Закладки

Наше будущее читать онлайн

потягивая «гаторад»[9]и наблюдая за Коди, болтающим с высокой загорелой девочкой из другой команды. Они стоят очень близко, смеясь и то и дело касаясь руки друг друга. В команде ходят слухи, что Коди – настоящий жеребец.

Я никогда еще не занималась сексом. Дело не в том, что я жду какой-то любви, поскольку вообще неизвестно, случится она или нет. Просто мне всегда казалось, что это означает отдать слишком много себя какому-то парню. Кому-нибудь вроде Грэма. Мне точно не хотелось бы потерять невинность с Грэмом. Но Коди – совсем другое дело. Если бы мы стали встречаться, я смогла бы представить себе ситуацию, когда не захотела бы останавливать его. Он просто роскошный.

– Соревнования закончились? – Грэм плюхается на траву рядом со мной. На нем голубые шорты и белая майка, которую он всегда надевает, когда идет заниматься на тренажерах. Он вспотел, и его бритая голова влажно поблескивает.

– Только что, – отвечаю я, вытягивая ноги перед собой и наклоняясь, чтобы достать лбом колени. – Мы победили.

– Ты такая гибкая, – говорит он. – Всякие мысли в голову приходят.

Наверное, он просто подвернулся мне, когда у меня плохое настроение, но я резко выпрямляюсь:

– Вечно ты лезешь с этими своими мыслями.

– С какими мыслями?

– Сам знаешь, с какими.

Грэм пожимает плечами:

– Слушай, все мои друганы собрались на бейсбольной площадке. Хочешь с нами?

Я оглядываюсь в поисках Джоша и Тайсона, надеясь, что они вызволят меня из этой ситуации. В принципе, мы ни о чем не договаривались, но я думала, что мы встретимся, я подвезу Джоша домой и мы проверим мой компьютер.

Я снова бросаю взгляд на Коди. Он все еще стоит рядом с той девчонкой, только сейчас что-то быстро пишет в блокноте. Потом вырывает листок и протягивает ей. Она улыбается и обнимает его на прощание, дольше, чем нужно, задержав руку у него на спине. Они точно будут заниматься сексом.

– Идем, – говорю я Грэму, хватаю спортивную сумку и поднимаюсь на ноги. – Пошли.

Приятели Грэма уже разошлись, поэтому мы усаживаемся на деревянную скамейку рядом с площадкой. Я опускаю голову ему на колени, пальцы Грэма забираются под мою рубашку, пытаясь добраться до спортивного бюстгальтера, а я постоянно отпихиваю его руки.

– Я вся в поту после забега, – говорю.

– Не страшно. Мне нравится, когда ты такая разгоряченная после соревнований.

Я снова отталкиваю его руку. На мне оранжевый сетчатый топ с гепардом на груди и черные шорты, потертые и потрепанные за годы носки.

В данный момент я совершенно не чувствую себя привлекательной. Может быть, я все еще сильно уставшая после вчерашнего вечера. А может, это потому, что никак не могу избавиться от мыслей об Эмме Нельсон Джонс: неужели я на самом деле превращусь в эту недовольную жизнью женщину, муж которой предпочитает не возвращаться домой?

Грэм снова засовывает руку мне под рубашку:

– У тебя потрясающий живот и очень сексуальный пупок.

Может, меня не ждет в жизни ничего лучше этого?

На этот раз, когда пальцы Грэма касаются лифчика, я не отталкиваю его. Я сажусь, прижимаюсь к нему, и мы начинаем целоваться. Его пальцы забираются под бюстгальтер, и я оглядываюсь, чтобы убедиться, что вокруг никого нет.

И вижу Джоша. Он стоит замерев, как вкопанный, посреди площадки. Я отстраняюсь от Грэма и поправляю рубашку, но слишком поздно: Джош уже бежит прочь.





12://Джош




Это все Тайсон виноват! Он никак не мог заткнуться насчет Сидни Миллз, и в результате я решил, что лучше поскорее найти Эмму и вернуться к ее компьютеру. Я оставил скейт Тайсону и пошел на поиски Эммы. На беговой дорожке ее уже не было, но Руби Дженкинс сказала, что видела, как Эмма шла в сторону бейсбольных площадок.

Вот только Руби не сказала, что с Эммой был Грэм. Иначе я никогда не пошел бы туда.

А так я преспокойно вышел на площадку, оглядываясь кругом, и тут же увидел Эмму. Ее голова лежала на коленях у Грэма, он низко наклонился, было похоже, что они о чем-то говорят. Я уж было подумал, что она наконец-то решила объясниться и расстаться с ним.

Как вдруг она села и начала целовать его, а он засунул руку ей под рубашку.

Какого черта? Что она делала? Это она так, что ли, отказывает парню? Мне она отказала совсем по-другому.

Эмма заметила меня раньше, чем я успел отвернуться, и какое-то мгновение мы смотрели друг другу в глаза. Не знаю, что чувствовала она, но меня переполняло отвращение.

Я помчался прочь через стадион, чувствуя, что мне хочется завопить, или что-то пнуть, или вышибить из Грэма дух.

– Ну что, ты нашел ее? – спросила Руби, когда я пробегал мимо бегового стадиона.

– Ее там нет! – крикнул я на ходу.

