Закладки

Мост Её Величества читать онлайн

уже метнулась в ту сторону; спустя мгновение, схватив передними лапками подношение, принялась лакомиться человеческой едой.

— Британцы — лучшие в мире садовники, — сказала Татьяна. — Поражаюсь их умению культивировать те виды растений, которые в нашей климатической зоне, как правило, не приживаются.

— Англичане большие специалисты не только по флоре, но и по фауне. Человеческой фауне, — уточнил я, прожевав кусок сэндвича. — Кого здесь только не встретишь… Вот уж, воистину — «всякой твари по паре». И каждому находится какое-то местечко.

— Почему я решила отправиться в Англию… — задумчиво произнесла Татьяна. — Причин несколько. И одна из них — финансовая.



Я слушал внимательно, не перебивая. И лишь когда Татьяна закончила свой рассказ, решился задать несколько вопросов.

— Таня, почему ты мне не рассказала, что тебе пришлось закрыть салон?

— Не просто закрыть, а уйти оттуда с серьезным «минусом». — Мы отпили каждый из своего стаканчика. — Пришлось рассчитать троих продавщиц… Оборудование салона, которое я приобрела прошлой осенью…

— Да, я помню.

— Так вот, его некуда было вывезти. Не в квартиру же ставить все эти стеллажи, витрины и столы?

Жена, чуть повернувшись, посмотрела на меня.

— Пришлось продать за полцены — с учетом срочности.

— Понятно… Но… Но мне-то ты могла сказать, что администрация торгового центра тебя, по сути, «кинула»?

— И что бы это изменило, Артур? — Татьяна, глядя куда-то в сторону, грустно улыбнулась. — К тому же, ты пребывал в «творческом процессе»… как обычно.

— Прости, — сказал я. — Ты права… Я за последние год или два совсем оторвался от жизни.

— Ну и вот… возник долг. Я ведь брала кредит на оборудование… с расчетом, что за год или полтора удастся отбить эту инвестицию.

— Да, я припоминаю что-то… Эммм… — Я потянулся за пачкой сигарет. — Напомни, сколько денег дал банк?

— В банке мне ссуду не дали.

— Хм… А кто дал деньги?

— Один знакомый. Кредит валютный — семь с половиной тысяч долларов. Сроком на два года.

— Так… — Я прикурил две сигареты, одну передал Татьяне. — Под какой процент?

— Процент минимальный, символический. Но ежемесячно я должна отдавать ему пропорциональную сумму, уменьшая основное «тело долга». Примерно триста пятьдесят долларов в месяц.

— Интересно, что за «знакомый» ссудил деньгами почти без процентов? По нашим временам это диковинка.

— Так… мужчина один.

— Кто? Я его знаю?

— Вряд ли.

— У тебя было что-то с ним?

— Давно. И это был эпизод.

— Когда именно — «давно»?

— Это было в тот период, когда мы с тобой решили развестись.

— Имеется в виду наш первый развод?

— Да.

— Значит, ты с ним поддерживала отношения?

— Не в том смысле, что тебе подсказывает твоё богатое воображение.

— Мое воображение отказывает мне с того момента, как я высадился в Хитроу. — Я аккуратно затушил окурок и бросил его в ближайшую урну. — Жизнь оказалась настолько богатой на неожиданности, что нет необходимости генерировать фантазмы… Чего хотел от тебя этот твой знакомый?

— Хотел помочь.

— И все? Он что, добрый самаритянин?

— Вряд ли. — Татьяна бросила на меня внимательный взгляд. — Он несколько раз предлагал, чтобы я ушла к нему… «Ты с этим своим писателем пропадешь» — это его слова.

Я ощутил, как к лицу прихлынула кровь.

— А ты, — спросил я чужим голосом. — Что ты ему на это сказала?

— Догадайся сам. — Татьяна сдержанно улыбнулась. — Как видишь, я здесь, с тобой — пью вино, кормлю белок… а не с кем-то еще.



Некоторое время мы молчали; но молчание это не было тягостным для нас, как это бывает, когда уже нечего сказать друг другу.

— Я выручила за оборудование две с половиной тысячи, — сказала Татьяна. — Эти деньги отдала их владельцу… так что треть долга я погасила.

— Осталось пять тысяч… или чуть больше?

— Да.

— Надо отдать… вернуть до последнего цента. И как можно быстрее.

— А где взять такую сумму? Есть ведь еще твои долги. То, что ты взял у Николая.

— Это я самому себе сказал, Таня.

— А. Я-то думала, что ты со мной разговариваешь.

Я взял ее ладонь в руку, поцеловал.

— Не обижайся на меня… Я вел себя, как конченный идиот… как эгоист. Наворотил кучу дел… Но теперь постараюсь все исправить.

— Ты не идиот, Артур. — Татьяна грустно улыбнулась. — Ты писатель. И ты такой, какой есть… Кстати, хотела у тебя спросить.

— Да?

— Тебя не тянет… к твоим этим занятиям?

— То есть?

— Ну… Имею в виду писательское дело.

— А. — Я рассмеялся. — Нисколько.

— Не верю.

— Нет, правда. Ты знаешь, я даже… гм… — Я помолчал, подбирая нужные слова. — Я даже счастлив сейчас, как ни странно это звучит.

— Что, разве легче работать на пакгаузе сутки напролет, или ломать спину в поле, чем писать книги?

— На данный момент времени — да. Я говорю чистую правду: меня сейчас нисколько не хочется заниматься созданием текстов. Не тянет; и даже мыслей в этом направлении нет никаких.

