Закладки

Мне бы в небо читать онлайн

Вечер сентиментальных дурочек объявляю открытым.

– Я люблю быть сентиментальной.

Раздался звонок в дверь. Валери пошла встречать Луиса, я воспользовалась минуткой одиночества, чтобы проверить свой телефон. Он по-прежнему молчал. Уже который день… не знаю, я давно потеряла счет времени. Кажется, я вдруг стала ненужной человеку, который неделю назад готов был жениться на мне. И все-таки… мне хотелось услышать его спокойный, ровный голос, слишком мягкий для такого строгого человека как он. Тоска по чему-то родному, забытому за много километров отсюда, не отступала.

В комнату вошел Луис, за ним Валери. А через секунду в дверях возникла фигура Франца.

– У нас еще гости, – объявила Валери.

– Как относишься к трагичным, романтичным фильмам? – спросила я у Франца, тем самым обратив его внимание со стен на себя.

– Подозрительно, – ответил он, задорно подмигнув мне.

– Скукотище… – протянул Луис, упав на мягкий диван,– я думал, мы ужасы будем смотреть.

– Нам сегодня охота поплакать, – Валери села рядом с братом, – подвинься, эгоистичная блондинка.

– За что мне такое наказание, – Луис с недовольным лицом уступил сестре свое место, – я не заслужил.

Валери закатила глаза и отобрала из рук брата подушку. Я включила фильм и села на пушистый ковер рядом с Францем.

– Тебе удобно? – поинтересовалась я у парня, заметив, как он пытается удобно устроить голову, облокотившись на ноги Луиса, свисавшие с дивана.

– Да, – коротко ответил он.



Темную комнату освещал яркий свет от телевизора, который падал на красивое лицо рядом сидящего парня. Я поймала себя на мысли, что уже час смотрю не в том направлении, в котором следовало бы… мой взгляд, независимо от воли, каждые две минуты замирал на лице Франца. Я любовалась его профилем, мимикой. Он часто хмурился, морщил нос, облизывал языком сухие губы. У него дергались брови… они скользили то вверх, то вниз по глубокому лбу, на котором появлялись заметные морщинки. Как только он замечал мой взгляд, а это случалось много раз, я отворачивалась к телевизору и делала вид, что погружена в сюжет «Титаника». И теперь я чувствовала, как он скользит взглядом по моему лицу, шее, открытым плечам. Мне до дрожи в теле хотелось положить свою ладонь на его руку, которая лежала возле моего бедра и иногда прикасалась к коже… вызывала по всему моему телу импульсы тока.



Я только заметила, что Валери заснула, положив голову на плечо брата. Глаза Луиса тоже были закрыты, но веки все еще дергались от неглубокого сна. Через некоторое время раздался еле слышный храп, который рассмешил нас с Францем. Мы переглянулись, словно сообщники, и когда Луис храпнул громче, прыснули от смеха.

– Вряд ли получится досмотреть фильм, – сказал Франц шепотом, – мы просто ничего не услышим из-за храпа этого парня.

– Я не знала, что он храпит.

– Еще как храпит.... мне приходилось ночевать с ним в детстве. Да и сейчас ничего не изменилось. Иногда Луис заваливается ко мне домой и ночует в моей комнате.

– Как мило, – я усмехнулась, – может, ему не хватает ласки и тепла?

– И я как всегда крайний. Что-то вроде подушки для нытья.

– Странно… мне казалось, что мужчины никогда не чувствуют острую нехватку женской ласки.

– Поверь, ты ошибалась. Луис вообще исключение из всех правил, – Франц провел пальцами по нижней губе, – он переживает из-за того, что ни с кем не встречается.

– Я бы радовалась вместо него, – вдруг сказала я, – отношения только лишних проблем в жизни прибавляют.

Парня удивило мое внезапное откровение. Он замолчал на некоторое время и уставился в экран телевизора. Я подумала, что выдала лишнюю, ненужную информацию, и тоже замолчала.

– Аврора?

– Да? – я посмотрела на Франца.

– Ты очень красивая, когда улыбаешься.

Я на миг растерялась. Наши лица оказались совсем рядом, и пальцы Франца снова коснулись моего бедра. Я прерывисто дышала ему в висок… меня обвеяло его теплым дыханием. Как только его губы коснулись моей щеки, я закрыла глаза, и почувствовала, как сердце уходит в пятки. Мы не двигались… словно боялись спугнуть это прекрасное мгновение, которое овладело нашими сердцами.

Испугавшись собственных ощущений, я отстранилась от него. Провела пальцами по своей щеке… остановилась на том месте, где кожа все еще пылала от прикосновения его губ.

– Аврора – тяжело выдохнул он, – мне уйти?

Я в полном замешательстве пожала плечами. Франц, возможно, расценив мой жест как нежелание больше находиться рядом с ним, сорвался со своего места и быстрыми шагами вышел из комнаты. Через минуту, опомнившись, я побежала за ним, догнала его в коридоре. Он стоял ко мне спиной, я неуверенно приблизилась к нему и коснулась своей ладонью его плеча. Он повернулся и осторожно взял мою руку. Смотрел на меня взглядом, излучающим.. влюбленность. Я не могла ошибаться, в этот момент мне казалось, что человек, стоящий напротив влюблен… влюблен безмерно, и всем своим существом находится в плену желаний и эмоций. Никто не смотрел так на меня, никогда не смотрел. Я тонула в омуте его пленительных глаз и при этом старалась разбудить свой рассудок, но он крепко спал, оставив эту страницу моей жизни на заполнение сердцу.

