро… Двое из Украины… Думаю, они нелегалы.

— Так? Другие подробности?

— У них еще есть два дружка… Тоже нелегалы, их земляки.

— Ого… целая банда. Оружие у них есть?

— Кастеты… Дубинки… Возможно — ножи.

— Огнестрельное имеют? Или ты не в курсе?

— Огнестрелов у них нет, — поразмыслив пару секунд, сказал я. — Только холодное оружие, но и его, думаю, прячут.

— Понятно… Где они обитают, бро?

Я назвал адрес, который узнал благодаря соседу поляку.

— Как их зовут? Имена, клички, погоняло?

Я назвал имена всех четверых, уточнив, что «поучить надо» двоих из них.

— Что-нибудь передать им на словах?

— Передай… Передайте, чтобы держались подальше от парней с Оксфорд Авеню!..

— Парней с Оксфорд Авеню? Чтобы забыли навсегда об этих самых парнях?

— Совершенно верно.

— Так… Этого будет достаточно?

— Достаточно.

— Теперь вопрос цены, бро…

Я вздохнул про себя: похоже, мною не все было учтено, когда я решился сделать этот звонок.

— Работа оптовая… — произнес механический голос. — Ты хорошй заказчик… Сделаем скидку…

— Так?

— По штуке за каждого… как обычно. — Субъект, находящийся на противоположном конце линии, на некоторое время замолчал. — Так, бро…

— Я на линии.

— А насколько срочно это надо сделать?

Я воспользовался формулировкой, которую обнаружил в сокращенном виде в записной книжке.

— Тогда еще тысяча фунтов за срочность… Итого, бро — пять штук.

Я прерывисто вздохнул… Откуда у меня пять тысяч фунтов? И даже если бы они у меня были, то на кой хрен мне их тратить, чтобы кто-то поучил кучку бандерлогов хорошим манерам.

— Бро, разве я много заявил?

— Да как сказать, — пробормотал я.

Я уже готов был дать отбой, когда в трубке вновь прозвучал металлический голос.

— Ладно, пусть будет четыре тысячи… — сказал собеседник. — Отнимешь их от моего долга, окей?

— Окей, — сказал я, не веря своим ушам. — Сделаете, значит, что я прошу?

— Конечно, бро… — ответил незнакомец. — Жди новостей.





ГЛАВА 26




День 35-й.



Предрассветный час; мои руки на обнаженных женских бедрах.

Мы движемся в одном ритме, временами ускоряя его частоту, или слегка замедляясь, чтобы продлить сам процесс. Мы сливаемся, сплетаемся, переходим, проникаем друг в друга; пока, наконец, не становимся на короткие — бесконечные — секунды единым целым.

Учащенное дыхание сменилось одним общим протяжным стоном.

Едва успеваю выйти из влажного жадного лона; еще 2–3 секунды, и случилось бы то, что могло бы привести к известным последствиям; а это нам ни к чему.

Некоторое время лежим молча — обнявшись.

— Вот что значит — нормальная кровать… — лениво растягивая слова, полушепотом сказала Татьяна. — Ты как? — спросила она.

— На вершине блаженства, — пробормотал я.

— Я о другом, — супруга слегка толкнула меня локтем.

— А. Все нормально. — Привстав на локте, я бросил скомканное полотенце в сторону небольшой раковины. — Не беспокойся.

— Мы не можем позволить себе юношеских залетов, — прошептала моя рационально мыслящая половина. — Нужно купить несколько упаковок контрацептивов.

— Ага, — тоном впервые познавшего блаженство молодожена сказал я. — Ты восхитительна, душа моя.

— Как твоя спина?

Я прислушался к своим ощущениям.

— Ты знаешь… нормально.

— Уверен?

— Да. — Я сел на разложенном диване. — Думал, будет хуже.

Оглушительно затрезвонил будильник; я в потемках пришлепнул сверху ладонью этого назойливого гада.

— Если ты не против, я первой в душ… За нами машина приезжает чуть раньше, чем ваш вэн.

— По первому пункту — не против. — Я обнял жену; поцеловал в голое плечико. — А вот по второму пункту… Знаешь, у меня есть возражения.

— То есть?

— Ты иди в душ, милая. А я позвоню Джито.



Понятия не имею, когда отдыхает наш «босс», и спит ли он вообще. Когда бы ему ни позвонил — кроме тех дней, которые он провел в «крытой» — Джито всегда на связи.

— Хэй, Arthur?! — прозвучал в трубке его бодрый голос. — Ты, часом, не перепутал мой номер с сотовым Джимми?

— Доброе утро, Джито. У меня дело именно к тебе.

— Так?

— Вчера сорвал спину… не могу разогнуться сегодня.

— Что? Болит спина? Это плохая новость.

— Не смертельно, босс. Но сегодняшний день лучше провести вдали от фарма.

— А как такое могло случиться? И почему ты об этом сообщаешь не Джимми, а мне?

— Вчера Джимми почти весь день держал меня в позиции «забойщика»… Мы занимались посадкой «бимсов». Думаю, ты понимаешь, Джито…

— Хм.

— На сегодня прошу выходной.

— Ладно, Arthur… Я скажу Джимми, чтобы временно заменил тебя кем-то.

— И еще, босс…

— Ну?

— Татьяна тоже просит на сегодня отгул.

— То есть… Tanja не поедет на пакгауз?

— Кто-то же должен поставить меня на ноги?

— Ха-ха… Вижу, ты не теряешь расположения духа.