— Ну, ну, — Татьяна усмехнулась. — Посмотрим, как долго ты продержишься.



Белка привела еще пару своих подружек; мы угостили остатками ланча и их, и стайку слетевшихся к нам голубей.

Я разлил вино по стаканчикам.

— Таня, а что произошло сразу после твоего приезда? Что за беда такая стряслась?

— Попала под «разводку», — нехотя произнесла жена. — Знакомая… та, которая агитировала меня насчет поездки в Англию… я с ней, кстати, на курсах флористов училась… так вот, она свела меня с одним субъектом, который занимается посредничеством в плане трудоустройства за рубежом.

— Так.

— Еще когда была дома, поговорила по телефону с потенциальным работодателем…

— Телефон его дал этот вот тип?

— Он сам набрал номер.

— Хм.

— Я поговорила с тем мужчиной… Англичанин, вежливо так разговаривал. Спросил, есть ли у меня сертификат флориста, имею ли опыт работы, что вообще умею делать в профессиональном плане.

— И у тебя не возникло никаких подозрений?

— Никаких… В противном случае я бы не отправилась в поездку.

— Потом ты заплатила посреднику его гонорар?..

— Уже в Лондоне — он приехал в «Хитроу». Заплатила, когда еще раз переговорили по телефону, и англик подтвердил, что ждет, а также назвал адрес.

— Что обещали?

— Двухнедельные курсы… Параллельно с работой на цветочном пакгаузе. Потом… максимум, в течение месяца обещали трудоустроить в один из цветочных салонов — здесь, в Саутгемптоне.

— Какую зарплату посулили?

— Двести пятьдесят фунтов в неделю. Плюс бонусы, если будут привлекать к изготовлению сложных букетов и декорированию залов и помещений.

— И что случилось?

На лице Татьяны появилась брезгливая гримаса.

— Этот англик оказался форменной скотиной… Да, он работает на цветочном пакгаузе — старшим супервайзером. Но даже для того, чтобы иметь постоянную работу на этом долбанном пакгаузе, надо было…

Не дождавшись продолжения, я спросил:

— Как зовут этого посредника? Ты сохранила номер его мобильного?

— Зачем тебе?

— И этого супервайзера с «цветочного» заодно… Его номер тоже у тебя, наверное, записан?

Татьяна медленно покачала головой.

— Это ни к чему, Артур.

— Это нужно мне.

Она вновь покачала головой.

— Давай пока не будем об этом, ладно?

— Ладно, — сказал я. — Извини, что затронул эту неприятную для тебя тему.



— Почему ты решил взять выходной? — спросила спустя некоторое время Татьяна. — Ты же сам недавно говорил, что мы не можем позволить себе «бездельничать»?..

— Это я про себя говорил. Тебе вовсе не обязательно рвать жилы. Более того, я бы хотел, чтобы ты сбавила темп… Ты и так слишком много работаешь.

— Со мной все в порядке, — сказала Татьяна. — Хочется подзаработать, а для этого нужно трудиться нам обоим. Тем более, что еще и приятель повис у нас на бюджете мертвым грузом…

— Он вносит какие-то деньги в «общак»?

— Два раза по двадцать фунтов, вот весь его вклад.

— Хм…

— Так почему мы сегодня не на работе?

— Ситуация поменялась, — сказал я. — Полагаю, нам все же придется уходить от Джито.

— К Сундеру?

— К нему, или к другому «боссу».

— Это из-за Джимми? — Татьяна вдруг усмехнулась — Никогда не думала, что за мной будет волочиться какой-то индус… Ему что, молоденьких девушек мало?

— Вот же урод…

— Ладно, не заводись. Это даже в некоторой степени забавно… Индус втюрился в белую женщину. — Татьяна рассмеялась. — Чем не сюжет для «болливудского» фильма?

— Он вроде бы из «пеньяби»… Впрочем, я слышал, что он родился уже здесь, в Англии.

— Он и ведет себя, как англик.

— Борзый мужик, — угрюмо сказал я. — Но дело не только в нем.

— А что еще?

— Бандерлоги. Их уже четверо в бригаде.

— Вот как.

— Ведут себя нагло, вызывающе… — Я решил не говорить об их финансовых требованиях. — Короче, все очень не просто.

— Значит, нужно уходить от Джито, — спокойным тоном сказала Татьяна. — Тем более, что у него самые низкие почасовые расценки. Вэны, на которых нас возят…

— Древние, как дерьмо мамонта. На таком транспорте даже скот возить нельзя, не то, что людей.

— Да, ты прав, надо уходить, — сказала Татьяна. — Джито постоянно недоплачивает — по десять-двадцать фунтов каждую неделю зажимает… Сейчас-то не страшно уходить; кое-что мы тут уже разнюхали, так что не пропадем.

— Выходить из дела надо тоже с умом.

— Что ты имеешь в виду?

— Джито, как правило, «кидает» тех, кто от него уходит. Он не выплачивает зарплату за текущую неделю, а то и две. И если мы решим менять босса, должны принимать это обстоятельство во внимание.

— А откуда ты знаешь?

Я узнал об этой особенности нашего нынешнего работодателя из записей в одной из тетрадей. Но говорить об этом Татьяне не стал — у нее и без этих моих небольших «тайн» хватает, о чем тревожиться.

— Кто-то из арбайтеров рассказал по случаю.

— Я тоже слышала, что Джито «кидает» практически всех при финальном расчете.

Книга Мост Её Величества: отзывы читателей