– Мне нужно уйти… – снова сказал он, и на этот раз ушел, оставив меня одну, наедине с потоком нескончаемых мыслей, атакующих мою голову. Я видела, с каким трудом он уходил, все в нем хотело остаться рядом со мной в эту ночь. И все во мне хотело быть рядом с ним…

Я вернулась в гостиную, выключила телевизор, накрыла Луиса и Валери пледом. И ушла в свою комнату. Мысли еще долгое время не давали заснуть, они кружились, словно стаи птиц над комнатой, будили тревогу в моем сердце.

В эту ночь я писала книгу. Мои глаза устали от бледного света монитора, но пальцы, не переставая, бегали по клавиатуре. Хотелось излить душу, до последней капли, оставить в себе одну лишь пустоту. Хотелось выплеснуть все чувства, которые зарождались в глубине моей души наружу… избавиться от них. Эти чувства внушали лишь тревогу и ничего кроме нее.



Утро разбудило меня шумом колыхающихся волн и уже привычными запахами моря. Я позволила своему расслабленному после долгого сна телу еще некоторое время мять белоснежные простыни, купаться в тепле солнечного света.

Окна моей комнаты выходили на побережье, переполненное причалившими судами и людьми. Среди них были торговцы, туристы, местные жители, решившие с утра прогуляться по рынку и купить свежих морепродуктов. Во всем этом чувствовалась какая-то суета, не характерная для деревни. А может, в этом спокойном течении жизни я совсем отвыкла от шумной толпы, и сегодняшнее выходное утро показалось мне более многолюдным, чем обычно.

Я закутала свое тело в одеяло и поднялась с постели. Сделала несколько шагов по гладким деревянным доскам, недолго любовалась рассветом, стоя возле больших окон. Мне показалось, что в воздухе витал еле уловимый аромат полевых цветов. Я вдохнула его в легкие… немного откинув голову назад, и в поле моего зрения попал большой букет ромашек, еле поместившийся в прозрачную, стеклянную вазу. Он стоял на полу, рядом с письменным столом. Я протерла глаза, пытаясь прогнать сонливость, еще не покинувшую меня, и подошла к вазе с цветами. Мои пальцы коснулись нежных, белых лепестков ромашки… любимые цветы, еще с самого детства.

Когда я была маленькой, один летний месяц, к своему большому удовольствию, проводила в деревне у бабушки. Помню, как после купания в речке, мы с девочками возвращались домой через большое ромашковое поле. И каждый раз не могли удержаться от соблазна нарвать себе вкусно пахнущий букет. Помню, как, будучи маленькой девочкой с копной темно-каштановых волос, играла с подружками в свадьбу. Меня всегда наряжали невестой, покрывали голову куском кружевной занавески, которую одна из нас принесла из дома. А в руке я держала большой букет из маленьких, белых цветов. Тогда хотелось поскорее вырасти, выйти замуж и почувствовать себя настоящей невестой. А теперь, когда до детских мечтаний всего рукой подать, что-то во мне сломалось.

Забыла подумать о том, откуда в комнате могли взяться эти родные сердцу ромашки. И тут на глаза попался маленький конверт, спрятанный среди цветов. «Неужели Франц…» – с волнением подумала я, взяв в руки конверт и достав из него исписанную аккуратным почерком карточку.



Каждый мой день пуст без тебя.

И нет смысла жить, если ты не рядом.

Ты все знаешь сама. Возвращайся.



Гай.



В этот момент я испытала странное чувство, незнакомое мне ранее; чувство облегчения и радости, разбавленное горьким разочарованием и обидой. Я выдохнула, прочувствовав, как каждая частичка меня купается в спокойствии… и вдохнула, в миг ощутив напряжение во всем теле. Что-то невероятное происходило в моем сознании, что-то немыслимое.

Цветы были от него. Я не могла сомневаться в этом, тем более что на карточке были четко выведены три буквы его имени. Конечно, ромашки… он знает, как я их люблю. Он хорошо знаком с историями из моего детства, с мечтами маленькой чудесной девочки.

Дверь скрипнула, и этот неприятный звук предупредил, что в комнате я не одна. Еще с порога мама воскликнула:

– Какой букет! Очаровательно!

– Ты уже знаешь, от кого он? – спросила я у нее, сложив карточку обратно в конверт.

– Догадалась утром, когда забирала его у курьера. Красивый букет, очень!

– Мои любимые ромашки.

– Только Гай способен на такое. Замечательный мужчина.

– Ты думаешь, другие мужчины не дарят цветов? – я лукаво улыбнулась, стараясь скрыть от матери свои противоречивые чувства, которые так и рвались из меня наружу.

– Конечно, дарят, – сказала она, обойдя букет и любуясь им, – но не все… и далеко не каждый мужчина знает, какие цветы у его женщины любимые. Знает и помнит об этом. Большинство дарят, потому что так хочется спутнице или потому что нашелся повод. Нет в этом никакой романтики. Мужчина сам должен захотеть подарить цветы, понимаешь? Этот


Книга Мне бы в небо: отзывы читателей