Несколько секунд в трубке была слышна лишь громкая индусская музыка.

— Окай, — сказал наконец Джито. — Вы оба сегодня свободны.





ГЛАВА 27




Я проснулся от того, что почувствовал на себя чей-то взгляд. И еще… еще от ласкающего обоняние ароматного запаха свежезаваренного «арабико».

Татьяна сидела на краю разложенного дивана; она была одета, волосы ее были уложены, лицо свежее, как будто умытое росой; взгляд направлен на меня.

— Кофе будешь?

— Кофе в постель? — еще не проснувшись окончательно, пробормотал я. — Не откажусь… Извини, я должен был встать раньше тебя. И подать любимой женщине завтрак в постель.

— Ты спал мертвым сном, — улыбнувшись краешком чуть накрашенных губ, сказала жена. — Так что мне пришлось самой делать кофе.

— А сколько времени?

— Половина первого…

— Что? Ночи? — облизнув спекшиеся губы, спросил я.

— Дня. Пятничного дня, — уточнила Татьяна.

Покряхтывая от болей в ноющей пояснице, я поднялся с дивана. Надел шорты, сунул ноги в шлепанцы.

— Что, все же болит спина? — с тревогой спросила жена.

— Все нормально, пройдет.

Татьяна хотела помочь мне собрать диван, — в разложенном виде он занимает половину площади нашей «рум», так что пришлось сдвигать стол в дальний угол — но я справился с этой задачей самостоятельно.

— А ты давно встала?

— Часа два назад… Кофе попьешь? Или сначала в душ?

— Сначала в душ. Упст… А это что такое?



Я уставился на одну из стен — ту, что слева от входа, внешнюю, вплотную к которой у нас обычно приставлен стол.

На дешевых, кремового цвета обоях, поклеенных поверх сложенной из темно-красного кирпича стены, белым мелком нарисован чуть вытянутый к верху прямоугольник. Его размеры соответствуют размерам оконного проема; сам он перечеркнут вертикальной и горизонтальной линиями, что еще больше делает его походящим на оконную раму.

В нижней части двумя короткими косыми и одной длинной горизонтальной линией прорисован подоконник.

В левой верхней части «оконной рамы» мелком оранжевого цвета нарисован круг с расходящимися от него черточками-лучами — солнце.

В правой нижней четверти изображено некое существо, явно относящееся к кошачьему племени. Голова «кошки» — устроившейся на нарисованном подоконнике — развернута в нашу сторону. Несколько суженные, напоминающие по форме символ «Уаджет», он же «Всевидящий глаз», он же «око Ра», он же «око Тота», глаза этого существа прорисованы белым мелком. В зауженных по горизонтали глазах нарисованного существа — вместо зрачков — горят оранжевые точечки.

Я удивленно посмотрел на жену.

— А почему кошка синяя?

— Вообще-то — черная. И это не кошка, а кот.

— Вот как?

— Не нашлось уголька, пришлось рисовать тем, что есть.

— А где взяла мелки?

— У англика. Вернее, Энтони мне показал как-то, где они лежат.

— И где они лежат?

— На кухне, в одном из нижних ящиков.

Я вновь уставился на образчик «настенной живописи», появившийся здесь за то время, пока я отсыпался. Очумело качнул головой; в какой-то момент показалось, что существо, устроившееся на нарисованном подоконнике нарисованного женой окна, мне слегка подмигнуло.

— Это, должно быть, space-cat? Инопланетный космический кот?

— Я еще не решила. — Жена передала мне пакет с туалетными принадлежностями. — Когда примешь душ и переоденешься, позавтракаем. А потом…

— А потом?..

— Сходим в парк, прогуляемся, подышим свежим воздухом, раз уж выдался выходной. И заодно поговорим о наших делах.



Мы устроились на лавочке в одном из тихих уголков East Park, называемого также парком Эндрюса.

Половина третьего пополудни; вся округа залита мягким солнечным светом. Этот парк — как и большинство английских парков — весьма ухожен. На лужайках, расположившись прямо на изумрудной травке, отдыхают компании молодых и не очень молодых людей. Впрочем, здесь довольно и таких, кто предпочитает одиночество — кто-то читает книгу, кто-то загорает, а кто-то, расстелив полотенце или коврик, дремлет. Много иностранных туристов. Хватает и таких, кто, подобно нам с Татьяной, приехал в эти места поискать работу, порешать какие-то свои проблемы.

По дороге мы заглянули в маркет; купили бутылку белого сухого Chardonnay. С собой у нас также коробка с сэндвичами; пластиковые стаканчики и штопор мы взяли на кухне.

Небо очистилось от набежавших было тучек; лишь на юге, в направлении залива Солент и острова Уайт, синева разбавлена полосами смахивающей на белую кисею облачности. Когда выходили из дому, столбик термометра, установленного снаружи кухонного окна, показывал +23. Одеты мы легко, по-летнему — шорты, майка, сандалии; но, с учетом переменчивого нрава местного климата, захватили с собой также пару ветровок.



Мы пригубили из стаканчиков вино. С момента нашего появления здесь, в этом уголке парка, за каждым нашим движением следит юркая рыжая белка. Татьяна передала мне сэндвич с ветчиной и сыром. Отломила кусок от другого бутерброда; положила угощение на небольшой валун, лежащий шагах в четырех от скамьи. Едва успела отвернуться, как белка

Книга Мост Её Величества: отзывы читателей