До парковки я добрался, совсем запыхавшись. Тайсон сидел на бордюре, с восхищением разглядывая мой последний рисунок на скейте: Марвина Марсианина.

– Так Эмма нас подвезет? – спросил он.

– Нет. Пошли отсюда.

Он протянул руку, и я помог ему встать.

– А можешь и мне что-нибудь такое нарисовать? – спросил он. – Например, Йосемита Сэма?

Я берусь за один из цементных блоков и волоку его на место:

– Поможешь мне с этим?

Тайсон поднимает другой конец блока, и вдвоем мы устанавливаем его на прежнее место.

– Слушай, у меня есть к тебе вопрос, – говорит Тайсон. – Может, в один прекрасный день ты сможешь на него ответить.

– Ты мне пока помоги второй блок дотащить.

Мы беремся за концы блока и перетаскиваем его на положенное место рядом с первым.

– А вопрос у меня такой, – Тайсон отряхивает пыль с рук, – и я очень хочу, чтобы ты нашел на него ответ: сиськи у Сидни настоящие или за них заплатили ее родители? Не то чтобы меня это волновало, они мне в любом случае нравятся. Просто интересно.

Если бы цементный блок уже не стоял на своем месте, я уронил бы его Тайсону на ногу.





13://Эмма




По дороге домой я на полную мощность врубаю последний диск Дэйва Мэттьюса. В моей машине нет CD-плеера, так что в прошлом месяце я купила кассету с записью. Я слушаю, как Дэйв поет «Crash into Me», но песня неспособна заглушить мои мысли. Я думаю о том, что произошло на бейсбольном поле. Джош увидел, как Грэм лапает меня. А Грэм вообще не понял, в чем дело, только провел рукой по своему обритому черепу и заявил:

– Можно подумать, он никогда не видел, как люди целуются.

Я отпихнула его и побежала к раздевалке за рюкзаком и одеждой, а потом на парковку, надеясь найти там Тайсона и Джоша.

Но их уже не было.

Подъезжая к дому, я бросаю взгляд на дом Джоша. Но даже если он дома, я никогда не смогу пойти и постучать в его дверь. Да, мы хотели вместе посмотреть сайт после соревнований, но теперь все планы полетели к черту.

Я оставляю футляр с саксофоном у лестницы и направляюсь на кухню, чтобы наскоро умыть лицо. Мама оставила возле раковины записку, чтобы я нагрела духовку и поставила туда запеканку из макарон с сыром. Когда я включаю печь, замечаю на столе еще один листок бумаги, на котором написано MrsMartinNichols@aol.com. Похоже, она наконец-то придумала себе электронный адрес. Там же указан пароль: ЭммаМэри.

Я ставлю противень с макаронами в духовку и поднимаюсь в свою комнату. Вхожу в систему и добавляю почту матери в список. Потом на всякий случай проверяю, не может ли она зайти на «Фейсбук» под своим паролем, но в ее «избранном» сайт отсутствует.

Я выхожу из системы и с облегчением плюхаюсь в кресло. Наш секрет в безопасности. Но я по-прежнему не имею ни малейшего понятия, что это за сайт, и у меня мало шансов разобраться в этом, пока не придет Джош.

А он теперь вообще никогда не придет.

Я поудобнее устраиваюсь в круглом кресле-папасан и принимаюсь за домашние задания. Из кухни тянет вкусным запахом еды. Через какое-то время возвращаются мама с Мартином и зовут меня вниз обедать.

Я всегда считала, что макароны с сыром – это самая приятная домашняя еда. Похоже, я и через пятнадцать лет буду думать так же, но сегодня макароны застревают у меня в горле. Может, это оттого, что они из цельнозерновой муки, как мама гордо объясняет Мартину, а может, даже самая любимая еда неспособна меня сейчас утешить.

Поев, мы моем посуду, а потом мама с Мартином отправляются дальше громить ванную на первом этаже. Они врубают Led Zeppelin на полную громкость и сбивают старую плитку при помощи молотка и долота. Я наливаю стакан воды и поднимаюсь к себе в комнату.

Мне жаль, что Джош видел, как Грэм залез мне под лифчик, но, вообще-то, я имею право целовать кого хочу. Тем более что мы с Грэмом уже какое-то время встречаемся, так что повода считать меня шлюшкой у Джоша нет. Но я все равно чувствую себя ужасно. Особенно из-за того, что произошло в прошлом ноябре.

Мы большой компанией пошли смотреть «Историю игрушек», она как раз тогда только вышла. Заняли целый ряд. Я сидела рядом с Джошем и, когда там появились эти жутковатые игрушки Сида, уткнулась лицом ему в плечо. Мне всегда нравился запах Джоша: он напоминает мне о деревьях и об озере. Большая часть приятелей отправилась после фильма по домам, но Келлан, Тайсон, Джош и я пошли на кладбище, навестить могилу матери Тайсона. Она умерла, когда он был совсем маленький, и, сколько я себя помню, он постоянно заходит на кладбище: положить цветы на ее могилу или просто побыть с ней. Келлан и Тайсон пошли прогуляться, а мы с Джошем отправились искать Кларенса и Миллисент. Это была супружеская пара, их имена мы однажды обнаружили на двух соседних надгробиях. Супруги умерли в один день, когда им было уже далеко за девяносто. Нам страшно понравилась мысль, что им ни

Книга Наше будущее: отзывы читателей